Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Роман Сенчин: «Я поддерживаю и левых и правых, потому что они одинаково выдавлены за пределы политического поля» | Интернет-конференции | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Интернет-конференции



Ведущий колонки - Андрей Рудалев

 
репутация

14.55

7 место
 
avatar

Интернет-конференцииРоман Сенчин: «Я поддерживаю и левых и правых, потому что они одинаково выдавлены за пределы политического поля»

Андрей Рудалёв 2010.08.03 06:43 0 0

 



Мы публикуем ответы писателя Романа Сенчина на вопросы, заданные в ходе интернет-конференции на сайте "Беломорканал" (tv29.ru). Почему в стране упал писательский авторитет, на что обречены коренные народы Европы, сочетается ли панк-рок с литературой и превратимся ли мы в равнодушных скотов. 



ГОСТЬ 26: - Надо ли писателю писать и вникать в злободневные темы, в то, что происходит здесь и сейчас или он должен отстраниться от потока событий? Еще вопрос: в споре о форме и содержании, какую вы позицию занимаете?

Р.С.: - Были замечательные писатели, которые вникали в злободневные темы, а были те, что отстранялись. Главное – чтобы произведения были интересными. Хотя у настоящих художников, писавших вроде бы вневременную прозу, или исторические романы, фантастику, проступали проблемы современности. А в споре о форме и содержании я придерживаюсь такой точки зрения: важнее содержание, но если форма ему не соответствует или ее нет вовсе, то и содержанию грош цена.

ГОСТЬ 25: - Как вы думаете, почему в последнее время в стране резко упал авторитет писателя? Он уже перестал быть властителем дум, к его мнению мало кто прислушивается, а общество живет актерами и певцами.

Р.С.: - Потому что писатели почти не пишут произведений, которые бы встряхнули общество. Верю, что если появится новый Лев Толстой, или Шолохов, или такой уникальный человек как Шукшин, к нему прислушаются. Нам довольно долго говорили, что писательство, это частное дело, и писатели в это поверили. Правда, в последние года три – четыре, кажется, начался обратный процесс.

ГОСТЬ 24: - Раньше в СССР были приоритеты многонационального государства, пусть даже в ущерб титульной нации, сейчас в обществе полный разброд мнений на счёт ценностей интернационализма.

Роман, что Вы думаете о русском национализме в стране, в плане того должен ли он развиваться? Также как национализм других народов. Если должен, то какие приоритеты (уступки, условия) должны ставится титульной нацией, в отношении других народов страны. Или же просто нужно акцентировать внимание на гражданстве общего народа России, стараться не делить народ на национальности...

Р.С.: - У меня насчет национального вопроса точка зрения мрачная: поздно что-либо делать, русские, да и другие коренные народы Европы обречены если не на вымирание, то на глобальную ассимиляцию. И никакие законы, ограничения, даже дивизии скинхедов уже не помогут.

ГОСТЬ 23: - Нравится ли вам то, что сейчас происходит в нашей литературе? Что вас больше всего в ней сейчас раздражает? Могли бы назвать авторов, которые на ваш взгляд, заслуживают наибольшего внимания?

Р.С.: - Наша литература только-только начинает возвращение на тот путь, по которому двигалась до 1917 года. За эти сто лет было создано немало великих произведений, но естественное развитие литературы, на мой взгляд, было нарушено. Теперь начинает происходить возвращение. Что именно нравится, а что раздражает, говорить не буду. Это, по существу, мелочи, которые перечислять нет смысла. Точнее так – нужно писать большую статью на эту тему. В своих рецензиях и статьях я пытаюсь говорить о том, что мне нравится, а что раздражает… Авторов назову с удовольствие – Захар Прилепин, Илья Кочергин, Антон Тихолоз, Денис Гуцко, Михаил Тарковский, Дмитрий Новиков, Василий Авченко, Ирина Мамаева, Сергей Шаргунов, Аркадий Бабченко, Евгений Гришковец, Герман Садулаев, Олег Зоберн… Это, конечно, не все, да и не все их вещи мне одинаково сильно нравятся, но так и не бывает, чтобы человек, даже гений, выдавал только шедевры.

ГОСТЬ 22: - Были ли вы в Северодвинске, Архангельской области? И есть ли такая поездка в ваших планах?

Р.С.: - Нет, не был. Хочу, конечно, побывать, но пока не получается. В отпуск езжу на родину.

ГОСТЬ 21: - Какая ваша книга вам более всего дорога и почему? Обижаетесь ли вы на критику?

Р.С.: - В общем-то, конечно, дороже всего первая, вышедшая в самом начале 2001 года, где собраны рассказы в основном того времени, когда я писал еще без мысли о публикации. Есть в них что-то, что затем исчезло. А что именно – определить не могу…

ГОСТЬ 20: - Роман, вы помимо всего прочего пишите еще и критику. Каково, на ваш взгляд, состояние литературной критики? Есть ли интересные имена, и влияет ли она каким-то образом на литературный процесс? Спасибо

Р.С.: - Состояние нашей литературной критики считаю неплохим. Лет пятнадцать назад ей дружно предрекли смерть, но критика жива и даже развивается. За последние десять лет появились новые интересные имена, например, Валерия Пустовая, Алиса Ганиева, Сергей Сиротин, Андрей Рудалев, Дарья Маркова, Сергей Беляков, Елена Погорелая, Юлия Щербинина. Лев Данилкин и Лиза Новикова стали писать не только рецензии, но и обобщающие статьи, и это очень интересно. Но чтобы влиять на литературный процесс, а в идеале, и на общество, критику нужно очень много сил, упорства, одержимости. Выступая даже с очень глубокими статьями время от времени, мало чего можно добиться. Большинство критиков, мощно начав, быстро устают. Это понятно, хотя, конечно, радовать не может.

ГОСТЬ 19: - Роман, вы интересуетесь политикой? Какое место она занимает в вашей жизни, прорывается ли на страницы книг?

Р.С.: - Не знаю, что можно сегодня назвать политикой. Политической жизни у нас в стране нет. Я поддерживаю и левых и правых, потому что они одинаково выдавлены за пределы политического поля. Жаль, что настоящего объединения оппозиционных сил не произошло – есть довольно много оппозиционных единиц, но голос единицы, как известно, тоньше писка. Они что-то выкрикивают, пытаются объяснить, предостерегают, но их почти не слышно. А страна тем временем катится в яму… Политические мотивы в моих вещах есть, но они, кроме, может быть, рассказов «Тоже история» и «Инакомыслие», и нескольких ранних – 1993 – 1996 годов, - лишь фон, на котором действуют персонажи. Например, в романе «Лед под ногами» действие происходит в 2004 – 2005 годах, и как обойтись без демонстраций, митингов, акций протеста…

ГОСТЬ 18: - Что сподвигло вас на занятия музыкой? Какие темы вы выбираете как рок-музыкант и отразилась ли ваша музакальная деятельность на литературе?

Р.С.: - До 1991 года мне хватало просто слушать рок-группы. Но потом они стали петь нечто мне непонятное, и появилось желание писать тексты и пробовать их спеть. В нашем маленьком Кызыле нашлось несколько близких мне ребят, мы сделали группу. До середины 1996 года играли, записывали альбомы, выступали на концертах, потом я переехал в Москву, и на многие годы с роком завязал. Слушал старое, а чтобы самому возобновить эту деятельность – желания не возникало. Да и Москва не очень-то подходящий для рок-музыки, а тем более панк-рока город. Чего-то нет здесь, что есть в сибирских городах, в Питере… И как раз в Питере оказались люди, с которыми я записал в 2003 году альбом, а в 2008-м еще два. В том же году и в начале следующего несколько раз выступили на концерты. Записи некоторых песен можно послушать в Интернете. Группа называется «Плохая примета»… Песни в основном социальные и экзистенциальные. Короче, про маленького человека в капиталистическом обществе. В моей прозе, думаю, рок-музыка играет немалую роль – все-таки это культура, на которой выросло поколение, к которому я принадлежу.


ГОСТЬ 17: - Роман, нет ли у вас желания написать что-то радостное, позитивное со счастливым и добрым финалом?

- Есть желание. Даст мне жизнь такой сюжет, таких персонажей – обязательно постараюсь зафиксировать на бумаге.

ГОСТЬ 16: 1. Какова роль женщины в жизни писателя, в Вашей жизни?

2. Каким Вы хотите видеть своего читателя?

3. Каким должен быть издатель в современном мире?

4. Как Вы относитесь к реформам образования и к ЕГЭ? Отменять его или нет?

5. И последний: Ваша жена - блогер популярный и поэтесса.

Вам это очень мешает?

Р.С.: - Отвечу тоже по пунктам:

1. Роль женщины в моей жизни значительна.

2. Разным. Не пишу для какого-то одного возраста или социальной группы.

3. Смелым. Чаще всего из-за смелости издателя появляются настоящие, становящиеся событием книги.

4. Про образование и ЕГЭ ничего не могу сказать. Для меня 10 лет в школе были мрачным периодом жизни. Хуже армии. Бедные дети, бедные выпускники школ – всё что приходит на ум.

5. То что блогер – и помогает, и мешает. Очень она вся эмоциональна в ЖЖешном мире. Но зато в курсе многих событий, и о моей писанине многие узнают, благодаря ее постам. А то что поэтесса – замечательно. У Лизы есть очень сильные стихотворения. Правда, жизнь поэтов нелегка, и ее в том числе.

.

ГОСТЬ 15: - Вы в Питер на церемонию "Национального бестселлера" ехали, чтобы победить? Как отнеслись к тому, что вас обошли этой премией? Читали ли Кочергина, которого выбрали в победители? Спасибо

Р.С.: - В первую очередь, ехал, чтобы встретиться с приятелями, познакомиться с новыми людьми. Познакомился, например, с Сергеем Бугаевым – легендарным Африкой, - и услышал от него несколько очень искренних слов о моих «Елтышевых». Ехал также посмотреть, что это вообще – церемония «Нацбеста». В целом, понравилось все, кроме отсутствия водки. Болел за книгу Василия Авченко «Правый руль». Книгу Кочергина читал кусочками в книжных магазинах – дороговата она, чтобы купить. По моему мнению, жюри сделало не самый плохой выбор в итоге.

ГОСТЬ 13: - Посещаете ли вы акции оппозиции на Триумфальной площади? Если да, то зачем вам это надо, если нет, то почему?

Р.С.: - Да, иногда посещаю. Считаю, что такие акции очень нужны. Иначе мы очень быстро превратимся в равнодушных скотов, которых можно гнать в любом направлении. Правильно, что организаторы акции 31 не соглашаются собираться на других площадях. Помню, оппозицию не пускали на Пушкинскую, избивали многократно в ее окрестностях, теперь бьют на площади Маяковского, зато готовы предоставить Пушкинскую. Народ может собираться, где хочет. Тем более что акции нашей оппозиции предельно мирные.

http://www.belomorchannel.ru/index.php?point=culture&bl120number=2881






 

I do blog this IDoBlog Community

Соообщество

Новички

avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
 

Вход на сайт