Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Не состоявшееся интервью с Мариам Петросян | Дневник современника | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Дневник современникаНе состоявшееся интервью с Мариам Петросян

Артур Акминлаус 2010.11.17 17:27 2 0

 

Это интервью готовилось долго, но в последний момент, когда, казалось, виден финиш, Мариам попросила Егора остановится. Он остановился…, а потом остановилось его сердце: навсегда…

Мне в наследство от друга достались его записи и нетбук, подаренный «Дебютом». Именно в нем, в папке «МОЕ» хранилась переписка, дневниковые записи, черновики будущих рассказов, «Труднодоступного возраста».

Когда Мариам Петросян согласилась коротко ответить на мои вопросы и сделала это, у меня возникло желание показать читателям и это не состоявшееся интервью. Оно собрано и стилизовано под интервью из большой переписки между Егором и Мариам. Я просил М. Петросян дать зеленый свет на публикацию этого материала, она так и не ответила, но я уверен, что она бы одобрила, потому что и она относилась к Егору не как к собрату по перу, а как к очень близкому другу.


Маша, я еще раз прошу у вас об интервью, только сразу не отказывайтесь. Прочитайте вопросы, которые я вам скину в ближайшие дни, и тогда решите для себя, надо отвечать или не стоит. Я просто чувствую, что  могу еще вам чем-то помочь. Мне хочется, чтобы читатели, критики обратили внимание на вашу книгу, потому что она этого стоит.

Вопросы сами по себе диктуют какую-то форму ответов. Сухую, отчетную, искреннюю, занудную, язвительную, доверительную и т.д. В нашем с Вами случае они ничего не диктуют, поскольку мы друг друга не видим, и общаемся не только на расстоянии, но и с большим разрывом во времени. То есть искренне-доверительный вариант исключается, поскольку в форме письма он (лично для меня) может быть приемлем только с близкими людьми, а что до протокольно отчетного, то Ваши вопросы не дают мне возможности ответить в такой форме. Даже, если отвечать просто честно, это займет столько места и отнимет столько времени, что не хочется даже начинать. Вариант "ответить, чтобы ответить" меня тоже не устраивает. Ну вот, столько написано, а ничего не сказано, видите? Хороший пример напрасной траты времени.

В общем, постараюсь еще раз. Я получила, Егор, ваши, вопросы. И только на один из них можно ответить коротко и сразу. Все остальные подразумевают (для меня, во всяком случае) долгие и пространные объяснения, не интересные ни Вам, ни потенциальным читателям, ни мне самой. Зачем же тратить на них время и силы? Мне сорок лет. Каждые несколько лет читающий человек пересматривает и обновляет свои литературные пристрастия. Что-то перестает нравиться, что-то не понятое когда-то, наоборот, вдруг оказывается близко, что-то открываешь для себя впервые. Поэтому для меня понятие "любимые писатели" - это либо длиннейший список имен, либо ответ в духе "конкретно сейчас, в данный момент", но таким ответом как бы предаешь всех остальных, поэтому он тоже не годится, а значит, я просто не в состоянии ответить на Ваш вопрос. Вроде бы такой простой. И они все такие. Так что, боюсь интервью, мне противопоказаны. Особенно в письменной форме. Я человек не Вашего поколения, Егор. Для меня общаться с виртуальным собеседником достаточно сложно. Я НИКОГДА не лазила в чаты, не участвовала в форумах, и ничего нигде не обсуждала. Вы единственный незнакомый мне вживую человек, с которым я общаюсь через сеть. Не считая конечно девушек из "Лайвбука", но с ними мы работали над текстом, а не общались. Так что мне не достает опыта для поверхностного общения. Как сказать что-то, ничего толком не говоря, или как ответить, не отвечая. Как умно вывернуться. Кому-то это легко, а мне трудно, поэтому я предлагаю Вам оставить мысль об этом интервью. Надеюсь встретить Вас в Москве и познакомиться по настоящему.

Я вам всегда писал, что ценю ваше мнение, вашу свободу, и если для вас дать  «виртуально» интервью сложно, то, поверьте, я больше не буду настаивать.

Егор! Не подумайте, пожалуйста, что меня заело на отказе от интервью. Просто они все одинаковые. По большому счету никакой разницы кто отвечает. По-моему, и дающие, и берущие только теряют время зря. Тем более зазря тратят его читающие. Ответы почти всегда предсказуемы, не говоря уже о вопросах, если только речь не идет о чем-то скандальном. За всю жизнь не прочитала ни одной книги, вдохновившись интервью с ее автором в прессе, и думаю, что процент читателей, для которых это может послужить толчком к тому, чтобы взять в руки чье-то произведение, ничтожно мал.

Я также не люблю публичности, и отказываюсь от интервью, не желая кого-то пускать в свой мир. Мне нравилось чье-то выражение, что душа – это не раскрытая книга, которую обязательно должны все прочесть. Дать интервью – это пусть немножко, но приоткрыть дверь своей души. Но, ваша книга выдвинута на множество престижных премий, вас все равно буду донимать с просьбами об интервью.

Мне нравится, что меня не знают и мне пока совершенно не хочется выходить из "подполья". Пишите про книгу, автор это намного менее интересно.

Книга книгой, но читателям интересен и сам автор.

Я могу ответить на ваши вопросы, Егор, мне это не трудно. Все равно, наверное, так или иначе, придется делать что-то подобное, возможно, что Ваши вопросы мне даже в чем-то помогут представить, как это выглядит. Я прочитаю Вашу статью с большим интересом.

Спасибо, Маша.

Первое что меня интересует, чтобы быть точным. "Дом" - это первое ваше литературное произведение или были еще публикации до "Дома".

Дом мое первое литературное произведение. Других публикаций не было.

Второе. Что заставило вас взяться за эту тему. Насколько я вычитал из нета, вы художник-мультипликатор, я бы не удивился, если бы вы написали просто "сказку" на такую тему? Что-то должно было быть или личное или еще что-то, если возможно, объясните это "что-то"?

Что заставило взяться за эту тему? Не знаю. По-моему, это скорее темы находят нас, чем мы их. В моем случае это были персонажи. Они нашли меня, а потом уже заставили выстроить для себя подходящий им мир.
(Кстати информация на сайте Большой Книги ошибочна. Я не художник мультипликатор. Здесь наверное отчасти моя вина. Посылая в издательство ЛайвБук краткую биографию я написала: "работала на Арменфильме в отделе мультипликации". Надо было уточнить, что просто художником).


Третье. Клички детей. Я сам бывший воспитанник детского дома, мой приемный отец долго проработал директором детского дома, но клички у нас были простыми: Заяц, Квака, Щука, ну и т.д. У вас клички необычные, более того у них имеется музыкальная тональность. Они произносятся очень легко и непринужденно: Табаки, Лорд, Слепой и т.д.

Третий вопрос не совсем поняла. Почему такие странные клички? Мне казалось, что даже слишком избитые. У нас в художественном училище на подоконнике были вырезаны ножом клички тех, кто занимал эту мастерскую до нас. И даже там были обязательные Черный и Толстый. А на параллельном курсе учился, например, Плоский. Странная кличка, да? Может здесь дело в том, что Вы из другого поколения?

Четвертое. Наверное, самое главное. Форма написания и композиционное построение. Форма напоминает мне сказки об  "Алисе" Керролла  с мудростью и грустью "маленького принца"  Экзеппюри. Почему именно такая форма, как бы вы сами ее для себя сформулировали.

Форма написания и композиция. Боюсь повториться, но думаю, что материал диктует отчасти и форму произведения. Материал и личные пристрастия автора. Я люблю сказки и до сих пор с удовольствием читаю книги, которые покупаю для своих сыновей. Для меня, сказка это серьезно и свою книгу я отношу к жанру "городской сказки", хотя это, наверное, не совсем правильно, но такого понятия как "домовая сказка" не существует, так что я использую наиболее подходящий термин.

Относительно композиции. Боюсь, эта тема требует пространных и долгих рассуждений и все они достаточно абстрактны. Конкретно в моем случае форма и структура книги поставили меня в достаточно жесткие рамки. Я поняла это, когда пришлось выбросить из третьей книги сцены происходящего за пределами Дома. Они были необходимы сюжетно, но настолько не воспринимались единым целым с основным текстом, что пришлось с ними расстаться. Так что форма произведения, его структура иногда диктуют и ставят автору  свои условия. Впрочем, как и персонажи.

Пятое. Правда, что книга была написана еще 10 лет назад и все это время лежала в столе. Немножко приоткройте историю создания книги.

Книга была написана примерно в 97-ом. Вариант, который достаточно близок к тому, что читали Вы. А самый первый, совсем не похожий на этот был написан в конце восьмидесятых. Я начала писать о Доме, когда была ровесницей его героев. А рисовала их раньше, чем начала о них писать. Так что замысел и герои намного старше, чем сама книга. Ту, самую первую версию, я отпечатала на печатной машинке, проиллюстрировала и отдала в переплет. По размеру и весу получился энциклопедический словарь. Печатная машинка не дает возможности форматировать текст и печатать с двух сторон листа. Финал там отсутствовал. Сама история была намного мрачнее, пафоснее и кровавее. Лет через пять я вернулась к ней. В месте, где я работала, был компьютер с принтером, тогда они были в диковинку, и все кто мог, старались как-то воспользоваться этими благами. Печатали все подряд, даже ссорились. Тогда я написала второй вариант книги, а сразу после него - третий. Они немного отличались, хотя там было довольно много общих сцен. К вопросу о композиции. Первая книга была от лица Курильщика, вторая о Кузнечике, третья "Шакалиный восьмидневник". Я распечатала ее в трех экземплярах, разделив на два томика. Продолжение тоже было, но только разрозненные, незаконченные главы. Финала не было. Я не писала его специально. Хотелось иметь какое-то увлекательное занятие в старости. Глупо конечно, но тогда я не думала о том, что старость бывает разная.  На следующий год, побывав в Москве, я оставила один экземпляр в переплете замечательной женщине Аэлите Семеновне. Других таких людей как она, я не знаю. По-моему, они вообще не встречаются в природе. Это был 98 год. Вот отсюда, можете, наверное, отсчитывать те десять лет, которые она (рукопись) пролежала в чьем-то столе. Я не знаю, чей стол имеется в виду. Может Леонида Зубрилова (сына тети Эллы, которой я дарила книжку), а может, это был стол Андрея Лупандина (его друга). Вообще история перемещений моей рукописи по Москве осталась для меня загадкой. Я знаю только, что в 2008 году Андрей (с которым я лично никогда не встречалась) предложил ее издать.

Вот. Самым страшным вопросом оказался пятый. А казалось, что должен был быть четвертый.


Мы проводим всю нашу жизнь, пытаясь предотвратить смерть. Питаемся, изобретаем, любим, молимся, сражаемся, убиваем. Но что мы знаем о смерти на самом деле? Только то, что никто не возвращается. Моему другу вчера, 16 ноября, исполнилось бы 23 года. Исполнилось бы…

Нам суждено терять тех, кого мы любим, а иначе, откуда нам знать, что они так важны для нас?  
И что делать, когда ты теряешь за год отца, друга, брата? Опускать руки? Все бросать? Нет!.. Нужно стараться изо всех сил, чтобы убедиться, что ты еще жив. Что касается боли… Это жизнь! А растерянность и страх должны  напомнить, что где-то существует что-то лучше. То, за что стоит бороться!






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт