Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Сергей Шаргунов. "Триумф волн" | ЖЛ-дайджест | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

ЖЛ-дайджестСергей Шаргунов. "Триумф волн"

Алексей Зырянов 2011.11.14 16:44 2 0

 
13 ноября 2011 г. 15:54

"В России гадостно и подло пованивает потопом. Темные волны ходят, сталкиваются, взлетают… Темные и мутные, одна другой темнее...."

/

"...Как бы всех нас вместе не смыло в межнациональном круговороте..."


Фото: molgvardia.ru.

Фото: molgvardia.ru.

В России гадостно и подло пованивает потопом.

Темные волны ходят, сталкиваются, взлетают… Темные и мутные, одна другой темнее.

На даче пришла соседка, баба Лиза, плача. Возвращалась из Сергиева Посада, напал парень, вырвал сумку, вывихнув руку, толкнул в канаву.

— Запомнили его?

— Они все на одно лицо, саранча…

Этим рассказом не удивишь. Пришельцы грабят местных. Ходят, как будто патрулируют, группками, озирая дома и дворы. Пришелец, шагающий в одиночку, затравленно, но и недобро глядит исподлобья. Их все больше, и так в каждом поселке. Жители отгораживаются табличками “работы нет” или старомодным обещанием “злой собаки”.

…Вспоминаю минувшее лето, Киргизию. Светло-серая юрта в горах. Слышу смешливый визг. Нагибаюсь, влезаю. Малыш с большими яркими глазами подскакивает к молодой женщине, салит ее ладошкой, отпрыгивает и хохочет. Снова подскакивает, и так без конца. Снимаю его на мобильник, надо показать моему Ване, какой чудесный у него ровесник! Женщина подносит стакан терпкого айрана, вздыхает: “Хуже дружить стали. Раньше хорошо дружили”, и я согласен с ней всей душой и, кажется, остался бы в этой юрте…

…Звоню тете. Интеллигентная книжница. Либералка.

— Помнишь у нас на даче бабу Лизу? Ее вчера гастер ограбил.

— Какой еще гастер? — тетин голос нежно вибрирует. — Ты видел, как это было? Небось она сама начала его задирать.

— Она? Да ей семьдесят восемь.

— И что за выражение — “гастер”! Так про людей нельзя говорить. Сегодня вешают всех собак на тех, у кого глаза узкие. Завтра будут бить тех, кто в очках. Я ехала в троллейбусе, и, представляешь, толстая баба, похмельная рожа, стала оскорблять хорошенькую девочку-школьницу, смуглую. “Уступи место старшим! По-русски ни бум-бум? Когда же вас уже выметут?”. Я заступилась: “Как вам не стыдно!”, так эта баба и на меня наорала. Ты бы лучше не повторял гадости, а пожалел их, у них там семьи, они сюда приехали, чтобы выжить и родных вытянуть.

— Ну конечно, — отвечаю, — однако на бабу Лизу тебе наплевать, ее почему-то жалеть не надо.

Тетя вешает трубку…

…В Москве иду в спортзал, где у меня два знакомых — чеченец, три года назад переехавший из Грозного, и футбольный болельщик, наш. Иногда я задумываюсь: спортзал — место встречи двух сил. Здесь каждый день можно увидеть и бритоголовых русаков, и кавказцев, но они мирно пыхтят и дружно потеют, плечо к плечу.

Между собой мои знакомые общаются мало и вскользь, но со мной охотно.

Ярослав бежит на соседней дорожке и повествует вполголоса:

— Мы теперь объединяемся, как черные. Надо брать с них пример. В каждом округе — смотрящий. Будем защищать русских с самого детства. Если твоего в детском саду обидит нерусь, дай знать, разберемся.

— Погоди. Вот сейчас пацанов приговорили за Манежку. Что же ваши не пришли к суду, не заступились?

— А эти, которых судили, они не из тусы, они вообще не при делах. Если бы кого из настоящих зацепили — вот был бы кипеш.

— А то, что они невиновные, тебе по?.. Значит, нет никаких русских, а есть туса? Ты за тусу, выходит?

Он снижает скорость бега.

— А если убьют не фаната, — продолжаю, — обычного человека, кто за него впряжется?

Мы одновременно сходим с дорожек.

— Сначала фанаты должны проснуться, — поясняет Ярослав доверительно, отведя меня к окну. — Делаем, что умеем.

— Русских ты разве не лупишь?

— Бывает.

Ярослав не только бьется с приезжими, он — “спартач” и частенько машется с “конями”. У него своя дружина, и иногда он напоминает мне реинкарнацию строптивого князя.

— Скоро на княжества поделимся, — говорю вслух.

— А? Да так и есть. Кстати, у якутов свои скинхеды. Давно уже. Месят тех, кто не якуты. Клич у них: “Хо!”. Прилетел в Якутию, услышал “Хо!” — сразу беги.

— А Сибирь и Краснодар — одна страна?

— Есть вопросы, — он кивает. — Парни в других городах телегу толкают: где родился, там и пригодился. Тверичи в Твери, ебуржане в Ебурге. Списывались с одним: в Саратове живет, жену там нашел, родня вся там, и клал он на нашу столицу… Может, оно и правильно. Сколько их всяких-разных в город прет. Вот запретить бы въезд иногородним, сразу бы пробки на фиг исчезли.

— Ну-ну, и Москву кормить тоже хватит...

Из спортзала меня подвозит на своем “Хаммере” чеченец Алихан.

— О чем с Яриком трещали? Вроде нормальный парень, не пьет, не курит, но дурной. Разве кавказцам легко? Сколько нас убивали, бомбами долбили. Сюда приезжаем: на нас смотрят как на врагов. По телевизору говорят, что мы враги. В отстойнике в аэропорту держат. Вот ты бывал на Кавказе, у нас в Чечне. Видел людей. Что, они ненормальные? Обижал тебя кто?

— Я по Грозному гулял один с фотоаппаратом, — вспоминаю честно, — и все мне улыбались: “Из Москвы? Круто!”, и в Карачаево-Черкесии у каждого второго “Russia” на футболке.

— Свозить бы туда тех, кто говорит, что Кавказ потерян… — Алихан включает диск. — Забыл, Тимура любишь?

Песня гремит на весь салон. Певец по-русски гортанно и сладко тянет куплеты о проклятых русских свиньях, которые пришли в цветущий Грозный, и о том, что свиней надо резать и жечь.

— Зачем ты это слушаешь?

— Просто так, — Алихан поворачивается ко мне и подмигивает. — Понты.

— Кто не с вами, тот под вами? А мне это приятно? Я же русский! Тоже свинья? — чувствую, что говорю взахлеб, не сдерживая волну раздражения. — Останови машину!

Выхожу. Стою на тротуаре. И не знаю, куда идти.

Иду выпить вина с подружкой в баре. Оля работница телевидения — продюсер новостей.

— Задолбалась сеять рознь, — она криво ухмыляется. — Раньше, помнишь, годами была установка: подростки напали на приезжих. Мол, в стране, победившей фашизм, и бла-бла-бла… Недавно спустили другую тему: доколе терпеть приезжих? Мол, все беды от них, и бла-бла-бла… Но теперь каждую неделю новая команда. То приезжих проклинай, то, наоборот, пугай нациками. Иногда на неделе несколько раз все меняется. Как будто там наверху истерика. Шиза полнейшая…

— Но ведь и в стране шиза…

— Да чего истерить? — перебивает подружка. — Да не раздавайте вы так просто гражданство. Да введите, если все так ужасно, визовый режим. И с нашими кавказцами тоже можно разрулить. Нагнуть их этническое сообщество, чтоб отдувались за каждого дерзкого. Сейчас-то что? Стравливают людей… Зачем это? Чтоб прорвало! — уверенно заключает она. — К чему приведет? Убьют невинного ребенка. Думаешь, их там, наверху, волнует что-то достойное сделать? Им лишь бы удержаться.

— После них хоть потоп, Оль, — говорю реплику из сериала. — Пока на гребне волны катаются.

— Я вот думаю, Серень, как бы их не смыло в скором времени, — сериально говорит она.

— А я думаю, как бы не вместе со страной, — отвечаю и вижу, что сериал получается в стиле хоррор.

Сергей ШАРГУНОВ

Московский Комсомолец № 25796 от 14 ноября 2011 г.






 

  • 0 avatar Юрий Иванов 2011.11.15 11:13
    Крах империи и есть крах империи, ничего хорошего.
    Ответить
    • 0 avatar Алексей Зырянов 2011.11.15 14:01
      Сегодня с утра слушал радио "Вести ФМ". Вёл передачу Владимир Соловьёв со своей коллегой. Тема касалась ситуации вокруг наших лётчиков, коих задержали в Таджикистане за "неразрешённый перелёт и провоз запрещённого багажа через Афгано-Таджикскую границу". Помимо ёрничанья (со стороны В.Соловьёва) по поводу внезапно обнаруженной эпидемии среди таджикских "гостей" в нашей стране, в студию дозвонились несколько таджиков, которые сами же соглашаются, что любой приезжий должен уважать ту страну, в которой он намерен жить какое-то время (либо же навсегда). И с обязательным разрешением согласен для себя, как гостя страны. А "наши" чеченцы решили обустроить страну (не говоря отдельно о Москве), которая не устраивает по их собственным религиозным воззрениям. Выражают открыто свою неприязнь православным людям.
      Ещё не раз (благодаря ещё одному дозвонившемуся таджику) вспоминали Онищенко, который по своей обыкновенной тупости забыл, что в самом Таджикистане живут много наших пенсионеров, с которыми таджикские власти могут поступить аналогично "нашим" мерам против нелегалов и "законных" гостей с Таджикистана.
      В общем, тут на мировом уровне "наши" чиновники "косячат", а уж во внутреннем регулировании с этническими проблемами и вовсе швах. Тут, конечно, согласен, многонациональная империя на ладан дышит, но как страна цивилизованная, мы должны выстраивать отношения с кавказцами, татарами, да и китайцами коллективно, на общественных началах. Нужно приходить к договорённостям и согласию общинно, а не по одиночке ругаться на толпу кавказцев и иных этнических групп. Надо создавать добровольные группы по переговорам с этносами, которые выходят за рамки дозволенных норм поведения на территории коренных жителей.
      Я так думаю.
      Ответить
I do blog this IDoBlog Community

Соообщество

Новички

avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
 

Вход на сайт