Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Дмитрий Стус. МНЕ НЕ ХВАТАЕТ РУССКИХ ДРУЗЕЙ. | ЖЛ-дайджест | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

ЖЛ-дайджестДмитрий Стус. МНЕ НЕ ХВАТАЕТ РУССКИХ ДРУЗЕЙ.

Игорь Касько 2012.03.05 07:08 1 0

 

За последние 20 лет украино-российские культурные связи несколько утрачены. В преддверии Всемирного дня писателя мы обратились к известному украинскому литературоведу, лауреату Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, а с недавних пор – генеральному директору Национального музея Тараса Шевченко в Киеве Дмитрию Стусу (сыну гениального украинского поэта Васыля Стуса) с просьбой рассказать о процессах, происходящих в современной украинской литературе.

– Дми­т­рий Ва­си­ль­е­вич, ка­ким вам ви­дит­ся со­сто­я­ние со­вре­мен­ной ук­ра­ин­ской ли­те­ра­ту­ры, ка­кие тен­ден­ции на­блю­да­е­те? 

– По­про­бую пред­ста­вить кар­ту мо­их ли­те­ра­тур­ных пред­по­чте­ний се­го­дняш­ней Ук­ра­и­ны.

Преж­де все­го, о про­зе, ко­то­рой ин­те­ре­су­ют­ся все. К со­жа­ле­нию, в си­лу раз­лич­ных при­чин в Ук­ра­и­не она сред­не­го уров­ня. Ры­нок на­пол­нен бо­лее ка­че­ст­вен­ным про­дук­том бел­ле­т­ри­с­ти­ки из Ев­ро­пы и Рос­сии. Хо­тя име­на луч­ших на­ших про­за­и­ков бо­лее-ме­нее из­ве­ст­ны: Сер­гей Жа­дан, Ок­са­на За­буж­ко, Юрий Ан­д­ру­хо­вич, Ма­рия Ма­ти­ос, Ва­сыль Шкляр. По­след­ний ро­ман За­буж­ко «Му­зей по­ки­ну­тих се­к­ретів» до­воль­но ин­те­ре­сен и в чём-то да­же эта­пен для ук­ра­ин­ской про­зы.

По­эзия в Ук­ра­и­не все­гда бы­ла вы­со­ко­класс­ной. В куль­тур­ном сег­мен­те рос­сий­ской и со­вет­ской им­пе­рии имен­но по­эзия со­хра­ня­ла и раз­ви­ва­ла язык. По­это­му ни­че­го уди­ви­тель­но­го нет в том, что и се­го­дня у нас од­на из са­мых силь­ных по­эти­че­с­ких школ в Ев­ро­пе.

Для ме­ня на вер­ши­не по­эти­че­с­ко­го олим­па Ук­ра­и­ны на­хо­дят­ся два че­ло­ве­ка – Ва­сыль Ге­ра­си­мюк и Алек­сей За­ра­хо­вич. Дол­гое вре­мя у нас не бы­ло силь­ной, жи­вой рус­ско­языч­ной по­эзии. По­сле вы­хо­да в свет по­след­ней кни­ги За­ра­хо­ви­ча «Че­хонь» ста­ло со­вер­шен­но оче­вид­но, что он – яв­ле­ние в по­эзии со­вре­мен­ной Ук­ра­и­ны, хо­тя, воз­мож­но, ещё не в пол­ной ме­ре про­чи­тан­ное и ос­мыс­лен­ное. Но так бы­ло со мно­ги­ми, в том чис­ле и с мо­им от­цом – Ва­сы­лем Сту­сом, к ко­то­ро­му при­зна­ние при­шло толь­ко че­рез 15–20 лет по­сле смер­ти. Бу­дем на­де­ять­ся, что Алек­сея ждёт иная судь­ба. Что же ка­са­ет­ся Ва­сы­ля Ге­ра­си­мю­ка, то он то­же за­крыт и гер­ме­ти­чен, как и Алек­сей. Сна­ча­ла он был гер­ме­ти­чен за счёт боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва ди­а­лект­ных слов, в зна­чи­тель­ной ме­ре не­по­нят­ных боль­шин­ст­ву чи­та­те­лей, а сей­час, на­чи­ная со сбор­ни­ка «По­ет у повітрі» – мно­гих от­тал­ки­ва­ет и да­же пу­га­ет его жё­ст­кая речь и очень кон­цен­т­ри­ро­ван­ный, на­сы­щен­ный смыс­лом стих. Обо­их по­этов объ­е­ди­ня­ет преж­де все­го глу­бо­кое зна­ние ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ры, тен­ден­ций её раз­ви­тия, они мно­го чи­та­ют и яв­ля­ют­ся ед­ва ли не са­мы­ми об­ра­зо­ван­ны­ми ук­ра­ин­ски­ми ли­те­ра­то­ра­ми.

Ес­ли го­во­рить о по­этах стар­ше­го по­ко­ле­ния, то здесь нель­зя не вспом­нить Бо­ри­са Олей­ни­ка, ко­то­рый ос­тал­ся в ли­те­ра­ту­ре (кто-то ушёл в по­ли­ти­ку, кто-то в пуб­ли­ци­с­ти­ку, кто-то, как Ли­на Ко­с­тен­ко, по­про­бо­вал пи­сать про­зу). Его ны­неш­ние сти­хи, осо­бен­но цикл «З оку­паційно­го зо­ши­та», очень ин­те­рес­ны. К со­жа­ле­нию, его се­го­дняш­нее твор­че­ст­во ма­ло из­ве­ст­но да­же по­этам и кри­ти­кам, ведь его кни­ги из­да­ют­ся ог­ра­ни­чен­ным ти­ра­жом и поч­ти не­до­ступ­ны лю­дям, ко­то­рые вра­ща­ют­ся в па­рал­лель­ных ли­те­ра­тур­ных кру­гах.

Кро­ме Ге­ра­си­мю­ка и За­ра­хо­ви­ча, сре­ди по­этов сред­не­го по­ко­ле­ния вы­де­ля­ют­ся Та­рас Фе­дюк, Пе­т­ро Ми­дян­ка, ко­то­ро­го вы­дви­ну­ли на со­ис­ка­ние Шев­чен­ков­ской пре­мии, ну и, ко­неч­но, Сер­гей Жа­дан и Ма­ри­ан­на Ки­я­нов­ская. На мой взгляд, Ки­я­нов­ская уже се­го­дня звез­да пер­вой ве­ли­чи­ны. Она мно­го пе­ре­во­дит с поль­ско­го и дру­гих ино­ст­ран­ных язы­ков, очень мно­го, как для по­эта, пи­шет. Чув­ст­во ре­чи, куль­ту­ры, кон­тек­с­та, ли­ри­че­с­кое на­ча­ло в её тек­с­тах спа­я­но в еди­ное це­лое. Её слог ни с кем не спу­та­ешь, а в её мир хо­чет­ся воз­вра­щать­ся.

Кро­ме этих, как по мне, вер­шин­ных яв­ле­ний, есть ещё боль­шой круг по­этов, кто за­све­тил­ся кни­гой, цик­лом, пуб­ли­ка­ци­ей, сти­хом… Стро­го го­во­ря, вот уже на про­тя­же­нии двад­ца­ти лет в Ук­ра­и­не мож­но ве­с­ти речь о на­сто­я­щем по­эти­че­с­ком бу­ме, ко­то­рый, к со­жа­ле­нию, ос­тал­ся ма­ло за­ме­чен­ным на фо­не по­ли­ти­че­с­ких со­бы­тий. Се­го­дняш­нее мо­ло­дое по­ко­ле­ние то­же по­да­ёт боль­шие на­деж­ды. Сре­ди тех, ко­го чи­тал, вы­де­лю Юлю Не­сте­ро­ву, Оле­ну Ге­ра­си­мюк, Та­ра­са Гри­го­чу­ка.

Те­перь о том сег­мен­те, ко­то­рый в со­вре­мен­ной ук­ра­ин­ской ли­те­ра­ту­ре раз­ви­ва­ет­ся осо­бен­но ак­тив­но. Это – дет­ская ли­те­ра­ту­ра. За по­след­ние не­сколь­ко лет в этой об­ла­с­ти по­яви­лось мно­го но­вых имён и но­вых тек­с­тов. И имен­но кни­ги для де­тей и под­ро­ст­ков из­да­ют­ся на­и­боль­ши­ми ти­ра­жа­ми. Са­мый ин­те­рес­ный ав­тор, на мой взгляд, – Вла­ди­мир Рут­кив­ский, в ча­ст­но­с­ти, его три­ло­гия «Джу­ры» («Джу­ри і підвод­ний чо­вен», «Джу­ри ко­за­ка Швай­ки», «Джу­ри-ха­рак­тер­ни­ки»). Об­щий ти­раж этих книг уже пре­вы­сил 80 ты­сяч. При раз­ру­шен­ной се­ти кни­го­ра­с­про­ст­ра­не­ния – для Ук­ра­и­ны это очень мно­го.

Так­же ус­пеш­ным счи­таю про­ект для де­во­чек от 8–9 до 13 лет Та­ть­я­ны Щер­ба­чен­ко «Пан­ноч­ка». С од­ной сто­ро­ны кни­га по­мо­га­ет де­воч­кам учить­ся жить в со­вре­мен­ном ми­ре, с дру­гой – ав­то­ру уда­ёт­ся со­блю­дать ба­ланс меж­ду на­ци­о­наль­ной и ми­ро­вой тра­ди­ци­ей и куль­ту­рой. В кни­ге из­ло­же­ны азы ку­ли­на­рии, об­ще­ния, по­ве­де­ния, спо­со­бы пре­одо­ле­ния раз­лич­ных пси­хо­ло­ги­че­с­ких про­блем. Сей­час Щер­ба­чен­ко го­то­вит но­вую се­рию. Пер­вая кни­га бу­дет о том, как под­ро­ст­ку вы­жить на ули­це.

По­след­нее де­ся­ти­ле­тие в Ук­ра­и­не ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся и эс­се­и­с­ти­ка. В ос­нов­ном за счёт гран­тов. В Ев­ро­пе дав­но из­ве­ст­ны име­на Та­ра­са Про­хась­ка, Юрия Ан­д­ру­хо­ви­ча, Ок­са­ны За­буж­ко, Из­дры­ка и дру­гих.

Го­во­ря о рус­ско­языч­ной ли­те­ра­ту­ре и бел­ле­т­ри­с­ти­ке, сле­ду­ет упо­мя­нуть, что на­и­боль­ших ус­пе­хов тут до­стиг­ли пред­ста­ви­те­ли фэн­те­зи и фан­та­с­ти­ки, чьи име­на на слу­ху и у рос­сий­ско­го чи­та­те­ля. Сре­ди на­и­бо­лее из­ве­ст­ных имён – Ма­ри­на и Сер­гей Дя­чен­ко, Ол­ди и дру­гие.

Ес­ли же го­во­рить о ли­те­ра­ту­ре вы­со­кой, то, на мой вкус, по-на­сто­я­ще­му ин­те­рес­ных яв­ле­ний осо­бо и не бы­ло. Мо­жет быть, вы­де­ля­ют­ся Ла­да Лу­зи­на и Ан­д­рей Кур­ков. Я их чи­тал, но боль­ше для от­ды­ха и как кри­тик, но не как чи­та­тель. По край­ней ме­ре, «Серд­це Пар­мы» и «Зо­ло­то бун­та» Ива­но­ва я чи­тал с го­раз­до боль­шим ин­те­ре­сом.

Впро­чем, это не го­во­рит о том, что у нас от­сут­ст­ву­ют по­тен­ци­аль­но ин­те­рес­ные име­на. Всё де­ло в том, что боль­шин­ст­во на­ших ли­те­ра­то­ров не име­ют воз­мож­но­с­ти сде­лать ли­те­ра­ту­ру и ли­те­ра­тур­ное ре­мес­ло про­фес­си­ей. Сей­час си­ту­а­ция не­мно­го ме­ня­ет­ся, мно­гие пи­са­те­ли, ко­то­рые по-на­сто­я­ще­му вла­де­ют сло­вом, за­се­ли за сце­на­рии. На­де­юсь, что вско­ре по­явят­ся ка­кие-то ин­те­рес­ные филь­мы, но по­ка об этом мож­но го­во­рить толь­ко как о тен­ден­ции. Знаю, что в этом на­прав­ле­нии ак­тив­но ра­бо­та­ют Ирэн Роз­до­будь­ко и Ан­д­рей Ко­ко­тю­ха. 

– Ка­кие стро­ки лю­би­мой по­эзии пер­вы­ми при­хо­дят на ум? 

– Для ме­ня очень ва­жен отец. В пла­не по­эзии он для ме­ня ка­мер­тон, по ко­то­ро­му я про­ве­ряю дру­гих на «под­лин­ность», точ­ность зву­ча­ния, ис­крен­ность. Ведь по­эзия – это все­гда по­пыт­ка го­во­рить с Бо­гом. Лю­би­мых стро­чек, на­вер­ное, у ме­ня всё же нет, а ес­ли го­во­рить о лю­би­мом сти­хо­тво­ре­нии, то это «If» Ре­дь­яр­да Кип­лин­га. 

– Как вы от­но­си­тесь к ве­ро­ят­но­с­ти при­сво­е­ния До­нец­ко­му на­ци­о­наль­но­му уни­вер­си­те­ту име­ни Ва­сы­ля Сту­са? 

– Это до­воль­но дав­ний раз­го­вор. В До­нец­ке есть лю­ди, для ко­то­рых это важ­но, но есть часть лю­дей, ко­то­рые это­го ка­те­го­ри­че­с­ки не хо­тят (как сре­ди пре­по­да­ва­те­лей, так и сре­ди сту­ден­тов). По­ка та часть, ко­то­рая ка­те­го­ри­че­с­ки про­тив, со­став­ля­ет где-то трид­цать про­цен­тов, на­вя­зы­вать та­кое ре­ше­ние не­пра­виль­но. Фор­маль­но, ко­неч­но, мож­но до­бить­ся та­ко­го ре­ше­ния, но за­чем? Ведь Ва­сыль Стус – по­эт, а не по­ли­тик.

– На долж­ном ли уров­не оце­не­на де­я­тель­ность ва­ше­го от­ца в Ук­ра­и­не? 

– Ук­ра­и­на ни­ког­да осо­бо не по­пу­ля­ри­зи­ро­ва­ла Сту­са. Это все­гда был про­ект, ко­то­рый вёл я, ис­поль­зуя те или иные воз­мож­но­с­ти, а ино­гда и по­ли­ти­че­с­кие си­лы. На ран­нем эта­пе, ког­да мы с Ми­хай­ли­ной Ко­цю­бин­ской де­ла­ли мно­го­том­ное из­да­ние, уда­лось на­хо­дить и ми­ни­маль­ные гран­ты.

Кро­ме Та­ра­са Шев­чен­ко, вся ук­ра­ин­ская клас­си­ка все­гда из­да­ва­лась ху­же, чем про­из­ве­де­ния Ва­сы­ля Сту­са, ко­то­ро­го всё-та­ки за 20 лет мы под­ня­ли до уров­ня бе­зо­го­во­роч­но­го клас­си­ка. Го­су­дар­ст­вен­ная под­держ­ка (на­при­мер, Ге­рой Ук­ра­и­ны) са­мо­му Сту­су ни­че­го не да­ва­ла. Это бы­ло нуж­но лю­дям, ко­то­рые де­ла­ли по­ли­ти­ку и ко­то­рым не хва­та­ло ав­то­ри­те­та.

20 лет сво­ей жиз­ни и на­уч­ной ра­бо­ты я от­дал ис­сле­до­ва­нию твор­че­ст­ва и би­о­гра­фии от­ца. Ду­мал, это­го до­ста­точ­но. Но се­го­дня по­ни­маю, что дол­жен бу­ду по­сто­ян­но уде­лять это­му вни­ма­ние. Что ещё. Уда­лось со­хра­нить му­зей от­ца в Гор­лов­ке, в де­ся­тых чис­лах ян­ва­ря в До­нец­ке и Ки­е­ве вы­шли две кни­ги из­бран­но­го, в Ос­т­рож­ской ака­де­мии со­зда­ёт­ся центр по изу­че­нию его твор­че­с­ко­го на­сле­дия. 

– За по­след­ний год это ваш вто­рой ви­зит в Моск­ву? 

– В Моск­ву я все­гда при­ез­жаю с удо­воль­ст­ви­ем раз в не­сколь­ко лет. За по­след­ний год мне по­сча­ст­ли­ви­лось по­бы­вать в ва­шем го­ро­де дваж­ды, и оба ра­за я уез­жаю от­сю­да с пре­крас­ны­ми впе­чат­ле­ни­я­ми.

Не бу­ду обоб­щать, но лич­но мне не хва­та­ло си­с­тем­но­го об­ще­ния с мо­и­ми рус­ски­ми дру­зь­я­ми и рус­ской ли­те­ра­ту­рой, ко­то­рое ста­ло эпи­зо­ди­че­с­ким в си­лу раз­лич­ных по­ли­ти­че­с­ких при­чин. Мне бли­зок рос­сий­ский мир, здесь мно­го мо­их ес­ли не дру­зей, то про­сто очень хо­ро­ших то­ва­ри­щей (Юрий Бе­ли­ков, Дми­т­рий Бак). Есть и мо­ги­лы, на ко­то­рые ино­гда очень хо­чет­ся при­ехать. По­это­му хо­те­лось бы ча­с­то бы­вать в Моск­ве в ка­че­ст­ве гос­тя и по­мо­гать ук­реп­ле­нию ук­ра­и­но-рос­сий­ских куль­тур­ных кон­так­тов. 


Записала Елена МАРЧЕНКО.

Ссылка: http://www.litrossia.ru/2012/09/06873.html

 






     

    • Недоступно avatar Марк 2012.03.13 10:40
      В центре нынешней Лейпцигской книжной ярмарки – литература Украины, Польши и Беларуси
      Ответить
    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт