Живая Литература

avatar

Интернет-конференции



Ведущий колонки - Андрей Рудалев

 
репутация

14.55

7 место
 
avatar

Интернет-конференцииАлександр Иличевский: «Мир меняется быстрее, чем мы успеваем понять свое новое место в нем»

Живая литература 2011.01.22 08:30 0 0

 

О понятии инфляции в искусстве, поисках нового языка, рыбалке и утопическом сознании. Почему «чучело» не может написать хороший текст, нужно ли обустраивать Россию. Публикуем вторую часть ответов известного писателя, лауреата литературных премий «Букер» и «Большая книга» Александра Иличевского на вопросы нашей интернет-конференции.



ГОСТЬ 23: - Предполагается ли экранизация ваших произведений и планировали ли целенаправленно писать сценарии к фильмам? Вообще кинематограф сильно влияет на современную литературу?
 
А.И.: - Я пробовал писать в соавторстве сценарии по своим произведениям. Это сложное дело, отдельная профессия, которой у меня нет времени овладевать. Влияние кинематографа вне всякого сомнения имеется. Сейчас вообще происходит подспудно активный поиск новой повествовательной формы. Очень скоро кино исчерпает себя, замедлится в развитии выразительности (это неизбежно, ибо в искусстве тоже есть понятие инфляции), и литературе нужно быть готовой к активному сотрудничеству с кинематографом, чтобы включиться в поиски нового языка. Выход может найтись в новых мультимедийных технологиях. Например, существование скайпа и iPhone 4 произведет революцию в трансляции художественных акций. Вполне возможно, что аудиокниги будут потеснены новой формой, рожденной на стыке видео и словесности. Сейчас так ускоренно развивается мир, что мы сами еще не понимаем в какую эпоху мы живем. Мир меняется быстрее, чем мы успеваем понять свое новое место в нем.

ГОСТЬ 22: - Зачем прекрасный стилист Александр Иличевский выпустил книгу черновиков и набросков "Ослиная челюсть"?

А.И.: - "Ослиная челюсть" — книга, которой я горжусь едва ли не более, чем остальными. Ибо она содержит прорву необыкновенно сжатых и предельно строго отобранных историй, в которых я старался идти совершенно потусторонним путем. Очень трудная книга, она писалась 10 лет и прошла десятки редактур. Читать ее сложно, но там для меня заложено очень многое, она — арсенал.

ГОСТЬ 22: - Знаете ли Вы, что о вашем творчестве пишут научные статьи и диссертации? Как Вам такое название: "Художественный мир романа А.В. Иличевского "Ай-Петри": структура нарративного и ментатативного повествования"? Как вообще относитесь к ученым-литературоведам? В смысле, оправданны ли их штудии?

А.И.: - Я читал одну академическую работу по библейским мотива в «Ослиной челюсти» — и она мне показалась очень толковой; вне всякого сомнения, автор знает о чем пишет. Это приятно. Но больше я ничего не читал. И даже не догадываюсь о том, что такое ментатативное повествование. А насчет нарративного — иллюзий не испытываю. Литературоведение бывает захватывающе интересным. Например, я обожаю читать работы таких ученых, как Александр Жолковский, Леонид Кацис, Михаил Ямпольский и многих других.

ГОСТЬ 21: - Дутая величина в современной российской прозе? И наоборот: авторы, на чтение которых не жаль терять время?

А.И.: - Низкий жанр, выдающийся за вершины мирочувствования и интеллекта, очень популярен. Мне глубоко безразличны имена, стоящие на его обложках, я их не различаю и не запоминаю. Мне проще сказать, кого надо читать. Максима Осипова, Леонида Юзефовича, Александра Мильштейна, Олега Ермакова, Андрея Левкина, Андрея Краснящих, Василия Голованова, Михаила Бутова и очень бы я настаивал обратить внимание на такого очень молодого, но очень талантливого писателя, как Владислав Пасечник из Барнаула.

ГОСТЬ 20: - Есть слова, которые никогда не будут вплетены в ткань Ваших текстов?

А.И.: - Есть.

ГОСТЬ 19: - Как вы считаете, что может сделать современный писатель для общества: обличать, учить?... Или все это ему не надо и вполне достаточно личного погружения в свои эстетские миры?

А.И.: - Единственная обязанность писателя перед обществом — писать все лучше и лучше.

RODION: - Александр, вы заявляли что родиной для вас всегда будет Израиль, а Россия – лишь охотничьи угодья! На что Вы здесь охотитесь? На премии и славу? На книжные тиражи и вытекающие из них гонорары?

А.И.: - Во-первых, я никогда этого не заявлял. Во-вторых, Россия — моя родина, за землю которой много моих предков отдали свои жизни, и многие были родиною погублены. В третьих, я хочу всего самого лучшего своей родной стране, хочу, чтобы она была честной и доброй, и, следовательно, свободной от людей, которые способны задать мне такой вопрос, какой задали вы.

ГОСТЬ 14: - Как бы вы ответили на вопрос: как нам обустроить Россию?

А.И.: - Обустраивать ничего не нужно. Нужно, чтобы каждый хотя бы захотел быть честным и милосердным.

ГОСТЬ 13: - При каких условиях вы бы забросили литературу и, например, занялись бы политикой? Вы много путешествуете, а какое из мест, которые вы посетили, вас более всего поразило?

А.И.: - 1. Ни при каких. Политика убивает в человеке человеческое. А хороший текст чучело написать не может.
2. Пожалуй, дельта Волги, Каспий и Крым в его диком состоянии.

ГОСТЬ 12: - Какие лично вы представляете сценарии ближайшего будущего России? В последнее время часто приходится читать довольно пессимистические прогнозы, особенно щедро их делают представители интеллигенции...

А.И.: - Мне почему-то видится, что честность, ум и доброта наконец восторжествуют в России.

ГОСТЬ 8: - С каким гастрономическим блюдом вы бы сравнили свою прозу и вообще умеете ли готовить?

А.И.: - Я бы не сравнивал. Готовить люблю, особенно в походе, но на городской кухне не слишком искусен.

ГОСТЬ 7: - Вы как-то сознались, что увлекаетесь рыбалкой, а какой снастью и какую рыбу предпочитаете ловить, есть ли у вас свои рыбацкие секреты-байки-достижения?

А.И.: - Люблю спиннинг и немного ловлю голавля нахлыстом на кузнечика. Рекорды: трехкилограммовый сазан на жмых и двухкилограммовый жерех на блесну (колеблющуюся). Байки? Ну знаю одну про сома, который лодку с моим приятелем полтора часа по ерику таскал, "Старик и море", примерно.

ГОСТЬ 6: - Испытываете ли вы ностальгию по СССР и если ли что-то ценное, что мы там забыли-потеряли?

А.И.: - Нет, не испытываю. Напротив, испытываю нечто близкое к слезам и ужасу от кадров советской кинохроники.

ГОСТЬ 4: - Не было ли у вас желания написать социальную антиутопию? И с каким историческим периодом вы бы сравнили наше время?

А.И.: - Мне ближе утопическое сознание. Наше время не имеет еще имени, не то что прообраза.

ГОСТЬ 3: - В одном из недавних интервью вы сказали, что у нас совершенно пустая страна, но что нужно сделать, чтобы наполнить нашу иссякающую людскими силами провинцию? открыть границы или учинить новые гигантские стройки, как во времена СССР?

А.И.: - Нужно заниматься любовью, а не воровством. И только. Насчет строек — идея прекрасная, если рабочие этих строек будут обеспечены приличной зарплатой.

TUCKACHEW: - Рискну присоединиться к одному из гостей, которого занимает проблема "пустоты России", которой вы тоже озабочены. Чем заполнить эти гигантские пустоты? Может, отдать африканцам, китайцам или другим трудолюбивым народам? Они быстро размножаются. Такой рецепт экс-госсекретарь США и другие политики уже предлагали, мол, пора России поделиться... Только с кем? Как вы думаете?

А.И.: - Не надо снова призывать Рюриковичей. Нужно мужчинам любить женщинам, а власти - поощрять и обеспечивать молодые и многодетные семьи.

ГОСТЬ 2: - Александр, что явилось толчком для вас в переходе от точных дисциплин, научной работы к литературе и продолжаете ли сейчас заниматься наукой?

А.И.: - Наукой не занимаюсь, но активное любопытство к ней сохраняю. Толчком к переходу от науки к литературе послужила собственная интуиция. Я всегда занимался только тем, чем очень хотел заниматься.

Постоянный адрес фото: http://news.mail.ru/pic/c2/02/665269_360_203_source.jpg






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт