Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Михаил Шишкин | Минин&Пародии | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Минин&ПародииМихаил Шишкин

Евгений Минин 2011.09.12 14:02 2 0

 

http://magazines.russ.ru/inostran/1998/9/shishkin.html

ПОРОК ШВЕЙЦАРСКОГО

 

«Боже мой! Боже мой! Что я? и куда? и где я?»

 .................................................................Лев Толстой

«Альпийский эдем в больших дозах вызывает у

русских путешественников рвотный рефлекс».

 .......................................Михаил Шишкин «Урок швейцарского»



Странно здесь русскому писателю. Вроде хорошо и одновременно плохо. Вроде пьянит, но тут же отрезвляет. «Скука здесь страшная» – писал Нечаев Наташе Герцен. На что намекал – не знаю – вроде и швейцарки тоже симпатичные дамы... Как они живут здесь? Земли мало, а шоколада много – но разве в этом услада русского писателя? Нет у них Чечни, нет Цхинвала, никаких экшн – что для швейцарца – спокойная жизнь, для русского писателя – литературная смерть. На берегах альпийских озер тесно от русских олигархов.  А они, кроме Рейхенбахского водопада (Reichenbachf?lle), где Холмс победил по очкам профессора Мориарти – никаких сведений об этой стране не имеют.  Кстати, этот водопад высотой около 250 метров около Майрингена, один из самых мощных и высоких водопадов в Альпах, состоит из нескольких каскадов. Он будет увековечен –  я уже заказал картину – Рейхенбахский водопад  на фоне писателя Шишкина.  А вы знаете, что  в 1902 году, совершив побег из киевской тюрьмы, десять искровцев, в том числе Бауман и Литвинов, будущий сталинский министр иностранных дел, договорились о встрече не где-нибудь в задрипанном Париже, а в Швейцарии, в ресторане над водопадом, откуда и отправили телеграмму в Россию: «Все вместе мы празднуем удачный исход нашего побега в ресторанчике у Рейнского водопада…». Ради этого стоило бежать из тюрьмы. В этом падении воды отражается вся русская  история, но о падениях – в другой раз.

Русскому писателю чужд пиетет. Он ощущает себя, вдыхая альпийский ветерок, законным наследником, хозяином, вступающим в права владения своей долей мирового наследства. Он подгоняет эту страну по своей фигуре. А поскольку я в современной литературе фигура  солидная – то мне ещё столько лет придётся подгонять под себя эту Швейцарию и подгонять.

Русский писатель чувствует себя в Альпах как дома. Гоголь выцарапал свое имя на камнях шильонской тюрьмы, Андрей Белый выдалбливал узор капителя знаменитого «Гётеанума», Розанов сидел в кресло Кальвина, философ Вольтер, мучимый геморроем, стоял на коленях, сами понимаете – почему.  Кстати, я тоже в этом кругу знаменитостей – здесь я написал роман. А когда достигну уровня Белого, возможно, тоже что-нибудь выдолблю долотом в каком-нибудь храме.

Когда у меня, поселившегося в Швейцарии, спросят, почему я выбрал именно берег Женевского озера, то отвечу: «Потому что я это заслужил всем своим творчеством». Кто может сказать про себя нечто подобное?  Чтобы полюбоваться этим чудом, Карамзин шёл весь путь от Цюриха пешком. Хотя, возможно, у него не было денег на такси? Таксисты здесь дорогие.

После Карамзина этот край стал неотъемлемой частью русского литературного ландшафта, я бы сказал, российской литературной автономией. Если крик базельского осла разбудил князя Мышкина, то мой крик разбудит всех остальных, кто ещё не побывал в этих, практически родных мне местах.  Неповторимые места: там Ленин обнимал свою Наденьку, там Троцкий размышлял,  где-то рядом Греч писал чего-то Булгарину. Здесь Чаадаев выходил из себя, а Жуковский погружался в раздумья. Плеханов и Проханов, Солженицын и Набоков. Здесь гуляли бомбисты, адвентисты, разные активисты и наши народовольцы – кого только не выносило на берег Женевского озера, в том числе и меня.

Некое недоступное швейцарскому скотоводу русское знание заставляет «генерала русских путешественников», как окрестил Карамзина Греч, обозначать это пятнышко на карте земным парадизом. «Письма» Карамзина – не только удивительный односторонний договор об аннексии ничего не подозревающей страны, своеобразный акт о включении Швейцарии в русскую культуру, это и генеральная диспозиция с установкой ориентиров и цели, план движения, закодированный завет блуждающей русской душе». Вот так будущий автор многотомной русской истории, пропитанной кровью, пущенной из многих достойных людей, поставил своим читателям вешки обыкновенного земного счастья.

Карамзин задает новый для тоталитарной системы вектор движения – все в Швейцарию.  И я уверен – как Шишкин ехал сюда с томиком Карамзина, так после него поедут сюда с томиком Шишкина строить Шишкенаум.  Признаюсь честно – я счастлив  здесь, вдохновение не покидает меня, но иногда так тошнит, точнее сказать – рвёт на Родину






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт