Живая Литература

avatar

ВоенлитСказка пр Ёжиков

Марина Шамсутдинова 2018.01.25 20:59 1 0

 

СКАЗКА ПРО ЁЖИКОВ

Жило-было семейство ёжиков. Фамилия у них была родовая – Ёжиковы. В одном лесу жили – плодились и размножались. Переселяясь на новые полянки, собирали жуков, ловили мышей. Охраняли лес от змей и других гадов ползучих. Лес ведь их Родина и дом родной.
Но однажды провели в лесу перепись, решили вы-дать всем ежам документы. Писарь попался странный и видно малограмотный, по злому умыслу али по глупо-сти, но записал он всех ежей по-разному. Одних ёжиков записали Ёжиковыми, других Ижиковыми, а третьих и вовсе Йожиковыми. И пошла у ежей с тех пор свара и ругань. Чей лес, да кто тут раньше жил, а кого сюда ветром занесло.
Йожиковы заявили, что они древнее всех и происходят от американских дикобразов и все ежи мира от них произошли.
Ижиковы доказывали, что все ежи мира – пришлые, а лес принадлежит только им и происходят они от лесных еловых шишек, да и вообще лес этот они посадили и вырастили.
Ёжиковы наоборот говорили, что все мы Йожиковы и Ижиковы и Ёжиковы – одного роду племени и имя у нас общее и лес наш общий, по праву и по совести.
Вот так, пока они друг перед другом спорили, пыжились и гордились, весь лес начал просто кишеть гадами и змеями.
Вместо того, чтобы защищать свой дом, стали Йожиковы со змеями дружбу водить и речи их скользкие слушать.
Ёжиковы остались один на один в этой битве, по-тому что решили Ижиковы под лопухами отсидеться и поглядеть, как оно там дальше выйдет. 
Пируют змеи в лесу и уже вовсю скрещиваются с ежами и новую породу выводят – ЕЖЗМЕЙ. И покрикивают на Ёжиковых – ешь землю, ёж, ешь, коли она твоя, а что не съешь, то нам достанется.
А чтобы ежи меньше понимали друг друга, учат змеи их новому языку – зашипели ежи, зацокали, мы, говорят, со змеями родня – тоже в клубок сворачиваться умеем. А чтобы с голоду не помереть будем теперь Ёжиковых есть. Они нам ни по крови, ни по роду не родст-венники, а обычная пища, нам змеи это быстро объяснили. 
Война идёт в лесу, ежи убивают и едят ежей. Нет больше здесь тёплого и спокойного места и под лопухом не отсидеться… Ну что вы выёживаетесь Ёжиковы, с кем договариваетесь! Шипит лес, под каждым кустом слышно шипение, но не в привычках у ежа отступать… Поэтому подходит он как обычно к змее, хватает за хвост и начинает ёё методично жевать… Бьётся змея, пытается укусить ежа, да не на того напала – колючие у ежа иголки, не прокусишь… много змей, но и ежей немало…
Поэтому методично и спокойно – встал ёж по утру, почистил зубы и схватил очередную змею за хвост. Лес-то кому-то чистить надо.

 
avatar

ВоенлитСамолёт Буран

Марина Шамсутдинова 2018.01.25 20:57 1 0

 

САМОЛЁТ «БУРАН»

Только не сжата полоска одна...:
Н. А. Некрасов

Самолёт не прилетит,
Та страна не повторится,
Салом жирным сталактит
Капает на крылья птице.

Синей птице, где страна,
Словно памятник Надежде,
От побед ослеплена
И не видит то, что между.

Смрад газетной полосы,
По такой не взмоешь в Космос
И в угоду Лао Цзы
Стонем: «Глиняный колосс, мол».

Над «Авророй» белый флаг,
Алый парус сгнил в подвале,
Плаха, звёздочка, ГУЛАГ,
Сказки на ночь тёти Вали.

Кто-то чистит полосу
И однажды так случится
Посреди Страны, в лесу
Сядет раненая птица.

С крыльев птицы отпадёт
Дрянь бездушного пространства,
Приземлится самолёт
Без отчизны, без гражданства.

Посреди враждебных стран,
На одном открытом нерве,
Гордый, справедливый, первый
Сядет самолет «Буран»

22 января 2018

 
avatar

ВоенлитНазад в Светлое будущее

Марина Шамсутдинова 2018.01.25 20:56 0 0

 

 

Выборам 2018 года посвящается. 

НАЗАД В СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

Почему в Новый год мы снова и снова смотрим советские фильмы, с любовью рассматриваем фотографии тех не роскошных лет, слушаем песни?

Потому что новогодние костюмы своими руками, песни можно подпевать, горку лепили всем двором и заливали подкрашенным гуашью снегом с водой… Коллективное, общее, дружеское, надежное.

Вот оно – на экране, за фотографией – наше Светлое Будущее – только руку протяни.

Как будто 27 лет назад кто-то злой совершил в пространственно-временном континиуме непоправимое действо, и мы оказались в иной, поворотной реальности… и надо что-то успеть сделать, чтобы вернутся к точке поворота.

Мы, живя в Светлом Будущем, купились на западные агитки, на страны-витрины, вроде Финляндии, Японии и Южной Кореи, рассованные по нашим границам. Нам хотелось разнообразия. Царство Божие наследуют дети, мы были как дети. Нам столько говорили о добре, счастье, дружбе, любви, радостном труде на всеобщее благо, но искуситель манил попробовать немножко порока… Не случайно мировая история не имеет ни в литературе, ни в живописи, ни в музыке убедительных райских картин, а вот образцов Ада и Преисподней предостаточно… Рай оказался не разнообразным и к тому же – для всех, а так – не интересно. А вдруг удастся урвать побольше… Капитализм – это бег сотен вокруг двух стульев, где усядутся двое, а остальные погибнут. Капитализм – это удобная протестантская религия, в которой Бог награждает богатством при жизни, а если ты беден, то, значит, грешник и заслужил свою нищету.

Тогда, в нашем Светлом Будущем, мы не думали, что квартплата – это что-то существенное, ее иногда вносили за полгода вперед, подумаешь, 5 рублей в месяц при зарплате 180 рублей! Это не 5 тысяч при зарплате в 20 тысяч…

Полки магазинов не ломились от цветных коробок, полуфабрикатов было мало, больше приходилось стоять у плиты, зато еда была настоящая, без скрытых жиров, красителей и соли. Юмористы высмеивали колбасу, в которую якобы добавляли «туалетную бумагу» для объема, а сейчас мы едим колбасу из одной бумаги и красителей, зато ее десятки сортов.

Упаковка была бумажной или стеклянной многоразовой, страна не тонула в ядовитом мусоре.
В любой городской столовой можно было недорого пообедать разнообразными блюдами из мяса, рыбы, купить нарезку из сыра, колбасы… Обеды в заводских столовых стоили иногда смехотворные 10-15 копеек.
Студенты, получая стипендию в 40-50 рублей, могли отметить ее получение в ресторане, оставив там по 5 рублей с человека.

Соки в трехлитровых банках были натуральными, за добавление в них воды, лимонной кислоты и сахара грозили реальные тюремные сроки, нарушение ГОСТов каралось безжалостно.

Дефицит был не только от того, что товара не было, а главным образом от того, что многие могли себе позволить это купить, просто так, сходу.

Очередь за холодильниками, очередь за машинами была, но и у многих на книжке было на машину и на десять холодильников.

А надо было делать как при капитализме, не товаров больше выпускать, а цены поднимать на самую макушку, и красиво все расставлять по полкам… Стоила бы колбаса не 2 рубля 20 копеек за килограмм, а 22 рубля, так лежала бы на полке как миленькая… красиво так, разнообразно… Брали бы ее, как сейчас, по большим праздникам по 300 грамм, а не «по два килограмма в одни руки и больше не занимать»… И автомобиль «москвич» должен был стоить 80 тысяч рублей и продаваться в каждых «Хозтоварах»… Картинка бы тогда была отпадная.

Я вон сейчас на юге живу и вижу, как ящичек с черешней стыдливо продают целый день и никто не ломится покупать ее по 200 руб. кг, а я помню как в Киеве в 1995 году в советском овощном привезли сразу полсотни ящиков с черешней, и улетела она за несколько часов… Вот напряг для продавщицы и для владельца сада! Сначала убери эту прорву деревьев, а потом эти сотни килограмм фасуй по пакетам, правда?
«Ирония судьбы» – фильм про запланированное или неожиданное счастье… Скажу сразу, сейчас такое невозможно, при «тоталитарном совке» можно было, а в свободной капиталистической России нельзя.
Разберем по пунктам.

1. Советские люди мотаются на самолетах между Ленинградом и Москвой, и героя, по ошибке, как багаж, всовывают в самолет… А где простите именные билеты, паспортный контроль. Лукашин перед посадкой должен был пройти через детекторы в одних носках и поставить свой «ценный веник» на ленту.

2. Билет на самолет в Новогоднюю ночь должен стоить целое состояние и не с зарплатой врача или учительницы сейчас его купить… а занял Лукашин у Нади целых 15 рублей, при их невысокой зарплате 160-180 рублей минимум…

3. Надя и Лукашин перед новым годом получили от государства бесплатные двухкомнатные квартиры. Всего-то. Которые обставили типичными мебельными гарнитурами за «семьсот и двадцать сверху».
Убогий быт – скажете вы, у нас сейчас и елки наряднее, и Деды Морозы богаче одеты. А много вы знаете случаев, когда перед новым годом семьи учителей и врачей бесплатно от государства получали ключи от квартир, а тогда ключи к праздникам были обыденным явлением, мои родители свои ключи от квартиры получили к 7 ноября.

Так что же лучше – шикарная елка, фейерверк и иллюминация за миллионы рублей, или миллионы квадратных метров жилья к празднику? Пиар в советское время был не налажен, хвастать даже реальным, а не надуманным было не принято. Пробубнят что-то в программе «Время» и все не заметно как-то проходит… Цеха, да заводы, посевная да уборочная. Создавали себе сотни детских садов и школ, строили новые города и фабрики. Буднично. Работали по стране более 2 тысяч аэродромов, сейчас чуть больше 200. Зато как пиарят сдачу и модернизацию, с какой помпой и харизмой.

В детстве я жила в небольшом сибирском городке на 100 тыс. жителей. В городе работало десять крупных и небольших фабрик и заводов. Были заводы гиганты – Химфарм и Химпром. К ним вела городская трамвайная ветка. В будни большая часть города на трамваях ездила на работу. Город обеспечивал страну высокотехнологичной химией, лекарствами, фанерой, спичками, солью. Для своих нужд работали кирпичный завод и завод ЖБИ, строились новые дома, школы, детские сады. Все, как везде по стране, – бассейны, детские карусели с колесом обозрения, дворцы культуры и кинотеатры.

В девяностые заводы закрыли, обанкротили и разграбили. Двадцать лет никто не латал асфальт, не построено ни одного нового дома. Чем живет народ? Как везде по стране, работает на фейковых рабочих местах, таких мест по стране сейчас миллионы. Это когда твоя зарплата по сути – пособие по безработице, но ты за него что-то немножко делаешь, где-то протираешь штаны, что-то таскаешь на вешалках, какие-то формуляры заполняешь. Сотни тысяч молодых здоровых мужиков что-то охраняют и маются бездельем, отгадывая кроссворды. Развелась армия бухгалтеров, мелких клерков, чиновников, работников ЖКХ. Делай что-нибудь, «хоть подол шубы потри».

В советское время всю зарплату на образовательные учреждения моего стотысячного города выписывала одна бухгалтерия в 30 человек. Сейчас у каждого захудалого бюджетного учреждения есть своя бухгалтерия, которая изводит тонну бумаги, что-то строчит, что-то платит, сочиняет отчеты… все, «типа, при работе и при деле».

Семь миллионов самозанятых, а по простому кое-как самостоятельно обеспечивающих себя людей (огороды, цветмет, пенсия бабушки, подсобное хозяйство). Вся страна на пособии по безработице. Деньги крутятся только в торговле, Армии и в Госзаказах. На госпредприятие не попасть, там анкета нужна, как у космонавта. Обычный человек сидит на зарплату в 15-20 тыс. максимум, и для него эти показатели – средние по стране и региону – просто издевательство.

Сейчас к выборам придумали новое пособие по безработице, выплаты на первого ребенка, может, еще кто родит и немного до 1,5 лет пополучает.

Возвращаюсь к своему родному сибирскому городку и его трамваям. Все было хорошо в советское время, но был один недочет – трамвайная остановка была в 500 метров от железнодорожного вокзала. Народ по утрам бегал с остановки на электричку, а так как предприятия закрылись, многие ездили на электричках в более крупные города – Ангарск и Иркутск. А что новый мэр себе в заслугу поставил? Угадайте? Правильно, разобрал к чертям ненужные уже трамвайные пути к заводам и доложил трамвайные пути… Попросту, чтобы покушать, сварил холодец из собственной ноги… Зато какой пиар, ах, какое удобство свершилось… И фейерверк на открытии нового трамвайного кольца!

Еще к вопросу о пиаре – женщина просила у властей денег на фонд поддержки детей попавших в ДТП, ей отказали… Сейчас политика властей это что? Правильно. Праздники. Чтобы красиво было и отчетные фотографии. Чтобы народные гуляния, памятники котам и пряникам, огурцам и яйцам. Чтобы красивые елочки новогодние, скверики, лавочки и фейерверки… На это никаких денег не жалко.

У нас есть государственная идеология. Мы реставрируем царскую Россию. Вот нам все уши прожужжали Украиной, мол, на историческую преемственность опираются, была в 18-м году какая-то государственность на немецких штыках, и вот уже президент был, Рада была и письменность…

И у нас все тоже самое, Царь-батюшка, Дума и олигархи. Бояре воруют, а Он ни о чём не догадывается – заступник и кормилец. И боится власть нынешняя даже поминать об успехах 70 летнего строительства Великого Социалистического государства, где страна с сохой и необразованным населением, через 24 года своей государственности билась и победила в Великой Отечественной, а через 16 лет после Победы отправила первого человека в Космос, подняла ядерный щит над нашей Родиной, благодаря которому мы живы до сих пор. А ведь это наша настоящая, а не пиарная гордость!

Большевики в октябре 1917 спасли Россию, успев провести свой Антимайдан и скрепив страну верой в Светлое Будущее. Столетие этого поворотного события было замазано «Матильдой» и трёпом о ней. Народ подвержен манипуляциям, геббельсовские эксперименты не канули в небытие, а активно взяты на вооружение капиталистами.

Единственно, что власть сейчас не в силах затоптать, это память о Великой Победе над фашизмом 1945 году. Была попытка в 2012 уравнять эту победу с победой над Наполеоном, не вышло… А потом майдан на Украине, и попытки пришлось приостановить. Русский человек – он добр, отзывчив, великодушен и мужественен. В 1812 году крестьяне валили французов вилами, рогатинами и топорами, ждали послабления от царя, хотели реформ. Кого защищали в первую мировую войну русские солдаты? Дворцы думских олигархов? Чьи-то сахарные заводики и пароходства? Были Брусиловский прорыв, «атака мертвецов», но беда была и за спиной и перед глазами. Как у Салтыкова-Щедрина: «На тебе пятак на водку и веселись, мужичина»…
В музее московского метрополитена в 2011 году я видела любопытный документ – многократный отказ царской Думой от проекта строительства Московского метрополитена. Причина банальна – тогдашние олигархи, заседавшие в Думе, опасались за судьбу своих особняков в центре столицы, а вдруг провалятся в шахту. Зачем этот прогресс нужен. Мавры и Степки и так как-нибудь с городских окраин на службу доберутся, чай, не баре.

Ленин, как бы его не хаяли, начал с декрета о Мире и о Земле, с плана ГОЭРЛО – и это в стране, охваченной гражданской войной, окруженной АНТАНТОЙ… В стране тогда не хватало инженеров и квалифицированных кадров, а он требовал «учиться, учиться и учиться». Котлованы под Магнитку, Днепрогэс, Беломорканал копали лопатами, и чудо общественного труда спасло страну от гитлеровских орд!
Советское прошлое в 1991 году оставило после себя промышленный запас такой прочности, что за тридцать лет постсоветской России проесть не могут! Только сейчас ставятся на конвейер оборонные задумки восьмидесятых годов, выдавая их за современные ноу-хау.

Мои бабушки из глухих деревень – одна из башкирской, другая из Вятской. Обе военные сироты, получили 7-летнее образование. При царе в их деревнях ни школ, ни больниц не было. Приехали на строительство Иркутской ГЭС. Вы вдумайтесь, на дворе 1946 год , в Иркутске начато строительство Иркутской гидроэлектростанции. Полстраны в руинах, но электричество нужно было стране как воздух. А что сейчас происходит в неоцарской России? Крымский мост и всё? Строят платные дороги, магистрали по всей стране? Дважды окупая их. И пиарят, пиарят, пиарят эти «грандиозные» стройки. Я думаю, что построить дорогу в сотни километров проще и заметнее для пиара, чем открыть один завод на тысячи рабочих мест, как когда-то в моем маленьком сибирском городке.

Моя бабушка была бригадиром-каменщиком, лауреатом Государственной премии СССР. А мне, её внучке – идти теперь оператором на детский аттракцион «Рыбки», сторожить надувной бассейн за 8 тыс в месяц?
У нас все должны работать по специальности? А нет моей специальности и профессии в российском реестре. Писатель – это не профессия, хотя в дипломе у меня написано «литературный работник», и все корочки профессиональные есть. Нет в стране «закона о творческих союзах». Можно быть журналистом, пиарщиком, политологом, учителем литературы, а писателем нельзя. Твоё дело – безгонорарная писанина, а хочешь деньги – продавайся… Пиши то, что требуется, и будет тебе грант и счастье. Можно еще детективчики и порнороманы клепать.

Детей своих я родила в голодные девяностые, сына в 1997, дочь в 1999, и никакой помощи от государства не получала. По статистике, в те шоковые годы родился только каждый десятый зачатый малыш. Малочисленное поколение. Я стремилась дать детям хорошее образование, а на них ставят эксперименты всех мастей. Мало того, что моих детей калечат ЕГЭ, К МОМЕНТУ ОКОНЧАНИЯ ИМИ ШКОЛЫ ПРАКТИЧЕСКИ ПОЛНОСТЬЮ ИСЧЕЗЛО БЕСПЛАТНОЕ ВЫСШЕЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Дети соревнуются сейчас не за бюджетные места. Они сдают ЕГЭ на право поступить на платное высшее образование. Количество мест в колледжах тоже значительно сокращено и в них принимают строго по прописке, так как они на бюджете местных муниципалитетов… крепостные дети.

Мы смеёмся над Украиной, где война стала заработком для тысяч молодых людей, но у нас в стране остаются на контрактную службу такие же молодые деревенские ребята. Но ведь все не могут служить в армии и сидеть охранниками. Это при советской власти молодежь могла на поезде приехать в любой город, кроме столичного, устроиться на работу и получить общежитие, встать в очередь на квартиру. Сейчас вопрос твоего проживания никого не волнует. Армия – единственное место, где у тебя будет койка в казарме и в перспективе льготная ипотека от государства.

Всё приплыли. Остальные граждане России сползаются к крупным городам, там фейковых рабочих мест больше. Вот и мотаются за 200 км на вахту и суточные дежурства, месяцами не видя семью и детей. Города горят неоновыми огнями, а остальная Россия пугает глазницами пустых выбитых окон. Брошенные дома, хозяева взяли ипотеку в городе.

Царские олигархи и нынешние олигархи по своей сути отличаются мало, и те и эти заигрывали перед западом, ложились костьми, чтобы влиться в высшее буржуазное общество… После, облитые презрением и ограбленные, кидались под защиту русского мужика. Даже капитализм имеет свою кастовость… поэтому кремлевские вынуждены строить свой закрытый царский, Царскосельский мирок. И о народе, о вопросах демографии тоже вынуждены думать… Ядерное нападение экономически невыгодно, а народец при обычной битве стенка на стенку всегда удачно защищал… Характер такой, понимаешь..



Мы же люди, люди не олени 
Голосую за «Совхоз имени Ленина» 
А не за Потемкина деревню, 
С показным фасадом кое-как, 
Может веет от нёё чем-нибудь древним, 
Я же вижу от царизма мрак. 
Тот екатерининский вельможа 
Был красив и с олигархом схожий 
Этот с клюшкой на коне роскошен, 
Шкуру снимет и простит долги 
щит от мирового капитала, 
От него же отличаясь мало, 
А по сути те же сапоги, 
Левый правый оба жмут и давят. 
На Седьмое Ноября лукавят, 
Ленина в ток-шоу громко валят 
Так же от народа далеки. 
Помню, жили мы при коммунизме, 
Называя робко социализм, 
А теперь живем мы при царизме, 
Царь неназываем и харизм… 
Нет наследника, бояре злы и жадны, 
Черносотенцев инстинкты стадны 
Праздники торжественно-парадны, 
Лишь народ ограблен и забыт. 
Милостиво одного спасут, 
СМИ царю осанну разнесут 

Помня о грядущих поколеньях, 
Голосую за Совхоз имени «Ленина» 
Голосую за китайский коммунизм, 
Красный флаг, без дряни и подлиз, 
На которых пенсия поделена 
И зарплата двадцать, да? Олени, на? 
Я за честный труд , за парадиз! 
Рай земной, рай вечный, коммунизм.

 

 

 
avatar

ВоенлитУкраинская мифическая война

Марина Шамсутдинова 2017.07.14 15:31 1 0

 

 

1. 
Украинская мифическая 
Война со своей тенью. 
Включите же электричество. 
Двое в комнате – я и Ленин. 

Жертвы на этой мифической 
Вполне себе настоящие 
Дети в жутких количествах 
Зарыты в сосновых ящиках. 

Ещё высоту виртуальную 
Берёте железным приступом. 
Война до сердечного приступа 
За президента Навального. 

Сколько на этой мифической 
Убито? Буржуям мало. 
Конец мировому правительству. 
Россия не пала. 

Конец мировому владычеству, 
Включите же электричество! 

2. 
Кто куда, а гном идёт купаться? 
Помни – Украина в оккупации. 
На передовой идёшь брататься? 
Помни – Украина в оккупации. 
Разругался в интернете с братцем? 
Помни – Украина в оккупации. 
Он под страхом, глупо обижаться. 
Помни – Украина в оккупации. 

3. 
Что постили бы в сорок первом 
по немецкому интернету? 
Казнь молодогвардейцев в прямом эфире? 
Радостные украинские дети 
с немецкой шоколадкой? 
Сайт «Партизанен», 
социальные сети – «Истинный ариец»? 
Сельские жители под вывеской –  
«Это наш выбор»? 
Счастливые славянки в немецких борделях? 
Эшелоны подростков, отъезжающие на заработки 
в объединенную гитлеровскую Европу? 
Видео-урок 
«Поделки из кожи и волос еврея»? 

13 июня 2017 г.

 

 

 
avatar

ВоенлитКульт соломьяной стрихи и важких чобит

Марина Шамсутдинова 2017.07.14 15:29 2 0

 

 

Сегодня ночью приснились похороны Юрия Григорьевича Каплана - киевского поэта, мастера, чью студию «Третьи ворота» я посещала в Киеве в 2000 годы. Убили Каплана давно,в 2009 году его забила ногами алчная домработница и ее хахаль из-за горстки золотых цепочек и чего-то из одежды. Такая вот страшная насильственная смерть… А сегодня в моём сне он снова умер и огромная толпа его хоронила…
Может быть сегодня - это была его биологическая смерть, не насильственная и тогда, Юрий Григорьевич вместе с нами пережил бы весь этот шабаш ведьм и русалок, увидел бы всё своими глазами и успел бы перед смертью передать свой титул Председателя земного шара – преемнику.
Помню в 2000 году я активно писала свою поэму «Судьба божественного ветра», была в ней и вставка о раскулачивании, о деревенской жизни, была и финальная строчка

«Не минует опала пана
Голодраного горлопана»

Помню, как моя знакомая и коллега Женя Чуприна – поэтесса и куртуазная маньеристка выступила на обсуждении и сказала, что моя поэма плохо пахнет и что это мое творчество из серии «Индо взопрели озимые». То есть писать о земле и крестьянах уже не комильфо.
А Юрий Григорьевич вспомнил про своего друга – поэта Васыля Стуса ( чьё имя сейчас стало культовым) так вот Васыль Стус предостерегал от «Культа соломьяной стрихи и важких чобит».
То есть известный украинский поэт предупреждал от сползания в деревенщину, в примитивизм и гламурный наив? Может быть… Культурный, образованный поэт видел свою страну сильной и могущественной державой, а не барышней, которую валяют под телегой проходящие мимо солдаты отчего в ее волосах запутываются соломинки и мякина.

«…Уже тогда, когда родные с детства,
простые, грешные, честнее правды лица
вдруг двинулись, заголосили разом
над головой твоей, уже тогда,
над головой твоей, уже тогда,
когда в дремоте дорогих околиц
ты чуял неподвижность, а вода
в твердеющих артериях бежала,
и на тебя табун катил (смотрите – вот он!
кричала поражённая толпа
и пальцы жёлтые в твой бок тянула)…»
Из «Писем»
№29
«Сны меня вымучивают. Символы: блуждаю по какому-то бесконечному зданию (своей большой души?), где громадные комнаты (пустые) ещё более громадных ожиданий (пустых). ..»
***

Все Киев снится мне в прекрасных снах:
цвет спелых, налитых черешен первых
и зелень хвои. Выдержали б нервы:
ведь впереди — твой крах, твой крах, твой крах…


Разделение на поэтов деревенщиков и поэтов деятельного крика тогда было в самом разгаре. Деревня многим интеллигентам казалась чем то отсталым, неприличным, грубым. 
Деревенские жители переселялась в города и ассимилировалась, но во снах им все равно «Снится мне деревня, отпустить меня не хочет родина моя»
Как писал известный поэт Анатолий Передреев в стихотворении «Окраина»

ОКРАИНА 

Околица родная, что случилось?
Окраина, куда нас занесло?
И города из нас не получилось,
И навсегда утрачено село.
Взрастив свои акации и вишни,
Ушла в себя и думаешь сама,
Зачем ты понастроила жилища,
Которые ни избы, ни дома?!
Как будто бы под сенью этих вишен,
Под каждым этим низким потолком
Ты собиралась только выжить, выжить,
А жить потом ты думала, потом.
Окраина, ты вечером темнеешь,
Томясь большим сиянием огней,
А на рассвете так росисто веешь
Воспоминаньем свежести полей.
И тишиной, и речкой, и лесами,
И всем, что было отчею судьбой...
Разбуженная ранними гудками,
Окутанная дымкой голубой!

1964
Но время прошло и сейчас нас все активнее впихивают в постиндустриальную эпоху. Заводы и фабрики разрушаются в угоду западным конкурентам и вот уже «Культ соломенной стрихи « снова востребован. Глиняные дома под соломенной крышей стоят дороже коттеджей, вышитые рубашки дороже деловых костюмов, а изящные трости сменяют в руках бутафорские вилы.
И вечно молодая Женечка Чуприна или ещё какая Евгена одевают на головку веночек или кастрюльку.Или фотаются с вызывающим видом на фоне картинки я украинка я бандеровка… хотя имя украинка в Европе все больше ассоциируется совсем с другой профессией, вдольдорожной. Не говорят же – снял вчера двух бандеровок! И вот уже гоголевско-булгаковские панночки-ведьмы с распущенными волосами разливают на лысой горе или в гламурных салонах ведьмин бесовской напиток. Ибо если отметать поганой метлой всю русскую культуру вместе с языком и религией, которая большей частью и вобрала в себя светлые славянские мифы и традиции, то приходится подбирать и скрести по сусекам то, что осталось в забросе. Женское колдовство, чаровнитство, опаивание, животную сексуальность и свальный грех на Ивана-купалу…
Цитата из статьи Богема на майдане»
« Подруга куртуазных маньеристов и постдекадентка несколько лет назад перестала писать стихи по-русски и перешла на украинский. Она не любит русский мир… я осознала себя настолько украинкой, что, даже будучи русской поэтессой, перешла на украинский язык в 40 лет, стала писать по-украински.»
А вот стихи Жени, что я слушала в студии у Каплана


***
Камин. Вишневый сад. Колье из бриллиантов. 
Трехспальная кровать. 
Сиамских кошек -- пять. Две моськи с кучей бантов. -- 
Чего еще желать?
На окнах от дождя бесчисленные лужи, 
Сквозь шторы -- лунный свет, 
Да строчку от тебя, да молодого мужа --
На склоне лет!


SUBLIMATIO
Стихи росли. Несмелые пока, 
В одну иль две строки еще длиною, 
Когда весенним ливнем с потолка 
Прорвался унитаз над головою.
Известка превратилась в облака, 
И где-то в глубине ее творожной 
Рождалось и стекало с потолка 
То, без чего цветенье невозможно.
Стихи росли под ливнем с потолка 
И расцветали бешено и странно, 
И сердцевина каждого цветка 
Как небеса была благоуханна.
И весь мой дом заполнила река, 
К соседям вниз извергнуться готова, 
И щедро проливалась с потолка 
Капризной красоты первооснова. 

А сейчас она пишет нечто похожее, но попроще…Язык обязывает)

Одна дама огрядна у Овручі
Сраченятком не влазила в обручі,
та знайшлись шанувальники,
і не тут, а в Італії,
так що зараз вона вже не в Овручі.

Жив добродій один в Броварах.
Три квартирі у Києві мав.
Добрих брокерів знав,
подобово здавав
і все нив про фінансовий крах.

Одна хвойда обсілась у Львові,
Голубої, ну звісно же, крові,
наче місто хороше,
в хлопців водяться гроші,
Але бридко, що треба - на мові

Ото я була на репетиції, кричала у мікрофон "***!", "Масони!", "Бридко!", "От же ж курвячий син!" - это милое желание выражаться по- особому.
Какой из всего написанного вывод? Да никакой угодно… Можно сказать что такая культура хорошо оплачивается и надо же как-то и на что-то жить, можно сказать что у многих моих ровесниц поэтесс , тех с кем я начинала и кого лично знаю, никогда не было и наверное уже не будет, детей, а я имею все шансы через пару лет стать бабушкой… И такая вот вечная гламурная молодость заставляет искать секрет макропулюса… и никогда не стареть и не мудреть…Культ наслаждения и безответственности… Разводить кошек, цветы и затевать революции, зная, что твои дети не будут умирать на баррикадах.
Кастрированные самки самые злобные существа на планете, это уже биологи давно открыли… А стыд и скромность – это удел лузеров, таких как я, потому что у меня дочка растет и сыночек и стыдно перед ними бегать в неглиже и делать обложки книги с поросшим мохом лобком…
Мои стихи и без этого ...


Украина – страна крематорий,
Бухенвальд или просто Освенцим.
Здесь стреляют с консерваторий
По майдану и некуда деться.
И только визг
Безвиз.

25 ноября 2016

 

 

 
avatar

ЖЛ-опытыПлачут ивы над прудом...

Виктор Шамонин-Версенев 2016.10.20 06:35 2 0

 




Плачут ивы над прудом,
О судьбе тоскуя,
Ветер в стрехе над окном,
Тишь жуёт, смакуя.
Песнь выводит соловей,
Замолчать не смея,
Чувство родины своей,
Сердцем всем лелея.
Филин ухает в бору,
Небо созерцая,
Месяц резвый льёт искру,
Звёзды зажигая.
Ночь стыдливо теребит
Колки сентября.
Ангел-стражник протрубит,
О начале дня.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Александр Водяной

Стихотворение ПЛАЧУТ ИВЫ НАД ПРУДОМ... слушать, скачать

 
avatar

ЖЛ-опытыУмный заяц Сказка в стихах

Виктор Шамонин-Версенев 2016.10.20 06:29 10 0

 

Пред зверями в сотый раз,
Хвастал заяц целый час:
- Я в лесу сильнее всех,
Прекратите, звери, смех!
Не сдержался хмурый лось:
- Хвастать, заяц, лучше брось!
И медведь не утерпел:
- Хвастать он всегда умел!
Слов не прятал и кабан:
- Ты, зайчишка, шарлатан!
Не стелилась и лиса:
- Ты хвастун и егоза!
Заяц гнев на них не лил,
Он спокойно говорил:
- Вам я это докажу,
Слово я своё сдержу;
Спеленаю волка вмиг,
Покажу вам волчий лик,
А потом за вас возьмусь,
С каждым лично разберусь!
Лось ему ответ даёт:
- Эко, заяц, тебя прёт!
Никуда мы не уйдём,
Здесь тебя мы дружно ждём!
Заяц был совсем не злой,
Взял корзинку он с собой,
На плечо верёвку взял,
Вдаль вприпрыжку убежал.
Путь зайчонок одолел,
Волка он не просмотрел;
Под кустом лежал волчок,
Зайца взглядом он ожог:
- Ты ко мне пришёл, мой друг,
Никого ведь нет вокруг?!
Зайчик быстро спрятал страх,
Он спокоен был в словах:
- У зверей, волчок, я был,
Речь пред ними говорил.
Им сказал, что ты умён,
И прекрасен, и учён!
Волку, мол, в корзину влезть,
Не терять тем волчью честь!
Рассмеялись звери, волк,
Смех в лесу волною шёл;
Все сказали, что ты трус,
Мрачный, жирный толстопуз!
Волку гнев свой не сдержать,
Стал истошно он кричать:
- Это я в лесу, жирдяй,
Дай корзину, заяц, дай!
Волк в корзину шустро влез,
Зайцу кажет интерес:
- Ты, зайчонок, не тужи,
Ну-к, корзину обвяжи,
А то вывалюсь, как пить,
Покажи-ка, зайка, прыть!
Заяц волка привязал,
Волка нёс он и дрожал:
"Ох, и правда, жирный волк,
Видно, знает в пище толк"!
Заяц волка долго нёс,
Пред зверями вытер нос.
Волк в корзине свирепел,
На зверей он зло глядел.
Вдруг волчок задвинул речь,
Гнев волчок не стал беречь:
- Заяц вам не простачок,
Преподал он вам урок!
Вы - никчёмное зверьё,
Слабаки и дурачьё!
У зверей в глазах испуг,
Все слова их шли на круг.
Лось медведю говорил:
- К другу я, медведь, спешил.
И медведь не стал стоять:
- Да, и мне пора бежать.
И кабанчик как-то сник:
- Мне по делу... напрямик.
И лисе не мять тех лап:
- Что-то мой супруг ослаб...
Опустел в момент лесок;
Не жалели звери ног.
Заяц в смехе стал плясать,
Заяц смех не мог унять.
Он теперь в лесу живёт,
Самым сильным он слывёт.
Звери все пред ним в поклон,
Славят зайца звери в тон.
Волк зверей тех не поймёт,
Что их всех к земле так гнёт.
Конец


Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Александр Водяной

Сказку УМНЫЙ ЗАЯЦ слушать, скачать

 
avatar

РецензииВперед, к реализму

Елена Крюкова 2016.10.17 11:15 16 0

 

ВПЕРЕД, К РЕАЛИЗМУ

 

(Елена Крюкова. "Солдат и Царь". Москва, "ЛИТЕО", 2016;

Екатеринбург, "Ridero", 2016).

 

 

«Мы озираемся по сторонам, смотрим на те земли, где революции эти произошли, и хорошо видим: да, опять кровь, разруха и смерть. Ничего, кроме смерти. Но смерть проходит, и приходит жизнь. Только она уже совсем другая.

И из смерти, из войны или революции, надо выкарабкиваться страшно долго.

Страшно и долго.

Сколько усилий для того, чтобы построить новое!

А что такое новое? Может быть, это опять время?

А оно старым или новым не бывает. Оно всегда одно.

Его шьют и режут. Прострачивают очередями. Сшивают петлями виселиц. Ставят на нем огненные заплаты. А оно такое текучее, скользкое. Льется и ускользает.

Недавно мне приснилось, что в меня опять стреляют. Но я не убегаю. Я стою ровно и тихо. И смотрю убийце прямо в лицо».

Так начинается роман Елены Крюковой "Солдат и Царь". Роман, как обозначено в аннотации, о красноармейцах, что сторожат арестованную семью последнего русского царя в Тобольске и в Екатеринбурге. Понятно, что роман исторический, да еще о переломных революционных годах, а значит, без политики и идеологии тут не обойдешься (как бы автор втайне ни хотел обойтись без этих существенных составляющих жизни социума - признаков и современности, и истории).

В прологе к роману, названному Крюковой по-музыкальному - Прелюдией, эти ноты под названием "политика" и "идеология" уже звучат. Значит ли это, что этот текст политизирован в ущерб искусству?

Думаю, нет. Просто здесь, в иных фрагментах весьма рельефно, автор обнародовал положения, причиняющие боль или приносящие радость ему лично. Крюкова не смогла остаться беспристрастной, не смогла в романе стать на платформу сугубой объективности. И от этого личного контекста текст, возможно, выигрывает эмоционально. Вас сразу же подключают к переменному току истории, живым участником которой вы тоже являетесь. Каждый из нас.

Это подчас больно. Но это необходимо. Чтобы история не стала для нас пыльной библиотечной абстракцией, изысканиями архивариуса.

В «Солдате и Царе», так же, как и в военной крюковской «Беллоне», есть вставки-интерлюдии, где главное действующее лицо – автор. Автор, с одной стороны, "объективно" погружает нас в эпоху, с другой - "субъективно" не отпускает от себя, все время удерживая коромысло времен (историю и современность) в равновесии.

Прием подлинности (сугубой документальности) сочетается в романе с откровенными приемами чистой поэзии, чистого искусства. Документален эпизод, когда доктор Боткин пишет, незадолго до казни, письмо сыну (и текст письма приведен подлинный); выдуман эпизод, где боец Лямин читает тюремное письмо некой Зазы Истоминой, бывшей машинистки Тобольского Совета – женщина покончила с собой в тюрьме, в руках солдата разрозненные листки, письмо адресовано «милой Тасе», видимо, родственнице погибшей. Но оба письма глядятся в тексте как одинаково подлинные. Здесь искусство попадает в резонанс с документами времени.

Каждой главе предшествует эпиграф из текстов тех легендарных лет (1917 - 1918). Здесь выдержки из произведений, дневников, писем и записных книжек Александра Блока, Михаила Пришвина, Михаила Булгакова, Михаила Меньшикова, Ивана Бунина, а еще – письма безвестных крестьян и красноармейцев, не всегда лицеприятные для той жестокой поры, да и для наших дней (мы привыкли думать, что простой народ весь был в те года, априори, советским и красным). Это чистой воды документальность. Зачем она тут? А для «местного колорита». Можно посетовать на величину приводимых в качестве эпиграфов текстовых фрагментов, но не будем этого делать: слишком верно, четкими свидетельскими штрихами, обрисован колорит эпохи, эти предыкты тут нужны.

И они продолжаются, подхватываются далее в тексте романа: не ситуативно, но образно.

 

Основным приемом, если можно так сказать, гала-приемом, и сюжетным и образным, в романе является живописание автором народа.

Вот эта тематика уж точно основательно подзабыта современными авторами. В романах так называемой «лагерной ноты» - «Зулейха открывает глаза» Гузели Яхиной, «Обители» Захара Прилепина – сделана попытка, после гранд-паузы в русской литературе, изобразить русский народ. Однако персонажи «Обители» - скорее народные маргиналы, а персонажи «Зулейхи» - народные киногерои, нежели подлинные люди подлинного народа. Соцреализм призывал изображать народ пафосно и величественно. Либералы от искусства диктовали свое изображение народа: не чураться грязи, подлости, гадостей, извращений в его «подлинном» изображении. Новые реалисты сделали первую попытку изображения народа как природной, жизненной силы. А сейчас, кажется, приходит время изображать народ как силу истории.

Без пафоса, но рельефно; без гадостей, но правдиво.

«Солдат и Царь» - первая попытка такого масштабного изображения. Пусть она не во всем удачна и безупречна. Пользуясь терминологией самой Крюковой (она любит это слово), это, конечно, фреска. Крюкова сразу с этого начинает – с многофигурной композиции на Николаевском вокзале в Петрограде. Люди нового Смутного времени, толпясь на перроне, лезут в поезд – что тут красивого? Однако рекомендую всмотреться в лица людей:

«Чьи-то, не Михаила, глаза, а будто бы под его лбом, жадно схватывали: вот они все, давят друг друга, - воры с Лиговки, часовщики с Карповки, балтийские рыбаки, архангельские лодочники, да, богатеи здесь тоже, вон жирные рожи, - бабы с корзинами и узлами, пищат как цыплята, вздымают поклажу над головами, чтобы не раздавили, - евреи в ермолках, еврейки в дорогих серьгах, и как еще не вырвали из ушей с мясом, бандерши и шлюхи, их сразу видать по раскраске, - плотники, матросы, грузчики, у матросни фиксы во ртах вспыхивают, пуговицы с бушлатов отлетают, хрустят под ногами толпы, - медички, курсистки, мещанки, торговки солью и козьими платками с Гостиного двора, певички из сгоревших кафешантанов, сестры милосердия в белых, монашьих платках, старухи - кто попугая в клетке тащит, кто деревянный саквояж, а одна, щеки черней земли, прижимает к груди ребенка и плачет, а ребенок слепой, ямы глаз нежной страшной кожей заросли, - и солдаты, их тут больше всех, и с фронтов, и из самого Питера, и бог знает откуда понаехали, а теперь вот дальше ехать хотят - если не в Сибирь, как он и его отряд, так в Нижний, в Вятку, в Казань, в Самару, в Екатеринбург, в Челябинск, в Уфу: на Восток.

Шинели старые, тертые, собакой воняющие, новые, с торчащими грозно плечами, с раструбами широченных рукавов - в такой рукав, если в реку окунуть вместо бредня, сома можно поймать, - в дырах от пуль, в неловких смешных заплатах, с засохшей кашей под воротом, с засохшей кровью на спинах и локтях. Коричневые, мутные пятна ничем не отстирать.

«Меченые. Как и я же».

Михаил поежился - не от мороза: от воспоминания».

И вслушаться в реплики людей, в их разговоры:

«Состав дернулся и встал. Люди вываливались, а вваливались другие.

- Ты глянь-ка, дивися, на крышах даже сидят!

- Это што. От самого Питера волоклись - так на приступках вагонных народ катился.

- Кого-то, глядишь, и ветерок сшиб...

- Щас-то оно посвободней!

- Да, дышать можно. А то дух тяжелый!

Бодрый, нарочито веселый, с воровской хрипотцой, голос Подосокоря разносился по вагону.

- Товарищи солдаты! Мы - красные солдаты, помните это! На фронте тяжко, а на нашем, красном фронте еще тяжелей! Но не опустим рук! И - не опустим оружья! Все наши муки, товарищи, лишь для того, чтобы мы защитили нашу родную революцию! И установили на всей нашей земле пролетарскую, верную власть! Долой царя, товарищи! Едем бить врагов Красной Гвардии... врагов нашего Ленина, вождя! Все жертвы...

Крик захлебнулся, потонул в чужих криках».

С виду эта стилистика напоминает – что? – изрядно подзабытый (и долгое время вообще современной культурой презираемый) социалистический реализм.

Стоп. А разве реализм обязательно должен быть социалистическим, новым, старым или с каким угодно замысловатым эпитетом? Разве он не просто реализм – сам по себе?

Но что этот роман не целиком откровенно-реалистический, узнается позже. В процессе достаточно, смею заверить, увлекательного чтения. Увлекательного не потому, что это крутой голливудский экшн. Внутри эпоса - а это эпос чистой воды - трудно сохранить постоянный саспенс. Здесь читательский интерес подогревается тем, что Крюкова не реконструирует историю, а создает ее авторский вариант. Это не значит, что все в романе выдумано. Здесь соблюдено, как уже сказано, соотношение подлинности и креатива.

А пока стилистику реализма "Солдата и Царя", под горячую руку, можно походя обозвать даже стилизацией. И даже реставрацией социалистического реализма. Плоти и крови романа это не повредит.

Если уж на то пошло, то у представителей соцреализма писателям нынешним есть чему поучиться: у Серафимовича, Гладкова, Лавренева, Артема Веселого, Фурманова, Бабеля, Фадеева, Шолохова. Мастера несомненные.

 

 

Владимир ФуфачевУвеличить

 
avatar

ЖЛ-опытыЗа цветами, за цветами...

Виктор Шамонин-Версенев 2016.09.25 05:39 1 0

 

За цветами, за цветами,
Босиком, да по росе,
Только ветер за плечами,
Дышит жарко в спину мне,
И кричит надрывно, с хрипом::
- Ты не рви, цветы, дружок,
В месте, Богом незабытом,
Это райский уголок!
Ничего я не ответил,
На лугу предстал у врат,
Над цветами, вдруг заметил,
В танце ангелы парят.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Александр Синица

Стихотворение ЗА ЦВЕТАМИ, ЗА ЦВЕТАМИ... слушать, скачать

     
    avatar

    ЖЛ-опытыМыши и кот Сказка в стихах

    Виктор Шамонин-Версенев 2016.09.25 05:30 1 0

     


    Утром был мышиный сход:
    - Надоел нам рыжий кот!
    Под угрозой наша жизнь,
    От кота нам не спастись!
    Мышка старая им в такт:
    - Не спастись нам, это так!
    Все словечки ваши бред,
    Есть ему всегда обед!
    Кот в делах своих хитёр,
    Он совсем, друзья, не хвор!
    Молодая мышь орёт,
    Не закрыть ей в гневе рот:
    - Как ступает он - беда,
    Не услышишь никогда!
    Подкрадётся, сразу хвать
    И бегом наверх бежать!
    Мышь седая вся в слезах,
    Страх стоит в её глазах:
    - Кот, скажу вам, не дурак,
    Носик спрятать он мастак!
    Нам не грызть уж сухари,
    Хоть во все глаза смотри!
    Тут мышонок зашептал,
    Радость он скрывать не стал:
    - Говорю, друзья, я всем,
    Колокольчик нам, зачем?!
    Он в чуланчике висит,
    Век, видать, уже молчит!
    Пусть же носит его кот,
    Им он шеи не прогнёт!
    Прячь не прячь потом свой нос,
    Знать, где кот, уж не вопрос!
    Говорит седая мышь:
    - Вроде б дело говоришь!
    До кота ты поспеши,
    Делом нас всех ублажи!
    Шею он подставит, друг,
    Любит кот таких вот слуг!
    Да мышонок тут же в крик,
    Он в испуге мял язык:
    - Я вам дал, друзья, совет,
    До кота мне дела нет!
    Гвалт пошёл со всех сторон,
    У кота был прерван сон;
    Слушал он, не горевал,
    Радость в сердце не скрывал:
    - Расшумелись, не унять,
    Разом вас бы всех умять!
    Ладно, пару мышек съем,
    Лягу снова спать затем.
    Ох, пора дать лапам ход,
    Разогнать ваш глупый сход!
    Конец

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев
    Художник: Инна Якубсон
    Читает: Александр Водяной
    Сказку МЫШИ И КОТ слушать, скачать

     

       
      avatar

      ЖЛ-опытыКогда-нибудь и я устану...

      Виктор Шамонин-Версенев 2016.08.17 04:37 0 0

       

       

      Когда-нибудь и я устану
      И упаду в тиши лугов,
      Закружат белые туманы,
      Поникнут россыпи цветов,
      Заплачет небо надо мною,
      Гармонь умолкнет за рекой,
      Ромашкой встану луговою,
      Но я останусь, Русь, с тобой.


      Автор: Виктор Шамонин-Версенев
      Читает: Александр Водяной

      Стихотворение КОГДА-НИБУДЬ И Я УСТАНУ... слушать, скачать

       
      avatar

      ЖЛ-опытыПро медведя, волка и лису Сказка в стихах

      Виктор Шамонин-Версенев 2016.08.17 04:23 0 0

       

      У медведя дел полно,
      Нужно съездить на гумно,
      Дом подправить и забор,
      За медком собраться в бор,
      Пашню надобно вспахать,
      Сном себя не баловать.
      Вдруг он утром занемог,
      У медведя ноет бок,
      Ходит Миша сам не свой,
      В думах Мишка с головой;
      Как же к пашне подступить,
      Зиму всю без хлеба жить?!
      Да медведю нет преград,
      Был в делах он дюже хват;
      На работу волка взял
      И ничуть не горевал,
      А чуть позже взял лису,
      Горя нет теперь ему.
      Волк к работе приступил,
      Он в труде с волами был,
      Сил для дела не жалел,
      Землю волк пахать умел,
      А лиса плетётся вслед,
      В словесах ей равных нет:
      - Ты старайся, волк, спеши,
      Труд для тела и души,
      И с землицы выйдет толк,
      Будет с хлебом в зиму стол!
      Волк к обеду вдруг устал,
      Просто он лисе сказал:
      - Я прилягу под кусток,
      Подремлю под ним чуток.
      Как медведь с едой придёт,
      Ты, лиса, не знай суёт;
      Окажи по дружбе честь,
      Разбуди меня поесть!
      Скоро волк в кусты залез,
      Огласил он храпом лес.
      Да на пашенке лиса,
      Щурит лисонька глаза;
      На волов она кричит,
      Той работы кажет вид.
      Подошёл к лисе медведь,
      Стал пред ней он благоветь:
      - Вам, друзья, не вешать нос,
      Вам покушать я принёс;
      Подкрепитесь в трудный час,
      Пригодится сил запас.
      Только, где ж трудяга-волк,
      Если с волка в деле толк?
      А лиса ему в ответ:
      - С утреца тут волка нет!
      Я одна пашу, пашу,
      Лапки нежные крушу!
      Волк же дрыхнет без проблем,
      Ко всему он глух и нем!
      Осерчал в момент медведь,
      Начал он душой черстветь:
      - То-то слышу храп идёт,
      Скоро лист с кустов падёт!
      Отдал он лисе еду,
      Взгляд его ласкал лису:
      - Кушай, милая, не стой,
      Щедрым будет ужин твой,
      А сейчас пора мне в путь,
      Пред болезнью спину гнуть!
      Съела лисонька обед,
      Никаких лисичке бед.
      Подбежал к ней тут же волк,
      Разговор он с ней завёл:
      - Мне б поесть, лиса, чуток,
      Лапы б я шустрей волок!
      Миша впрямь уж обнаглел,
      Я давно уже не ел!
      Да лисе не горевать:
      - Мишке, знаешь, лишь бы спать!
      Он, поверь мне, сам-то сыт,
      К нам медведь едва спешит!
      Волк нисколько не юлил,
      Он к работе приступил.
      Он без устали пахал,
      Перекуров волк не знал,
      А лиса за ним идёт,
      На простор словечки льёт:
      - Скор ты, волк, в своём труде,
      Сам спешишь к своей беде!
      Может, милый, отдохнёшь,
      Спать под кустик ты пойдёшь?
      Волк за словом не полез,
      Он с тоской глядел на лес:
      - Ты права, лиса, права,
      Просто кругом голова;
      Коль медведь с едой придёт,
      Ты, лиса, не знай суёт;
      Окажи по дружбе честь,
      Разбуди меня поесть!
      Скоро волк в кустах уснул,
      Лап своих он не согнул.
      Да на пашенке лиса,
      Щурит лисонька глаза;
      На волов она кричит,
      Той работы кажет вид.
      Миша вновь пред ней предстал,
      Петуха он в лапах мял:
      - Снова спит бездельник-волк,
      Вот работничка нашёл!
      А лиса сияет вся,
      Ей сейчас молчать нельзя:
      - Это, Миша, не секрет,
      С утреца тут волка нет!
      Я одна пашу, пашу,
      Лапки нежные крушу!
      Волк же дрыхнет без проблем,
      Ко всему он глух и нем,
      И петух по праву мой,
      Я в работе с головой!
      Петуха он ей вручил
      И с волами вдаль убыл;
      С петушком лиса под куст,
      Не раскрыла в деле уст;
      Села рядышком с кустом,
      Глазки кажет с огоньком.
      Волк пред нею тут как тут:
      - Эх, пропал видать, наш труд,
      И медведю всё-равно,
      Что мы голодны давно!
      Обманул, видать, он нас,
      Вот тебе и хлеб, и квас!
      У лисы из глаз слеза,
      Лапой трёт она глаза:
      - Ох, медведушка-медведь,
      Дел с ним нужно не иметь!
      Взял он всё ж на душу грех,
      Правит праздник за успех!
      Возмутился снова волк:
      - Зря на сделку с ним пошёл!
      Драться с ним мне не резон,
      Во сто крат сильнее он!
      Ладно, лисонька, пойду,
      Нужно мне искать еду!
      Волк направил к лесу шаг,
      Слов не тратил просто так:
      - Только осень подойдёт,
      Мой сюрприз медведя ждёт;
      Буду хлебушек жевать
      И ничуть не горевать,
      А ему забота впредь;
      Лапу пусть сосёт медведь!
      В зиму Мишенька не спал,
      В думках горьких он лежал,
      Ел без хлеба сладкий мёд,
      Ел грибочки до икот,
      Словом грубым не сорил,
      Сам себя медведь винил.
      Конец


      Автор: Виктор Шамонин-Версенев
      Читает: Александр Водяной
      Сказку ПРО МЕДВЕДЯ, ВОЛКА И ЛИСУ слушать, скачать

       

       
      avatar

      РецензииТанцы возле собора

      Любовь Чурина 2016.07.26 03:07 0 0

       

      Танцы возле собора Уже который день подряд, он встречает эту странную девушку, здесь возле собора. Она кутается в старенькую шаль, а её взгляд обращён к небу. Её пухлые алые губы что - то шепчут. И вся она, такая маленькая напоминала ему воробышка выпавшего из гнезда. Он хотел подать ей милостыню, но девушка отстранила его руку. И он уловил обрывки музыки, которую источали её уста. Голова закружилась и в неведомом порыве он привлёк её к себе и дальше танец. Безумный танец. Они кружили на площади под музыку, которую слышали только они. Она бабочкой порхала в его объятиях с лёгкостью и изяществом. Но в её глазах он читал полное безразличие к происходящему. Тогда он и оставил её у стен собора и не оглядываясь ушёл прочь. Он больше не приходил туда. Но она стала приходить к нему во сне. Он просыпался тогда, когда после танца оставлял её у стен собора. Прошло много месяцев и дней, когда он вновь увидел её. Она всё так же стояла у стены и её глаза были устремлены в небо. Дул холодный ветер и лил дождь. Капли стекали по её бледному лицу, а ветер трепал старенькую шаль. А губы, губы шептали. Он прислушался и услышал то, что слетало с них. Мелодия, нежная мелодия любви ручейком стекала с её губ. И тогда он привлёк её к себе, он бережно повёл её в танце, Но она повисла на его руках словно мокрый макинтош. Тогда он повёл её и усадил в свою карету. Девушка не сопротивлялась. Когда подъехали к его дому. Он завел её в парадные двери и распорядился обогреть и накормить. Когда он вышел к обеду. Перед ним сидело очаровательное создание, но так же безучастное ко всему происходящему. Её кормили с ложечки, потому что она не понимала, что от неё хотят. Девушка прожила в его доме месяц. Врач который её осматревал, пришел к выводу, что она вполне здорова. Только немного ослаблена от недоедания. Девушка не разговаривала. Так и не узнали кто она и как её зовут. Она всё так же стоя у стены теперь уже его дома, неотрывно смотрела вверх и её губы источали мелодию. Когда она вполне оправилась. он велел одеть её потеплее и заменить её старенькую шаль. Затем отвёз обратно к собору. Оставив её там, продолжал приезжать и наблюдать за ней. Они часто танцевали. Он распорядился, что бы её кормили и переодевали по погоде. Однажды он уехал на долго из страны. Вернулся, первым делом отправился к собору. Она сидела возле стены укутавшись в старенькую шаль. А её взгляд так же был устремлён в небо. Ему так захотелось схватить её и танцевать и, танцевать. Но руки её, холодные руки безвольно были опущены на колени. Он дотронулся до её плеча, но она не шелохнулась Он вздрогнул, затем схватил её на руки и побежал в собор, но было уже поздно. Хоронили её на следующий день. Какая то женщина накрыла могилку старенькой шалью. - Кто то сказал - Ей всегда было холодно, и она куталась в эту шаль. Другая женщина подала ему свечку. Он поставил её в подставку и зажёг. Порыв ветра потушил слабый огонёк. Он вновь наклонившись поджёг свечку. Пламя заплясало и вдруг наклонилось к нему. И ему нестерпимо захотелось ещё раз испытать то наслаждение танцем, танцем с нею. Он уходил не оборачиваясь. А музыка лилась и лилась следом.Увеличить

         
        avatar

        ЖЛ-опытыСтруится песенная грусть...

        Виктор Шамонин-Версенев 2016.07.19 03:38 0 0

         


        Струится песенная грусть,
        В просторы пашен и лугов,
        Стоит берёзовая Русь,
        На перекрёстке всех ветров,
        В печали песенной скорбит,
        Но смотрит с гордостью окрест
        И на щеке слеза дрожит,
        В её руках заветный крест.
        Ой, дай же мне тебя обнять
        И постоять в тиши твоей:
        Моя загадочная мать,
        В прицеле новых палачей.


        Автор: Виктор Шамонин-Версенев
        Читает: Александр Водяной
        Стихотворение СТРУИТСЯ ПЕСЕННАЯ ГРУСТЬ... слушать, скачать

         

         
        avatar

        ЖЛ-опытыНаивный волк Сказка в стихах

        Виктор Шамонин-Версенев 2016.07.19 03:34 0 0

         


        Солнце встало у ворот,
        Чрез лесок лиса идёт.
        В лапах лисоньки петух,
        В радость ей куриный дух.
        Подошёл к лисичке волк,
        Разговор он с ней завёл:
        - Вижу ты, лиса, цветёшь,
        С петушком домой идёшь?!
        Угости меня, не жмись,
        Добрым делом запасись!
        Села лисонька пред ним,
        Голоском журчит своим:
        - Обленился ты уж, друг,
        Оглянись скорей вокруг!
        Там, в деревне, домик есть,
        Побывать в нём, волк, за честь,
        А хозяин в нём - простак,
        Раздаёт их просто так!
        Так что, милый, поспеши,
        Сделай дело для души!
        Волку слов не нужно красть,
        Он раскрыл мгновенно пасть:
        - Видно, надобно бежать,
        Лапы в дело подключать;
        Прозеваешь, разберут,
        Пошустрей быть нужно тут!
        Развернулся волк и в путь,
        Стал он ход к деревне гнуть;
        Домик ветхий отыскал,
        В дверь ломиться с ходу стал:
        - Эй, хозяин, открывай,
        Петушка жирней мне дай,
        Чтоб окрасом был пригож,
        Чтоб он нравом был хорош!
        Вышел тут же мужичок,
        Слов он в ступе не толок:
        - Коль ты, волк, явился сам,
        Петушка тебе я дам!
        Будешь ты, дружочек, сыт,
        Петушок и свеж, и мыт!
        Мужичок в сарай свернул,
        Следом волк за ним рванул.
        Мужичок схватил ухват,
        Стал лупить им волчий зад.
        Волк от боли ошалел,
        Пулей к лесу он летел,
        Скоро сел под старый куст,
        Не смыкал дрожащих уст:
        - Ну, даёт дрозда мужик,
        В драке он и зол, и дик!
        Угостил, что не унесть,
        Зад болит до зуда весь!
        А лиса уж тут как тут,
        Глазки лисоньки снуют,
        В лапах лисоньки утя
        И она сияет вся:
        - Вижу, волк, ты кем-то бит,
        Вон, в глазах тоска стоит!
        Перепутал, чую, дом,
        Видно, бес ютится в нём?!
        Волк обиды не держал,
        Просто он лисе сказал:
        - Да, лиса, не повезло,
        Может, с тропочки снесло?
        Да теперь не горевать,
        Мне, лиса, не унывать,
        А тебе опять везёт,
        Запасёшь жирка на год!
        А лиса заводит речь,
        Словом волка её не сечь:
        - У деревни дворик, друг,
        Никого совсем вокруг!
        Во дворе утят, не счесть,
        Покажи, каков ты есть!
        Воле секунды не стоял,
        Дворик к ночи отыскал
        И с разбега, прыг во двор,
        Лапы волк в момент простёр.
        Пёс над ним горой завис,
        Взгляд его струился вниз.
        В страхе волк глядел на пса
        И лежал он, чуть дыша.
        Пёс в охотку в драку влез,
        Не бросал пустых словес.
        Волка бил он, как хотел,
        Волк на шёрстку оскудел;
        Как бежал, не помнил сам,
        Похудел, на килограмм!
        Скоро волк упал под куст,
        Вдруг он слышит веток хруст.
        Подошла к нему лиса,
        В тех глазах её слеза:
        - Потерял ты хватку, волк,
        Сам себя совсем извёл;
        Шёрстка клочьями висит,
        Неприглядный просто вид!
        Ты давай-ка, подлечись,
        К Мишке, милый, заявись.
        У медведя есть медок,
        Он в болезни мне помог,
        И тебе поможет, друг,
        Вмиг избавишься от мук!
        Бочка с мёдом у двери,
        Больше мёду ты бери!
        Тяжело волчок вздохнул,
        Путь он к Мишке повернул;
        У двери он бочку зрит,
        Взгляд его огнём горит.
        В бочку волк засунул нос,
        Лапы волк над ней занёс,
        Мёд он ими прихватил,
        Вдруг медведь глаза открыл:
        - Разрази меня гроза,
        Это, что за чудеса?!
        Сил медведь не пожалел,
        Волка лапой он огрел.
        Волк от боли сжался в ком,
        В лес рванулся, напролом!
        Под сосной он скоро лёг,
        В речи волк совсем размок:
        - Что поделать мне с собой,
        Жить не хочется порой!
        Нужно лисоньку спросить,
        Как мне дальше нужно жить?
        За сосной лиса стоит,
        Лап своих не шевелит:
        "Ах, какой наивный волк,
        В думах весь себя извёл!
        Что ж, продолжим завтра ход,
        Пусть в крапиву он идёт:
        Коль сошёл с него окрас,
        Ей лечиться, в самый раз,
        А сейчас пора мне в сон,
        Никому не в тягость он;
        Утро вечера мудрей,
        Спи, волчок, не хмурь бровей"!
        Конец


        Автор: Виктор Шамонин-Версенев
        Читает: Александр Водяной

         

         
        avatar

        ЖЛ-опытыЗа околицей, у речки...

        Виктор Шамонин-Версенев 2016.06.04 06:17 0 0

         

        За околицей, у речки,
        Выйду я встречать рассвет.
        Ты порадуйся, сердечко,
        Краше света зорьки нет.
        Заиграют цветом росы,
        Разольётся запах трав,
        Ночка спрячет чудо-косы,
        В тишину младых дубрав,
        В сон уйдёт, забыв печали,
        И заблудится во снах,
        Снова заревые дали,
        Затеряются в цветах.


        Читает: Александр Водяной
        Стихотворение ЗА ОКОЛИЦЕЙ, У РЕЧКИ слушать, скачать

         

         
        avatar

        РецензииКосмический отрывок

        AndrewBirdz 2016.03.11 07:52 1 0

         

        Смотрю уставшими глазами
        Куда-то ввысь потупив взгляд.
        Не властна гравитация над нами.
        Я вижу тусклый блеск Плеяд,

        Созвездие Альдебарана,
        Сын Посейдона Орион...
        Под звёздами Поллукса и Кастора
        Я был рождён.

        И вот путь млечный под ногами,
        Над головою Солнце и Луна.
        Поймаю вольный ветер парусами,
        Выпью свободу жадно и до дна!

        А вот туманность Андромеды.
        Вокруг сгущается туман,
        Но видно: падают кометы
        И виден Бог неба Уран.

        Из нашей солнечной системы
        Не видно множество галактик.
        Мы словно чипы микросхемы -
        Перегораем в первом акте.

        Ведь не у всех планет есть спутник;
        Одним хватает лишь колец,
        Другие словно одинокий путник.
        Ждут свой конец.

        Где-то рождается звезда,
        Где-то планета умерла.
        Не важно где, пусть будут вместе,
        Наши небесные тела.

        Желания подобны метеору:
        Сгорают в атмосфере как фитиль.
        Когда-нибудь от нас с тобою
        Останется космическая пыль.

        Сочи. Между осенью и зимой 2015 года.
        http://andrew-birdz.ru/stikhi/kosmicheskij-otryvok

           
          avatar

          РецензииПсихушка

          AndrewBirdz 2016.03.11 07:51 4 0

           

          Мои родители всегда хотели чтобы я стал врачом. Благодаря им я поступил в медицинский институт. Меня абсолютно не радовала эта перспектива. Я падал в обморок на вскрытии и от медицинского спирта меня часто тошнило. С большим трудом приходилось ходить на учебу, думал бросить все, но родителей подводить не хотелось.

          Мне всегда хотелось стать трейдером. Я пробовал торговать на бирже, используя демо счет, записался в школу трейдинга и изучал тренды, конъюнктуры, огибающие и другие страшные слова. Страшные слова приходилось учить и в институте, но к сожалению из всех докторских навыков я научился только писать корявым почерком. Мне хотелось бросить учебу и полностью погрузиться в войны между валютными парами, но для этого нужны были деньги, а у меня, у бедного студента, с трудом получалось сводить концы с концами. Меня здорово вдохновил фильм "Волк с Wall Street" и прочие фильмы подобной тематики. Я постоянно грезил о беззаботной жизни, нереально высоких доходах и девушках модельной внешности. Мне нравилось постоянно отслеживать экономические новости и наблюдать как меняются курсы валют и котировки акций. Однажды сделал ставку на демо счете, заработал за ночь около двух тысяч баксов и почувствовал эйфорию. Зачем вообще нужно работать? Когда можно путешествовать и торговать на валютном рынке. От этих мыслей отвлекла учеба.

          Пришло время медицинской практики и я попросился в психиатрическую лечебницу. Меня постоянно привлекало это место. Я размышлял о том, где же проходит грань между гениальностью и шизофренией. Так я попал в сумасшедший дом. Там я и попробовал эти розовенькие таблеточки. А что? Дел у меня особо не было, иногда проверял сердцебиение или давление у больных, а в основном, общался с медсестрами или спал. Одна молодая медсестра рассказала об этих таблетках, с ней я попробовал их в первый раз. Хотелось чтобы они действовали на меня как в фильме "Области тьмы" и я смог бы задействовать спящие участки мозга. Но по факту я просто погружался в свой мир наблюдая за всей этой психоделической атмосферой.



          - А вот ты где, - сказал главврач, нарушив спокойствие в моем мире. Доктор Петров заболел и я немного не успеваю. Я тут написал твои обязанности, ничего сложного, потом прочтешь. В общем, я закрепил за тобой палату номер шесть. Держи папку и иди практикуйся.

          - Хорошо, уже иду.

          Зашёл в палату. Там на койке справа лежал старик, он казался уставшим, смотрел куда-то в даль отсутствующим взглядом.

          - Как ваше самочувствие? - поинтересовался я.

          - Он не особо разговорчивый. - сказал мужчина на вид, абсолютно адекватный.

          - А у вас как?

          - Хорошо! Скоро наступит моё время.

          - Очень оптимистично.

          - Да, так и будет.

          - Как вы здесь оказались?

          - Я всегда здесь был. - сказал старик и повернулся в сторону стены.

          - Так вышло, - продолжил мужчина, и это даже мне на руку. Пока мне лучше залечь на дно.

          - У вас проблемы с законом?

          - Нет, что ты, я законопослушный гражданин и всю жизнь посвятил науке.

          - Как интересно, в какой области?

          - Физика. Да, кстати, меня зовут Николай.

          - Очень приятно, Андрей.

          - Взаимно.

          Мы пожали руки.

          - Не сочтите за излишнюю настойчивость, но мне безумно интересно, что вы тут делаете.

          - Ха-ха, безумно... Ты умеешь хранить тайны, Андрей? Хотя тебе все равно никто не поверит. Скажут какой-то псих в сумасшедшем доме наплёл ерунды.

          - Я умею хранить тайны. - сказал я и присел на стул рядом с окном.

          - Все из-за моих опытов. Я с такой страстью отдавался науке, рассчитывал получить Нобелевскую премию, но... Но теперь она мне не нужна. Теперь я стану богатым и смогу позволить себе абсолютно всё.

          - Что за опыты?

          - Опыты по искажению пространственно-временного континуума.

          - А что это такое?

          - Говоря простым языком это возможность путешествия во времени.

          Я невольно усмехнулся.

          - Вы что изобрели машину времени?

          - Да, так и есть, однако об этом вскоре узнали спецслужбы и мои путешествия во времени прекратились.

          - С ума сойти! То есть можно отправиться к динозаврам?

          - В моей машине все не так, как показывают в фильмах и физическое тело не может совершить такое путешествие. Но можно подглядеть. Так скажем, взглянуть одним глазком.

          - Фантастика!

          - Звучит как бред сумасшедшего, правда?

          - Не то слово, однако, учитывая место нашего пребывания, вполне уместно.

          Я взглянул на часы. Моя смена заканчивалась.

          - Ну что, спасибо вам за столь интересный рассказ! Рад был знакомству. Мне пора идти.

          - Хорошо, до встречи.

          - А как долго вы здесь будете? - ...но буду я здесь не всегда. - сказал старик.

          - Время покажет. - ответил Николай.

          - Ага, пространство расскажет. Всего доброго!

          Рассказы этого пациента меня сильно взволновали. Я стал фантазировать. Что было бы если я в прошлом имел такую машину? Возможно создал бы фейсбук! В прошлом квартале прибыль этой социальной сети составила миллиард долларов. Весьма неплохо. Читать рассказ http://andrew-birdz.ru/rasskazy/psikhushka на моем сайте.

          Пришел домой. Залез в интернет и начал искать все об этом физике и его экспериментах. Нашел подтверждение его словам. Опыты были приостановлены из-за того что испытуемый потерял рассудок. Неужели это возможно? Машина времени! Ну это же полнейший бред! Боже дай знак, если все это действительно правда, ведь используя знания Николая, я могу осуществить все свои мечты. Мой взгляд упал на журнальный столик. Там лежал рассказ Рэя Бредбери "Путешествие во времени". Я сразу понял, что нужно делать.

          На следующий день я снова оказался в закрепленной за мной палате.

          - Николай, добрый день.

          - День добрый!

          - Ваши слова произвели на меня сильное впечатление.

          - Не сомневаюсь.

          - Доступа к вашей машине у вас, как я понимаю, нет?

          - Ты все правильно понимаешь.

          - А смогли бы вы ее воссоздать?

          - Да смог бы.

          - Правда?

          - Да. Только мне не позволят. А почему это тебя так интересует?

          - Мне бы взглянуть на будущее...

          - Будущее... Оно прекрасно. Я его помню.

          - Вот вы говорили, что скоро разбогатеете, а как вы это собираетесь сделать?

          - Боюсь не могу тебе этого сказать.

          Я сильно волновался, но все же решился узнать о будущем.

          - Я занимаюсь торговлей фьючерсами и валютой, поэтому один небольшой совет от вас мне бы очень помог. Знаете, я так мечтаю...

          - Платина.

          - Что?

          - Я бы посоветовал вам вкладывать в платину. Этот металл будет просто не заменим в производстве деталей для космических кораблей.

          - Вы серьезно?

          - Да, и советую вам поторопиться, чтобы купить эти ваши акции, так как в ближайшее время цена взлетит в три или даже четыре раза.

          - Хорошо, спасибо вам большое.

          - Спасибо вам, - сказал старик.

          Всю следующую неделю я возился с документами. Достал подделанную справку, чтобы оформить кредиты на приличную сумму, и получил одобрение в трех банках. Чтобы получилась круглая сумма, занял у друзей и родственников. Вложил все деньги в платину и ждал. Ждал до тех пор пока цена на этот металл упала в двое. Я почувствовал себя катастрофически неприятно. Попытался успокоиться и заверить себя, что скоро цена поднимется.

          - Дурдом! - подумал я, и поехал в дурдом.

          Около регистратуры встретил главврача.

          - Привет, ты что к нам на постоянку решил устроиться?

          - Нет, я хотел навестить пациента из шестой палаты.

          - Знаешь, а старик умер.

          - Умер? Очень жаль... Но мне бы пообщаться со вторым пациентом.

          - Андрей, в шестой палате всегда был только один пациент.

          Сочи. 28 января 2016 года

             
            avatar

            РецензииСовременные образы русской литературы.

            Марина Струкова 2016.02.08 10:32 1 0

             
            Краткий обзор

            В мировой литературе есть традиционный набор персонажей, вокруг которых закручивается интрига сюжета: воин -  герой или просто солдат, тянущий лямку войны; женщина – мать, возлюбленная; мудрец – воплощение традиционных воззрений и народного опыта; эмигрант – ранее странник или изгнанник; провинциал – житель глухомани, края света, которым в одних странах считается заброшенный остров, у иных - аул или село; изгой – правдоискатель или преступник; подвижник – монах, священник, этот образ порой тождественен образу мудреца и сам писатель.

            Каждая нация рисует эти  литературные образы в своём стиле, делая акцент на тех или иных чертах – как отличались бы портреты одного и того же человека, созданные японцем, голландцем,  русским или арабом. Фон эпохи и светотень исторических обстоятельств довершают композицию.

            В России образу воина писатели традиционно придают героические черты. С одной стороны, это потребность народа в подтверждении, что ратный труд вершился не зря, с другой – негласный заказ государства.

            Постперестроечные художественные тексты богаты персонажами, прошедшими Афган, Чечню, теперь добавится и Донбасс. От одним махом семерых побивахом богатырей до поющих в электричке инвалидов, забытых властью. Пока что сайт «Окопка» пополняется рассказами, среди которых есть как качественные, так и одиозные произведения.

            На тему межнациональных противостояний и войны отмечу два новых талантливых текста. Повесть «Чеканщик» («Новый мир» №12 2014): советский солдат, перешедший на сторону душманов, возвращается в Россию, но не находит там ни близких, ни приюта.

            И о событиях двадцатилетней давности в Таджикистане — роман Владимира Медведева "Заххок": во время гражданской войны убивают врача, и его семью – русскую жену и детей, увозят в глухое среднеазиатское село, где им приходится уживаться с чужими традициями, а к дочке сватается полевой командир. Причём русская жена сталкивается с первой женой врача - таджичкой. («Дружба Народов»: № 3, 2015).

            Исторические обстоятельства ставят перед женскими персонажами новые проблемы. Например, героиня становится жертвой исламской культуры в её радикальном толковании. Как в книге «Проданная в рабство» Амани Унисааль - о русской девочке из неблагополучной семьи, которую собственные родители сбывают торговцу живым товаром. Автором повествования якобы она и является, только выступает под новым, арабским именем.

            Образ эмигранта - без него немыслима литература тех, кто был вынужден покинуть родину. Раздвоенность его сознания, ностальгия, но и постепенное врастание в чужую культуру и быт. Как в книгах русскоязычных израильтян - Дины Рубиной и менее известного, но интересного мне Эли Люксембурга. В прозе замелькал и образ мигранта-кавказца, приехавшего в Москву, например, у Эдуарда Багирова. А в рассказе Вячеслава Пьецуха «Французский овраг» иностранец пытается наладить бизнес в России, но, увы, его разоряют партнёры и жена («Октябрь» №7 2015).

            Лучшими молодыми представителями отечественной прозы я считаю Ирину Мамаеву и Алису Ганиеву. Первая достоверно рисует русскую провинцию века двадцать первого, вторая - колоритный мир современного Кавказа. У Алисы Ганиевой недавно вышла новая повесть «Жених и невеста» («Октябрь» №4 2015) о дагестанской молодёжи, новых веяниях, актуальных проблемах и древних устоях патриархального общества.

            Духовное лицо как персонаж наиболее ярко представлено в книге «Несвятые святые» отца Тихона Шевкунова, в периодически публикуемых «Нашим современником» рассказах отца Ярослава Шипова, в повести Александра Сегеня «Поп», по которой поставлен хороший одноимённый фильм.  И мне нравятся эти произведения. Но знаете, о ком ещё долго не напишут? О современном священнике оппозиционных взглядов, новом Аввакуме, обличающем пороки общества и государства, хотя в жизни такие изредка встречаются, но их, как древле, ссылают в глухомань, а то и убирают.

            Отмечу, что в российской литературе не стало бунтарей и ниспровергателей ни со знаком плюс, ни со знаком минус. Писатели не создают образы защитников народа от произвола мафии или чиновников. Правда, такие герои встречаются в детективах, но эти томики-однодневки для чтения в метро никогда не войдут в историю из-за низкого художественного уровня. В мире серьёзной литературы стало не принято говорить о коррупции, о этнической преступности, не модно - о настоящей любви, её подменяют перверсиями. Для традиционных ценностей остался заповедник «деревенской прозы», которую хранит ряд консервативных журналов, но не каждому она интересна…

            Богатые событиями и переменами последние годы, именно 2014-й, 2015-й предоставляют много исходного материала писателям. Это вызов времени русской литературе – сможет ли отразить его достаточно талантливо и честно?

             
            avatar

            РецензииНесуществующая биография Декарта

            Роман Воликов 2016.02.03 10:29 4 0

             

            Рене Д’Карт родился 31 марта 1596 года в городе Лаэ провинции Турень французского королевства. В четверг, после дождичка. Новорожденный был одет в бирюзовый камзол фламандского сукна, грудь перехватывала широкая лента с надписью на санскрите:  SATYAT NASTI PARO DHARMAH*. На лице грудничка отчетливо проявлялась  небритость.

            - Tere! – поздоровался Декарт с присутствовавшими. – Я разве похож на браминского гиппопотама?

            Счастливый отец Иоахим  Д’Карт, судья из соседнего городка Ренн, весьма уважаемый в округе человек, которого никак нельзя было заподозрить в склонности к мистицизму, засопел и рухнул в обморок.

            Кюре Флориак, срочно по такому случаю вызванный в дом роженицы, как человек, глубоко убеждённый в верности теории метемпсихоза, не слишком удивился происшедшему событию. Заинтересовало его, скорей, другое.

            - «Tere»  ведь здравствуйте на чухонском, - сказал вслух кюре. В годы беспечной юности будущий слуга церкви немало покочевал по Европе и был знаком с чужими наречиями. – Откуда французский младенец может знать это слово?

            - Объяснение лежит на поверхности, - сказал юный Декарт, с удовольствием  уплетая  кроличью ножку. – Моя матушка, пребывая в известном положении, любила прогуливаться у городской стены, которую ремонтировали каменотесы, нанятые в Ревеле. Разумеется, они общались между собой на родном языке. Вот я и выучил, что здесь странного?

            - В самом деле, - согласился кюре, испытав столь же глубокое, как и счастливый отец Иоахим, желание упасть в обморок, что еле справился с собой.

            Как вы догадались, уважаемый читатель, Декарт с самого начала жизненного пути представлял из себя незаурядное существо. Появившись на свет столь экстравагантным образом, он продолжил шокировать добропорядочных граждан города Лаэ глубинными познаниями во всех научных дисциплинах, а также в области практической анатомии. Отец Декарта, не имея возможности держать гениального сына взаперти, чтобы не выглядеть этаким бурбоном в тот просвещенный век, окончательно удалился по служебным делам в соседний Ренн и встречался с отпрыском не чаще, чем раз в полгода и не более  чем на несколько минут.

             

            *Нет религии выше истины (санк.)

            Полностью рассказ можно прочитать на сайте ERWELIT http://erwelit.ru

             

             

             

             

             

             

             

             

             

             

             

             

             

               

              Страница 1 из 76
              I do blog this IDoBlog Community

              Соообщество

              Новички

              avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
               

              Вход на сайт