Живая Литература

avatar

Дневник современникаВ детстве его называли Апостолом

Александр Титов 2013.06.07 10:52 4 0

 

 

Ему бы в прошлом году исполнилось шестьдесят, однако Александр Алексеевич Адпостенков не дожил до своего юбилея, он умер от тяжелой болезни в 2001 году.


Познакомился я с Александром в начале 70-х, на семинаре журналистов. Наш общий друг фоторепортер Манаенков подвел меня к рослому парню «штангистской», (как он сам о себе выразился в одном рассказе), внешности. Лицо Адпостенкова сияло дружелюбной улыбкой. Мы познакомились. И с того дня наши товарищеские отношения не были омрачены никакими перестройками и разделами писательских организаций.

В советские времена семинары начинающих писателей проходили довольно часто, и всегда оставляли приятное впечатление. Они давали возможность встречаться с молодыми коллегами, обмениваться рассказами и повестями. Я читал работы Адпостенкова, он мои. После семинара можно было собраться в более узкой компании.

Одна из тогдашних любимых «точек» — пивбар на улице Титова. Там я познакомился с другими молодыми писателями и журналистами Липецка. Это было время надежд, молодости, здоровья. Ребята из «Ленинского знамени» и «Ленинца», с которыми я тогда подружился, тоже были полны энергии и задора, многие не только писали отличные статьи, но и сочиняли прозу и стихи. Многие из нас тогда еще только мечтали о первой собственной книге. Путь в писатели труден во все времена.

В детстве его мальчишки называли Апостолом из-за трудно выговариваемой фамилии. А фамилия Адпостенков появилась после ошибки паспортистки, эта фамилия прежде писалась проще -- Апостоленков.

Начинал Адпостенков как юморист. И довольно удачно. Его рассказики печатались тогда в областных и центральных газетах, в некоторых журналах. В те времена юмор был особенный, скажем так, не черный. Но статус юмориста его удовлетворить не мог. Он уже тогда в некоторых своих произведениях выходил за его рамки, пытаясь зачерпнуть жизнь поглубже.

С юмором Александр никогда не расставался. Он бисером рассыпан по всем страницам его книг. Многие выражения взяты из тогдашнего редакционного фольклора. Юмор редакционных закоулков не менее интересен, чем диалоги на переполненных площадях. Вот, к примеру, выраженьице: «Краткость сестра таланта, но мачеха гонорара». Какое прекрасное, ныне изрядно подзабытое слово — «гонорар»!

Самая большая по объему и составу книга А. Адпостенкова «Перемена сердца», была издана в Москве, в издательстве «Голос». В ней он собрал свои лучшие вещи. Она же оказалась его последней книгой…

Некоторые из опубликованных в книге рассказов мне довелось прочесть еще в рукописи. Вот один из наиболее ранних и удачных — «В темпе фокстрота». Уже тогда эта вещь поразила меня ощущением молодости, здоровья, озорным юношеским темпераментом. Это, можно сказать, авторский портрет. Адпостенков — бывший курсант летного училища. В пику тогдашней армейской чернухе этот небольшой рассказик знакомит нас с ребятами, не зачумленными казарменной жизнью, показывает ее ритм. Несмотря на популярную поговорку, что «где начинается авиация, там кончается дисциплина», в душе молодого человека царят порядок и гармония. Он верит в свое призвание, и впереди его ждет любовь.

В этом рассказе есть лаконичное описание поселка городского типа: «Вокзалец, продмаг, клуб железнодорожников, тетка с семечками». Особенно умиляет «вокзалец». Одно слово заменяет несколько страниц дотошных описаний. Тем, кто рассказа не читал, сообщаю — курсанту повезло. В первом же киоске он встретил симпатичную девушку-продавщицу. Много ли надо молодому человеку для быстрого счастья? А вот фраза из тогдашнего курсантского обихода: «Пишу письмо на дрожащем крыле самолета».

Лиричен и бессюжетен рассказ «Русская любовь». С речного плеса мы вдруг попадаем в команду областных футболистов, путешествуем с ними по заграницам. Строй повествования держится мыслью автора. Каждый слой текста соединен с другим крепким словесным припаем. Сначала «пионерская» любовь, затем «комсомольская»... Так было с каждым из нас. Но вот, откуда ни возьмись, сам Петр I появляется в рассказе — короткая легенда липецкой окраины. Оказывается, местные «дикинские» мужики побили царя, одетого простолюдином.

В современной литературе все реже встретишь портрет юной девушки. Тем приятнее увидеть описание такого лица:

«Была она высокая, заманчиво сложенная, не по-русски чернявая, с легким пушком над губой, с лицом истомленным, бледным, сдержанным, со старательно упрятываемой природной живостью».

Но вот она становится начальницей:

«И хотя она с должностью вальяжно расправилась, при виде ее на язык просилось нечто ласкательное».

А вот большой рассказ «Очки для дали». Он ведется от лица молодого писателя по фамилии Пышов. Он о временах отмирания советской литературы. Угасание казенности, официозности всех связанных с ней мероприятий. В рассказе передана атмосфера тогдашней окололитературной жизни, В нее, как в большую игрушку, играли десятки тысяч серьезных дядей и тетей. Иерархия дутых фигур, мнимых творческих величин, симпатии и антипатии... На кого из них равняться молодому одаренному Пышову? В первом газетном варианте фамилия молодого литератора была Пишов. Но, согласитесь, Пышов — точнее. Он, действительно, пока еще пышет молодостью, спокойствием, нерастраченными запасами совести.

Кем бы мог стать Пышов в те времена: певцом соревнования, автором книг о местных знаменитостях, звездой местной величины? Двойник Адпостенкова ушел от такой судьбы. Он после развала литературной империи развивался уже самостоятельно. Большинство писателей Пышовых «заглохло». Адпостенков не сдался. Результат его усилий — хорошие книги, добрая память среди коллег и читателей. Каждая из них стала культурным событием того времени.

«Перемена сердца» — символическое название. Не каждый может переломить свое внутреннее «я» наперекор эпохе. Сердце меняется, но не изменяет самому себе. В школьном смысле слово «перемена» — передышка между трудными уроками жизни. Сердце трудно заменить, и надо жить дальше с тем, которое пока бьется.

Адпостенков глядел на мир добрыми глазами. Он не ожесточился, не ерничал. Не ворчал на безладицу 90-х годов, он умел подстраиваться к временам.

В людях он видел и находил только самое хорошее. К отрицательным персонажам отношение скорее снисходительное, жалостливое, нежели враждебное. Он умел прощать людские слабости, хотя и подтрунивал над ними.

Он хорошо ориентировался в жизненных вопросах, мне и множеству других знакомых людей мог дать ценный совет, решить любой вопрос по телефону. А телефон стал его главным инструментом в общении с людьми, особенно когда заболела нога…

В его в произведениях часто можно встретить меткие словечки, своеобразный говор «парня из толпы», пассажира трамвая, продавщицы, ушлого газетчика и т. д. Он угадал своеобразный тип липчанина — человека, «не оборзевшего» от городских проблем и суеты, вчерашнего деревенского жителя. Многие из них — горожане в первом, втором поколениях. В Липецке еще бродят «разговористые» народные дрожжи, здесь есть чего почерпнуть писателю. Липецк — один из тех редких городов, где тебя могут не только выслушать, но и помочь. Читатель найдет это настроение в романах «Апостольские радости», «Веселое житие», раздумчивом, с философским настроем «Билете на фейерверк».

Тревожные нотки начинают ощущаться в его повестях «Зубья расчески», «Частный розыск»: эпоха благодушия кончается. Впереди тревожное будущее, которое спустя несколько лет весь народ испытает на себе.

Книга Адпостенкова стала редкостью в тогдашнем книжном потоке еще и потому, что она добрая. А доброта всегда в дефиците. Кроме того, она — признак истинного таланта. Каждая его книга — помощь добру и попытка противостоять злу. Автор отыскивает в человеке внутреннюю опору, без которой нельзя жить.

Иногда приходит холодная мысль о том, что писатель-художник не нужен современной России. Ей сейчас не до него… Но есть еще литераторы, продолжающие, как когда-то Адпостенков, внимательно вглядываться в мир, и разрабатывающие темы современной жизни.

Значение «московской» книги всегда велико. Особенно для молодого писателя. Адпостенков даже в свои пятьдесят был молод душой, с юности стремился в небо во всех смыслах, его манило высокое в человеке.

В книге есть шутливое интервью с автором. На вопрос, к какой категории писателей он себя относит, Адпостенков невозмутимо отвечал: к талантливым и выдающимся. Талант — греческая мера веса, книги его выдаются в библиотеках. Так говорит «монументально суровый» писатель о своих творческих достижениях.

Наше литературное поколение, если так можно выразиться, «немакулатуристое». Не успели в свое время сочинить многотомных романов. Начинали кропать первые этюды в годы застоя, много читали, учились всему понемногу, работали в газетах и других учреждениях, чтобы прокормить семьи, годами ждали издания первой тоненькой книжки.

Но нам повезло в другом смысле: мы опоздали стать певцами соцсоревнования, подобно старшим товарищам, а затем опоздали ринуться в современный литрынок с псевдобестселлерами. Впрочем, воспитанные на классической русской литературе, мы не могли сделаться ни теми и ни другими. Многое из того, что прежде пугало и вгоняло в тоску, кажется сейчас смешным. А с прошлым надо расставаться со смехом, что и сделал Адпостенков в своем замечательном романе «Веселое житие», во многих других произведениях.

Примером тому может служить творчество и судьба А. Адпостенкова. И только тяжелая болезнь, с которой он мужественно боролся на протяжении более десятка лет, положила конец его творчеству. Но не эпохе, и не писателям, ее доселе представляющим.

***

 






     

    • 0 avatar Юрий Иванов 2012.12.05 16:10
      Печальна судьба литератора, не вышедшего за областные пределы. Талантлив? Наверно, если судить по вашим словам, Александр. Тогда что? Судьба, видимо.
      Но в Ваших словах, Александр, нет упрёка никому и ничему. Должно быть, и общение с А. Адпостенковым сказалось в этом. Помимо Вашего характера...
      Ответить
      • 0 avatar Александр Титов 2012.12.05 19:48
        Добрый вечер, Юрий!
        Спасибо за комментарий!
        Да, мы с Адпостенковым чем похожи, я, правда, пережил его на 10 лет... В провинции писатель тупеет, а Москва, окажись он там, ломает. Видимо, действительно, каждому соя судьба...
        Ответить
        • 0 avatar Юрий Иванов 2012.12.06 15:40
          Не о чем горевать, Александр. Как сказал один индийский киноактёр: "Какая жизнь есть, такую её и живи".
          Ответить
          • 0 avatar Александр Титов 2012.12.06 16:29
            Хорошие слова! Я думаю еще одну маленькую заметку поставить. Этот сайт неплохой, не знаю почему литераторы мало сюда пишут. Особенно молодые. Здесь можно обменяться опытом, мнениями, иногда поспорить. Хороший сайт.
            Ответить
    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт