Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
НЕЗАБЫВАЕМЫЙ КРУИЗ-1982 Ретро-воспоминания | Дневник современника | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Дневник современникаНЕЗАБЫВАЕМЫЙ КРУИЗ-1982 Ретро-воспоминания

Александр Титов 2012.06.27 11:51 5 0

 

Ранним утром в феврале 1982 года, когда в Москве трещал почти тридцатиградусный мороз, трансатлантический лайнер, красавец ИЛ-62, плавно поднялся с взлетной полосы аэродрома Шереметьево и взял курс на Ирландию. Так начался круиз по странам Центральной Америки, организованный бюро международного молодежного туризма «Спутник».


ШЕРЕМЕТЬЕВО, ЗАТЕМ ДОЛГИЙ ПЕРЕЛЕТ

По его путевкам за океан отправилось около 300 передовиков производства, рабочих, служащих, специалистов, представителей творческой интеллигенции. Цель туристической акции -- установление более тесного контакта комсомола с молодежными организациями Латинской Америки, а также знакомство с природой и культурой, историей этих экзотических стран.
Самолет уже в воздухе, пассажиры прильнули к иллюминаторам. Полет проходил отлично. Долгое время не было видно просвета между тучами, а между тем так хотелось взглянуть на землю с высоты десяти километров. И вот показался яркий большой просвет -- Ирландия. Видны нити рек, пятнышки озер, дымил трубой крохотный заводик.
Первая посадка. Аэропорт Шеннон. После четырех часов полета приятно было размять ноги, шагая по широкому стеклянному коридору в зал транзитных пассажиров. Зал ожидания почти пуст Он очень просторный, половина его отведена под магазин.
От нечего делать туристы бродили между стеллажей с товарами, в основном здесь продевались сувениры, причем очень дорогие. Здесь начиналось царство доллара
Пока бродили по залу-магазину, самолет заправился горючим, сменился экипаж. Все было готово к броску через океан. Нас ждала Гавана. До нее 7100 километров.
И вот мы снова в воздухе. Погода установилась хорошая, средь расступившихся облаков мы увидели океан. С высоты десяти тысяч метров он казался неподвижным, застывшим. Причудливыми узорами замерли волны, барашки пены были похожи на затейливое кружево.
Но как ни красив океан, однако усталость берет своё. После сытного обеда многие туристы заснули. Лишь краем глаза некоторые видели заснеженную землю острова Ньюфаундленд, что близ Канады.
Желтые пятнышки внизу, окруженные зелеными пятнами водорослей -- это Бермудские острова. Вскоре мы увидели сверху остров Куба. Вблизи него океан зеленый, а земля при ярком свете солнца казалось ярко-красной.
Самолет снижается. Видно, как по дорогам едут автомобили, как пасутся на пастбищах коровы. Вдалеке серебрятся небоскребы Гаваны
Замолчали двигатели. Аэропорт Хосе Марти: «Температура за бортом самолета плюс двадцать семь градусов», -- объявляет стюардесса.
Открывается дверь самолета и сразу обдает жарой, солнце слепит глаза. Из зимы сразу попали в лето. В здании аэропорта тоже жарко. Девушки, как веерами, обмахиваются карточками пропусков. Туристов приглашают на второй этаж, в кафе.
С удовольствием утоляем жажду прохладными напитками, но все равно жарко. Ребята гадают о том, какая температура сейчас в Никарагуа. Сейчас мы туда полетим, хотя все уже устали от долгого полета.
И снова последний, заключительный бросок через Карибское море в Манагуа. Как прохладно, как уютно в нашем самолете! Несмотря на то, что провели в нем более десяти часов, он стал для нас как бы вторым домом, частицей родной земли.
Показалось Карибское море, многочисленные коралловые острова, бухты, необъятная водная гладь, освещенная золотыми лучами вечернего солнца. Кораблики на поверхности его -- точно букашки.

НИКАРАГУА

А вот и Никарагуа -- цепочка гор, вулканы, один из них дымится. Ярким пламенем сверкнуло большое озеро. Вскоре самолет плавно приземлился на бетонную полосу.
Солнце между тем догнало самолет и уже опускается за горизонт. Вечер в тропиках очень короткий -- длится всего несколько минут. Завалилось солнце за экватор и всё -- ночь!
Открывается дверь самолета, в салон врываются запахи лета и цветущих деревьев. Здравствуй, Никарагуа!
Жарко в аэропорту Манагуа -- плюс 32, ветер, несущийся над взлетной полосой, тоже горячий, душный. Солнце движется к горизонту. Голубое небо быстро темнеет, становится багровым, солнце, увеличившись в размерах, плавно и быстро опускается вниз. Однако, любоваться тропическим закатом нет времени, надо идти на таможню.
Аэропорт живет своей жизнью: гудят автомобили и электрокары, свистят турбины самолетов. Возле зданий и ангаров ходят люди с автоматами. И в дальнейшем, в каком бы городе или деревушке Никарагуа мы ни были, повсюду нам встречались вооруженные солдаты Сандинистской армии -- революция в стране продолжается, ее надо защищать.
Заполняем бланки таможни. Большие часы, висящие в зале, показывают 18-00. По сравнению с Москвой разница во времени составляет 9 часов, у нас дома сейчас 3 часа утра.
Покончив с таможенными формальностями, получаем вещи, выходим в город.
В небе уже крупные звезды. Яркий месяц плывет, словно челнок, рожками вверх. Никарагуанская ночь слегка прохладна и свежа, воздух пахнет близким океаном.
На площади возле аэровокзала советских туристов приветствовала революционная молодежь Никарагуа. «Да здравствует Ленинский комсомол! Да здравствует дружба!» Эти слова звучали на испанском языке, но были понятны всем. Это был настоящий митинг, из тех, что зажигают кровь и волнуют душу. Мы пришли сюда из аэропорта усталые, утомленные долгим перелетом, нагруженные чемоданами, но вот начался митинг молодежи, и всю усталость как рукой сняло. Вскоре мы тоже дружно скандировали: «Вива Сан-дино! Вива Никарагуа! Вива Революция!»
Я впервые видел так близко и наяву возбужденные смуглые лица, блестящие в сумерках глаза, крепко сжатые кулаки рук…
Митинг окончен. Рассаживаемся по автобусам, мчимся по улицам ночного Манагуа. Промелькнули огни центральных улиц, начались окраины. Первое впечатление, что Манагуа -- город небольшой, хотя в нем около 500 тысяч жителей. Гид поясняет, что после 1972 года, т. е. после землетрясения, в Манагуа почти не строят высоких домов.
Мелькают витрины магазинов, небольшие кафе, заполненные смуглыми людьми, по улицам движутся автомобили, но их не очень много.
Автобус едет в порт Коринто, где нас ждет теплоход «Латвия». До Коринто добирались около трех часов, глубокий сон сморил почти всех туристов.
Проснулись уже в порту, возле теплохода, ярко освещенного береговыми прожекторами. Спустя некоторое время уже размещались по каютам. Сон как рукой сняло. Вся наша группа собралась на верхней палубе. Смотрели на черные воды Тихого океана, пытались угадать, что за огоньки мелькают в глубине бухты Коринто, разглядывали порт, корабли, стоящие у соседних причалов. Все это было необыкновенно, в этот вечер мы не могли уснуть.
Первое утро на никарагуанской земле. Автобус едет по дороге, усыпанной по обочинам хлопком. На здешних полях уже убирают эту культуру. Время от времени встречаются тракторы с тележками, доверху наполненными белым, как вата, хлопком. Вокруг необыкновенные, самых причудливых форм, деревья и кустарники. Узнаем, пожалуй, лишь пальмы и кактусы. Названия остальных видов растительности ни о чем нам не говорят.
Слева сахарный завод. Он теперь -- народная собственность. Гид поясняет, что в Никарагуа производство сахара почти полностью перешло под контроль государства. Быстрыми темпами ликвидируется неграмотность. Неграмотных осталось 10 процентов к общему числу населения.
Гид показывает нам питьевой источник столицы. Это уникальный природный водоем глубиной до ста метров. Рядом с источником находится нефтеперерабатывающий завод. Враги революции, по словам гида, хотели взорвать завод с тем расчетом, чтобы нефтепродукты отравили источник. В результате этого они оставили бы столицу без воды. Но их заговор был своевременно раскрыт сандинистами.
Автобус проезжает по берегу большого озера. Наш путь лежит к вершине вулкана Масая. Подъем довольно крутой, автобус не может въехать на такую крутизну, последнюю сотню метров преодолеваем пешком.
Опираясь о железные цепи, наполовину разъеденные испарениями сернистых газов, разглядываем кратер. Глубина его 180 метров. Диаметр 500 метров. Кратер дымится, вулкан живой, хотя последнее извержение было около трехсот лет назад. В память об этом событии на вершине горы испанские конкистадоры поставили большой крест.
Едва успеваем сфотографироваться на память, как начинается дождь. Короткий, но сильный ливень. Неожиданно становится холодно, приходится спасаться от дождя в автобусе, который уже поджидает нас. Да и время торопит -- надо успеть на встречу с никарагуанской молодежью.
На нее пришли представители молодежи, работавшие на уборке сахарного тростника. Они почти в два раза перевыполнили задание. «Это наш вклад в дело революции» -- сказала девушка, комиссар отряда сандинистской молодежи.
Во времена диктаторского режима Самосы богачи презрительно называли простой народ «турба», то есть чернь, нищета, презренные отбросы. Сейчас простые люди Никарагуа с вызовом и гордостью говорят: «Да, мы «турба», мы бедны, у нас ничего нет, но в этом не наша вина. Богатства, заработанные нашими руками, присвоили другие И мы вернем то, что принадлежит нам по праву».
Зал, где проходил митинг, был заполнен до отказа. Ловкие смуглые мальчишки ухитрялись по выступам стен добираться до самого потолка. Как бы демонстрируя свою ловкость и смелость, они гроздьями повисали на карнизах и балках. Бурными овациями встречается каждое слово, упоминающее о народном герое Сандино, о Ленине, о ленинском комсомоле, о дружбе между советским и никарагуанским народами. Идет обмен сувенирами. Особенно ценят молодые никарагуанцы значки с изображением Ленина.
А на сцене тем временем звучат национальные и революционные песни Никарагуа. Их исполняют молодежные ансамбли. На сцене выступил также танцевальный ансамбль из Челябинска «Юность». Быстрые русские танцы, красочные наряды участников ансамбля очень понравились никарагуанцам.
Наступила минута прощания. Пожимаем теплые смуглые ладони, запоминаем искренние добрые улыбки. Студенты из стройотряда угощают нас сахарным тростником, дарят красно-черные банты -- символ Сандинистского фронта национального освобождения.
Над столицей ночь Низкие крупные звезды повисли над пальмами. Громко скандируя, неустанно рукоплеская, молодые сандинисты провожают нас до автобусов.
Прощай, Манагуа!
Последующие дни также запомнились митингами. Нам показали город Эстели. Самосовцы сильно бомбили его, до сих пор в городе много разрушенных домов. Почти на каждой стене следы от пуль: немые свидетели упорных боев против самосовцев.
Едем на митинг в местечко Кондега. Здесь зарождалась и крепла революция. Узкая горная дорога. Наступают быстрые тропические сумерки, водитель включает фары. В их бегущем свете мерцает с левой стороны фиолетовая длинная скала, справа крутой черный обрыв. Где-то глубоко в низине одиноко мерцает огонек.
Проезжаем мимо знаменитого в здешних краях места, где сандинисты совершили одну из самых первых и самых удачных военных операций против самосовцев. Здесь была устроена засада, в результате которой партизаны уничтожили свыше 120 солдат противника.
Когда возвращались с митинга, было уже около полуночи. Многие наши туристы, утомленные дорогой, дремали. В этот момент послышался звон разбитого стекла. Оказалось, что в наш автобус, идущий головным, из встречного автомобиля швырнули пустую бутылку.
К счастью, она не попала в водителя, разбив лишь зеркало заднего вида.
Патрульная машина с солдатами, ехавшая впереди колонны, развернулась и помчалась за теми, кто швырял бутылку. Чем закончилась эта погоня, нам неизвестно, потому что вскоре мы поехали дальше. Задержка была короткой, но, тем не менее, в этот день мы вернулись на теплоход в два часа ночи, проделав в общей сложности 600 километров.
На следующий, а вернее в этот же день, отдохнувшие, мы поехали на очередную экскурсию. На этот раз, кроме обычного патруля на машине, туристам была придана дополнительная охрана -- в каждый автобус сели по два автоматчика. Один устроился на переднем сиденье, другой на заднем.
Впрочем, эта мера предосторожности оказалась излишней. Повсюду советских туристов встречали с горячей сердечностью и темпераментом, свойственным никарагуанцам. Что касается солдат, которые на всякий случай ездили с нами, то со многими из них мы подружились. Они охотно фотографировались с нами, обменивались значками.
Чинандега… В имени этого города, в его звучании есть что-то индейское, древнее. Названия населенных пунктов отражают дыхание прошлых веков, древних народов и культур: Матагальпа, Дакура, Коринто, Манагуа, вулкан Масая... Народ в Никарагуа, как говорят, более светлокожий, чем в других странах Карибского бассейна. Согласно статистике, около 69 процентов населения -- метисы, индейцев -- 5 процентов, белых -- 17 процентов и 9 процентов негров. Никарагуа была открыта Колумбом в 1502 году. Спустя 21 год, истребив множество индейцев, испанцы превратили Никарагуа в свою колонию. В начале 19 века свободолюбивая страна провозглашает свою независимость.
Неоднократно Никарагуа подвергалась оккупации вооруженными силами США. С 1927 года развернулась национально освободительная борьба против американских оккупационных войск. Возглавил эту борьбу национальный герой страны Сесар Аугусто Сандино. Партизаны вели успешную борьбу и американские войска были выведены из страны. Однако в январе 1934 года начальник никарагуанской национальной гвардии генерал Самоса в сговоре с посольством США организовал вероломное убийство Сандино, жестоко расправился с патриотами.
Семейство Самосы долго удерживало власть в стране, и лишь в 1979 году под ударами патриотов диктаторский режим рухнул. Самоса бежал из страны, но вскоре был убит. Диктатура Самосы принесла народу Никарагуа голод, нищету, безработицу, болезни. Внешний долг страны составляет 1,2 миллиарда долларов. В ходе войны с самосовцами погибло 50 тысяч человек. Об этом напоминают многочисленные кресты вдоль обочин дорог. Они означают, что на этом месте погиб патриот.
Мэр города Чинандега рассказал нам о том, как преодолеваются трудности сегодняшнего дня. Глава округа и города принял нас в своем небольшом кабинете. Он постарался пожать руку каждому туристу. Мэр -- человек лет сорока пяти. Седеющие волосы зачесаны назад. Одет он просто и так же просто держится.
На видном месте в его кабинете висит портрет Сандино. Под потолком, перемешивая жаркий воздух, вращается большой вентилятор. Мэр неспешно рассказывает о делах, которыми занимается муниципальный совет города Чинандега. Работы много: открываются детские сады, школы, ликвидируется неграмотность, реализуется план восстановления экономической деятельности.
У мэра 5 помощников, все коммунисты, каждый из них получил свой пост после тщательного отбора и проверки. Руководству города нужны преданные люди.
Помощники мэра совсем молоды, многим едва за двадцать. Но в глазах их та же озабоченность, что и у их начальника. Они крепко пожимают нам руки, улыбаются, говорят, что навсегда запомнят день встречи с молодыми гостями из Советского Союза.
Они проводят нас по всем отделам муниципалитета, знакомят с работой учреждения. Везде царит порядок.
Прощаемся с гостеприимным мэром и его помощниками. Теперь нас ждут ребята в пионерском лагере, который находится неподалеку от города.
Этот день выдался жарким, в автобусе плюс 40. Кондиционера нет. В какой-то мере его заменяет русская народная песня «Ой мороз, мороз». Когда автобус набирал скорость, в салоне становилось еще жарче.
Во второй половине дня приехали в пионерский лагерь, расположенный в живописном саду, в котором растут пальмы, грейпфруты, манго, и множество других, неизвестных нам растений. Тут же, в тени деревьев, колодец. В нем чистая прохладная вода. Вместо кружки -- высохшая кожура кокосового ореха.
С любопытством смотрели темнокожие и черноглазые пионеры на гостей из России. Все ребята были в красных галстуках. Выстроившись в две шеренги, пионеры встречали нас стихами, дарили букеты цветов.
Представители нашей делегации, в свою очередь, приветствовали первых пионеров Никарагуа, вручили им сувениры и значки.
Пионеры водили нас по саду, срывали для нас различные плоды. Ребята оказались очень общительными и, шагая меж деревьев, неустанно щебетали что-то на испанском языке, стараясь рассказать гостям о себе, о своих товарищах, называли свои имена, спрашивали, как зовут нас, интересовались, на каких видах транспорта мы путешествуем. Когда подошло время уезжать, пионеры проводили нас до автобусов и долго махали вслед своими тонкими ручонками.
Автобус, развив большую скорость, мчит по асфальтированному шоссе. Наш путь лежит на банановые плантации. Вскоре сворачиваем на проселочную дорогу. Земля здесь светло-cepoгo цвета, пыль похожа на цемент, поднимается большими клубами, скрипит на зубах.
Вдали показались банановые плантации. Деревья растут густо, дают плотную тень. На каждом дереве гроздья бананов, укутанные в дырчатые полиэтиленовые мешки. Полиэтилен защищает плоды от вредителей, а дырки сделаны для того, чтобы растения «дышали».
Экскурсовод пояснил, что эта плантация пока еще находится во владении частного лица, но в ближайшем будущем будет национализирована. После этого приятного сообщения нам предложили отведать созревших бананов и посмотреть бассейны, наполняемые артезианской водой, в которых обмывают созревшие плоды.
Спустя полчаса мы вернулись в город, чтобы успеть на митинг, который представители никарагуанской молодежи организовали на центральной площади города. На митинге выступил поэт Эсмеральдо. Он прочел патриотические стихи, посвященные Никарагуа и ее революции.
Возвращались на корабль, как всегда, поздно вечером. Несмотря на усталость, разглядывали природу Никарагуа, живописную даже в сумерках. Было немного грустно от сознания того, что сегодняшний вечер -- наш последний вечер в этой стране. Взгрустнула и наш гид Мария. Она из Манагуа, изучает философию. Когда мы всходили по трапу на теплоход, Мария долго махала нам вслед.
Утром 26 января наша «Латвия» отошла от причала порта Коринто и, спустя полчаса, взяла курс на Панаму. Скрываются из виду берега Никарагуа, однако плывем совсем недалеко от побережья, по голубым водам Тихого океана.
На борту теплохода 300 туристов и 150 человек обслуживающего персонала, включая матросов. На корабле два ресторана, музыкальный салон, бар, сувенирный киоск. Каждая каюта снабжена кондиционером, в любую жару помещение наполнено живительной прохладой. На корме теплохода бассейн. Во время морских переходов туристы купались, загорали, любовались океаном.
Приятно было увидеть дельфинов, игравших в волнах неподалеку от корабля и некоторое время следовавших за теплоходом, а также летучих рыбок, похожих на серебристые стрелки. Однажды, совсем неподалеку от «Латвии», проплыл кашалот, пускавший фонтан воды. Заметив, что им пристально интересуются, кашалот взмахнул мощным хвостом и скрылся в глубине.
Едва заметные, виднелись вдалеке берега Коста-Рики. На теплоходе тем временем проводились соревнования по настольному теннису и шахматам, была выпущена стенная газета под названием «Вива, круизяне!»

НЕБОСКРЕБЫ ПАНАМЫ

Итак, мы в Панаме. Вокруг много кораблей, направляющихся к знаменитому каналу.
Утром зачем-то экскурсия на бутылочный завод… Такое производство мы могли бы увидеть и в родной России, но принимающей стороне виднее…
Автобус «Форд» мчит на окраину столицы. На заводе нам показали автоматический конвейер. Расплавленные, ярко-белые большие капли стекла падали в шипящую машину, и в результате одна за другой на конвейере появлялись малиновые, еще не успевшие охладиться бутылки.
После экскурсии остановились в центре города, посетили магазины. Здесь их множество. На улицах торгуют лотошники. Они предлагают украшения, солнцезащитные очки, часы, сувениры. На улицах Панамы множество рекламы. Шумят автомобили. Водители терпеливо ждут, пока пешеходы перейдут узкую мостовую.
Вечером того же дня состоялась встреча с панамской молодежью. На ней присутствовал и выступил с речью министр финансов Панамы. Его выступление было пронизано верой в лучшее будущее страны, уверенностью в том, что Панама и в дальнейшем будет идти по пути независимости и демократии. Выступали на митинге представители панамской и советской молодежи. Затем состоялся обмен культурными программами. Перед зрителями выступили фольклорный ансамбль министерства финансов «Панамы» и танцевальный ансамбль из города Челябинска «Юность».
Находясь в Панаме, мы побывали на побережье, где расположены виллы богачей. Проехали и по тем кварталам, где живет трудовой класс Панамы. В этих кварталах узкие улицы; на балконах висят длинные веревки сохнущего белья.
Проехали через красивый и высокий ажурный мост, пересекающий бухту Бальбоа. Вдалеке голубеют невысокие горы, покрытые обильной растительностью. Низко над водой кружатся чайки, неспешно и важно пролетают пеликаны. Один за другим, показываясь из-за горизонта, плывут в канал океанские суда. Мимо них шныряют нарядные буксиры, проносятся плоские, современных форм, лодки-моторки, кажущиеся издалека миниатюрными.

ПАНАМСКИЙ КАНАЛ

На смотровой площадке, возвышающейся на бухтой, есть постамент. На нем надпись: «Мост двух Америк. Это путь мира и прогресса на континенте». Надпись эта касается Панамского канала. Однако, как показала история, эти
прекрасные возвышенные слова не воплотились в действительность. Панамский канал и его зона не стали «мостом мира и прогресса». Народ Панамы вел упорную борьбу за возвращение канала. В 1964 году вооруженные силы США расстреляли мирную демонстрацию на границе зоны канала. Вызванное этим всенародное возмущение заставило США пойти на пересмотр статуса канала. Прежний договор был отменен в 1977 году. Вот уже почти два года панамцы управляют каналом. Полностью он перейдет в их пользование 1 января 2000 года.
Автобус проехал по узкой дамбе и почти уперся в прочную металлическую сетку. Дальше ехать нельзя -- там американская зона. Водитель с трудом разворачивает автобус на узком асфальтированном пятачке. Отсюда открывается живописный вид на столицу. Неподалеку от берега в море установлены прочные решетки. Как пояснил гид, эти сетки ограждают побережье от китов, которые почему-то любят сюда заплывать.
Вечером, когда уже стемнело, наша «Латвия» вошла в Панамский канал. Момент был волнующий. Издалека были видны огни сооружения, розовая светящаяся стрелка, указывающая путь кораблю. Доносится шум работы канала, позвякивание механизмов. Люди, стоящие на краю дамб, кажутся похожими на букашек, голосов их почти не слышно.
Матросы с «Латвии» бросают в воду канаты. Их тут же подхватывают смуглые панамцы, сидящие в лодках. Канаты крепятся к четырем мощным тепловозам, натягиваются лебедками. Тепловозы похожи на жуков. Они движутся по рельсам. Между рельсами зубчатое полотно, за которое тепловоз цепляется ведущей шестерней.
Взревев моторами, тепловозы затягивают корабль в первый шлюз. Закрываются створки, начинают работать насосы. Гул работающих механизмов, гортанные выкрики мулатов, плеск воды, приглушенные сигнальные звонки тепловозов -- все это создает своеобразную неповторимую мелодию канала, соединяющего Тихий и Атлантический океаны.

КОЛУМБИЙСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Колумбия. Картахена. Этот город и порт иногда называют жемчужиной Карибского моря. И действительно, Картахена очень красив.
Перед тем, как туристам сойти на берег, с нами побеседовал советский консул. Он рассказал о Колумбии.
На причале нас встретила девушка-гид с большим букетом гвоздик. Каждый советский турист приколол к рубашке ярко-алый цветок.
Дело клонилось к вечеру, но тем не менее мы успели посетить монастырь на горе, куда стекались многочисленные паломники, затем старинную крепость Сан Фелипе дэ Барахас. В этой крепости множество лабиринтов и тоннелей. Построена она в середине XVII века. В те времена крепость охраняла колониальные владения Испании. С высоты крепостных башен хорошо видны небоскребы Картахены, освещенные розовыми лучами заходящего солнца.
Затем мы побывали на площади, где несколько веков назад торговали рабами, посетили монастырь Педро Клавера. После ужина на причале порта колумбийские артисты показали программу национальных танцев и песен. Продемонстрировали свое мастерство и наши юные танцоры. Долго не смолкал в эту ночь грохот колумбийских барабанов и звонкий голос русской гармошки.
На следующий день посетили жуткий музей инквизиции, затем нас повезли на пляж, расположенный неподалеку от рыбацкой деревушки.
По морю гуляли довольно-таки крупные волны, однако они не помешали купанию. Пришли поглядеть на туристов местные жители. Особенно много было чернокожих ребятишек. Неподалеку, в павильоне, крытом пальмовыми ветками, специально для туристов играл оркестр национальных инструментов.
Карибское море с шумом обрушивало на берег зеленоватые волны. Вдали, в жаркой дымке, виднелись высотные здания города. А рядом, на берегу, теснились глинобитные рыбацкие избушки.
Плывем по Карибскому морю в направлении Кубы. Море волнуется. Началась качка и сопутствующая ей морская болезнь. Палуба наполовину обезлюдела. Откачали воду из бассейна. Меньше народу стало собираться на завтраки, обеды и ужины. Но, тем не менее, вечерами звучала музыка, туристы из разных областей выступали с разнообразными художественными программами.

ПРЕКРАСНАЯ КУБА!

Наконец, проплыв 1282 километра, мы увидели берега Кубы. Порт Санть-яго-де-Куба. На набережной нас встречали пионеры. Они размахивали флажками, букетами цветов. Мы отправились на экскурсию к мавзолею Хосе Марти национального героя Кубы, который возглавлял в 1895 году восстание против испанских колонизаторов. Через три года упорной борьбы испанская армия была разгромлена, однако Хосе Марти уже не было в живых.
Затем побывали на небольшой ферме «Сибоней», где революционеры во-главе с Фиделем Кастро прятали оружие и собирались накануне штурма казарм Монкада. Побывали и возле казарм, где состоялся митинг. В стенах казарм ныне расположен музей Революции. В одной из комнат музея под стеклом помещена винтовка. Это личное оружие Фиделя.
Порт Сантьяго-де-Куба очень красив. Особенно вечером. Закат на Кубе действительно багровый, как поется в песне. Вверху розовые облака, чуть ниже -- голубые. Внизу, под кронами пальм, цвет неба бирюзовый.
Почти двое суток наша красавица «Латвия» шла вдоль атлантического побережья Кубы по направлению, к Гаване. Вдалеке виднелась кромка земли. Таким, наверное, увидели несколько веков назад этот остров моряки Колумба. Недаром они решили, что это большой материк. Колумб изрек в этот момент историческую фразу: «Эта земля -- самая прекрасная, которую видели глаза человеческие».
6 февраля, ровно в 16 часов, пришли в порт Гавана. Корабль развернулся и открылась панорама небоскребов. Вдоль длинной набережной теплоход прошел к причалу. Как обычно, его сопровождал небольшой буксир.
В этот же вечер была экскурсия по Гаване. Прокатилась по знаменитой Haбережной Малекон, о гранитный парапет которой все время с шумом разбиваются волны Мексиканского залива. В кварталах, прилегающих к набережной, жили когда-то богачи. Сейчас в этом районе школы, больницы, детские сады.
Времени у нас было мало, но тем не менее мы увидели знаменитую яхту «Грамма», на которой революционеры во главе с Фиделем приплыли из Мексики, чтобы продолжить дело революции. Мы побывали возле здания университета, у Капитолия, на центральной площади города, у памятника Хосе Марти.
На улицах кубинской столицы много автомобилей. Среди них выделяются новенькие «Лады», «Москвичи», «Волги».
Из-за экономических трудностей, поясняет экскурсовод, на Кубе ведется нормированное распределение продуктов питания и товаров широкого потребления. Даже сахар -- главный и основной продукт Кубы выдается по карточкам. Тем не менее, за последние "Годы наблюдается рост потребления товаров. Возросла, согласно данным статистики, продажа основных продуктов питания. Отважный народ Кубы противопоставляет империалистическому окружению и экономической блокаде свою революционную сознательность и режим экономии.
В Гаване много интересного. Мы посетили зоопарк, океанариум. Кстати, в зоопарк попали после голосования всей группы. Большинство мужчин было настроено поехать на пляж Вародеро, но женщины решили – в зоопарк!..
Наступил последний день нашего пребывания в столице Кубы. Укладываем чемоданы, выходим на палубу. Моряки, стоящие у трапа, пожимают каждому туристу руку, желают счастливого полета.
Сходим на причал, бросаем прощальный взгляд на белоснежный теплоход «Латвия». В течение шестнадцати дней он заменял нам родной дом, был частицей советской территории.
И снова ночь. Последняя ночь в тропиках. Аэропорт Хосе Марти. Ждем самолет. Часы уже переведены на московское время. Нас приглашают на посадку.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В МОСКВУ

Автобус подвозит к самолету. Самолет разбегается, легко отделяется от взлетной полосы. В иллюминатор хорошо видны огни ночной Гаваны.
Спустя пятнадцать часов неутомимый ИЛ-62 приземлился в аэропорту Шереметьево. Когда колеса самолета коснулись бетонной, чуть припорошенной инеем посадочной полосы, у всех туристов невольно вырвалось дружное: «Ура!» «Здравствуй, Москва! Здравствуй, родная земля!».

Некоторые фотографии, сделанные мною в странах Латинской Америки, можно найти по ссылке:
http://photolipetsk.ru/list.php?aid=2200






     

    • 0 avatar Юрий Иванов 2012.06.29 17:52
      По такому маршруту и сейчас было бы интересно проехать (проплыть, пролететь). Только денег, видимо, не хватит теперь.
      А в Никарагуа, кажется, снова президентом после длительного перерыва избран Даниэль Ортега - глава сандинистов. И, кстати, страна эта - ныне страна поголовной грамотности - наследие сандинистов "первого" призыва.
      Спасибо, Александр, за воспоминания о нашей молодости!
      Ответить
      • 0 avatar Александр Титов 2012.06.29 18:58
        Спасибо, Юрий, что прочли мои заметки о давнем путешествии. Тридцать лет назад я написал эти заметки, и ничего не стал добавлять и править.
        А Никарагуа и Куба до сих пор живут в моей памяти! Хорошие были времена -- времена молодости, творчества, надежды на лучшее будущее.
        Ответить
        • Недоступно avatar Людмила 2018.05.06 14:39
          Я тоже была в этом круизе с 23 янв. по 8 февр. 1982 г. Чудесные воспоминания молодости! Да, сейчас такой круиз не по карману.
          Ответить
    • Недоступно avatar Александр 2016.05.23 13:47
      Привет всем, кто там был. Только сегодня попал на твой рассказ. Спасибо, воспоминания захлестнули. Я был в этом круизе во втором туре, т.е. Куба - Мексика - Панама - Коста-Рика - Никарагуа. Получается, что вы нас сменили на "Латвии". Привет еще раз.
      Ответить
    • Недоступно avatar Людмила 2018.05.06 14:45
      Я тоже была в этом круизе с 23 янв. по 8 февр. 1982 г. Чудесные воспоминания молодости! Да, сейчас такой круиз не по карману. В зоопарке не были, зато посетили Варадеро. Ребята из нашей группы пригласили нашего гида Тереситу поплавать с ними в море (температура воздуха была 30 гр.), а она сказала: у нас не принято купаться зимой. Как все относительно в этой жизни)))
      Ответить
    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт