Живая Литература

avatar

Интернет-конференции



Ведущий колонки - Андрей Рудалев

 
репутация

14.55

7 место
 
avatar

Интернет-конференцииАлександр Иличевский: «В конечном итоге язык ближе всего к вечности»

Живая литература 2011.01.22 08:27 0 0

 

Почему нет героя в современной литературе, а наша культура находится  далеко от центра тяжести цивилизации. Какое надо сделать усилие, чтобы устремить страну в цивилизационное русло. Писатель «анархического толка» Александр Иличевский отвечает на вопросы нашей интернет-конференции.



ИГОРЬ КАСЬКО: - Здравствуйте, Александр. Как Вы считаете, сегодняшний премиальный процесс в России больше помогает литераторам или мешает им? Вы, являясь лауреатом двух престижных литературных премий, что думаете по этому вопросу? Спасибо.

А.И.: - Здравствуйте! Я бы сказал, что нет худа без добра. При довольно чахлом состоянии экспертного сообщества премии являются, конечно, грубым, но все-таки механизмом отбора текстов. Да и вообще сложно представить, что искусство может быть бесплатным. Я не знаю ни одного великого писателя, который бы не получал за свои произведения ни гроша (за исключением Кафки, наверное). Мой любимый пример — Мелвилл, который снова был вынужден стать таможенным чиновником, когда романы перестали ему приносить заработок, обеспечивающий существование его семьи. И больше он ничего до конца своей долгой жизни не написал.

ЕВГЕНИЙ: - Как вы оцениваете состояние нашей литературной критики. Есть ли на этом поле настоящие эксперты и люди, с которыми вы могли бы быть солидарны?

А.И.: - Прежде всего, я солидарен со своим близким кругом читателей. Но есть и блестящие критики, с чьим мнением я могу и не соглашаться, но непременно стану его уважать; их мало: Алла Латынина, Ирина Роднянская, Михаил Эдельштейн, Владимир Губайловский; среди молодежи тоже есть одно-два имени, и это лучше чем ничего: Федор Ермошин, Валерия Пустовая, Елена Погорелая.

ОЛЬГА: - Вас относят к писателям либерального толка. Как вы сами трактуете свой "либерализм" и насколько он возможен на русской почве?

А.И.: - Я не согласен с таким толкованием. Я скорее анархического толка. Скажем, герой моего «Матисса» отрицает коррупционную действительность в пользу чистоты внутреннего мира — и покидает общество. Это вполне анархическое состояние души и тела.

ПРОХОЖИЙ: - Пишите ли вы сейчас стихи и кого примечаете из современных стихотворцев?
 
А.И.: - Стихи пишу очень редко. Последний раз – это был большой стих о трех войнах: Афганистан, Чечня, Грузия. В поэзии дела нынче обстоят куда лучше, чем в прозе. Борис Херсонский, Елена Фанайлова, Мария Степанова, Алексей Цветков, Владимир Губайловский — мои любимые поэты; и есть целый ряд совершенно потрясающих поэтов, принадлежащих практически всем поколениям.

Недавно прочитал книгу Юрия Михайловича Кублановского "Перекличка" - потрясающей силы и целостности книга стихов, совершенно великая книга, становящаяся в ряд к "Урании" Иосифа Бродского. Достоинства ее просодии, подлинной и трагической предметности бытия в ней - величины чрезвычайной. Таких книг в новейшей русской поэзии - на пальцах одной руки счесть. Вообще, фигура Кублановского - совершенно беспримерная, стоящая в стороне и, наверное, слишком уж для современности увенчанная классицизмом, настолько - что современность предпочитает ее не замечать, - не то от стыда, не то из низости. Причем не один Кублановский столь подвержен незамечаемости современниками. И Найман, и Фанайлова, и Херсонский, и Степанова, и Цветков, и Гандлевский, и Губайловский - современностью не только не адаптированы, но и не прочитаны толком, таков уровень ее, современности безграмотности и бессмысленности. Для величины поэта едва ли не в первую очередь важна величина его эпохи, величина его читателей. Если последняя стремится к нулю и читатель предпочитает бессмысленность и пустоту великому слову - то поделом ему. Ибо язык сохраняет все. И он сохранит поэта, отвергнув того, кто заткнул уши, чтобы не слышать пророческого слова.

АЛЕКСЕЙ ЗЫРЯНОВ:
1) Какими критериями пользуетесь при выборе книги в магазине?
2) Сколько времени, примерно, в неделю уделяете собственному литературному творчеству?

А.И.: - Чтение нынче стало более утилитарным занятием, чем удовольствием. Когда разрабатывается тема, читать приходится все, что хоть как-то находит отзвук в интуиции по выбранному направлению развития смысла. То есть должно быть ОЧЕНЬ интересно.
Насчет расписания — когда есть замысел и он воплощается, то работа происходит каждый день, а иногда и весь день. Важно только, чтобы ежедневная работа, на которую приходится ездить в офис, позволяла тебе свободно дышать.
 
WWW: - Как отнеслись к последнему букеровскому награждению? Насколько вам близко то, что делает Виктор Пелевин?
 
А.И.: - 1) Последний «Букер» — помрачение сознания нескольких талантливых людей; и довольно об этом: данное событие не стоит и выеденного яйца.
2) Пелевин прекрасный сатирик. Но его творчество лежит очень далеко от сферы моих личных интересов.

ВАДИМ ДЕМИДОВ: - Александр, а в музыке у Вас есть пристрастия? На концерты Вы ходите?
 
А.И.: - На концертах бываю редко. Давно не слышал ничего сверхвыдающегося. Самые лучшие концерты, какие я в своей жизни видел — их было два: Pink Floyd в Москве в 1989 году и в 1995-м Dead Can Dance в Санта-Монике. Очень люблю группы Doors и Morphine и такие проекты как Cocteau Twins и This Mortal Coil. Ну и Малера обожаю, и Баха, и Джона Колтрейна.

РОМАН: - Довлатов в "Записных книжках" вспоминал (привожу по памяти - неточно), как В.Панова спросила у него: "У кого из писателей лучший русский язык?". На что Довлатов сказал: "У Риты Райт-Ковалевой". Мой вопрос: Может ли у переводчика быть язык лучше, чем у писателя (не того, кого он переводит - такие случаи как раз нередки)? А у кого из современных писателей хороший язык, на ваш взгляд? Может ли скверно написанный роман остаться в веках?

А.И.: - В конечном итоге язык ближе всего к вечности. Язык вообще — форма существования времени. Следовательно, в дурном, стертом зеркале ничего отразиться не может, так же как не способно время отразиться в дурном романе. Но я могу привести сколько угодно примеров посредственных романов, написанных "хорошим" языком.

WWW: - Александр, как вы считаете, какой герой сейчас нужен литературе, обществу? Какие, на ваш взгляд, темы совершенно не охвачены современной отечественной литературой?

А.И.: - На мой взгляд, поиски героя первостепенный сейчас вопрос в литературе. Я не вижу в современной литературе героя. Другое дело, что не всякая эпоха способна породить героя. Но кто-то должен быть талантливее действительности.
Тема, которая меня особенно волнует - какое надо сделать усилие, чтобы устремить нашу страну в русло цивилизации.

ГОСТЬ 26: - Александр, на ваш взгляд, как наша современная отечественная литература выглядит на фоне зарубежной? Выдерживает ли конкуренцию или находится на далекой периферии?

А.И.: - Нет, не выдерживает. Наша культура в среднем находится далеко от центра тяжести цивилизации. А популярная культура вообще находится в другой галактике.
 
ГОСТЬ 25: - Александр, как человек связанный с наукой, верите ли Вы в скорую модернизацию России? Если верите, то какие сроки Вы ей определяете?
 
А.И.: - Нет, в скорую модернизацию не верю. Как не верю и в модернизацию. Зато верю в отдельно взятого человека. Не смотря на то, что 70 лет советской власти сделали все, чтобы человека уничтожить. Отступать давно уже некуда. Однако, пока нет Героя, пока нет Человека, никакая эволюция невозможна. Общество хотя бы из инстинкта самосохранения обязано породить нового человека, достойного царства небесного. В обществе нет достойного поведенческого образца. Точней, они есть, но они низменные. Я говорю о необходимости образца вдохновенного.
 
Постоянный адрес фото: http://www.ast.ru/images/docs/5_2931_22.jpg






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт