Живая Литература

avatar

Минин&ПародииЮрий Мамлеев.

Евгений Минин 2012.06.30 15:00 0 0

 

ЗАГЛАВНЫЙ

- Василий Иваныч, - тихо сказала она
есть сведения, что вы на том свете – главный...

............................................................................................Юрий Мамлеев. По рассказу «Главный»

 

До этих потрясающих событий за прозаиком Иваном Васильевичем Мусоровым никогда не водилось никаких особых странностей. Галлюцинации являлись к Мусорову, когда он, огромный, тугоповоротливый, садился на толчок. Поэтому когда Мусоров бывал там, то смотрел он всегда прямо перед собой, в, одну точку, напряженно и достаточно отсутствующе.
Невидимые великие – как он называл  умерших писателей – проходили мимо него в некое пространство, нередко строем, чеканя шаг, неся в руках тома своих произведений.

Жил он в коммунальной квартирке в просторной комнатушке, населённой литераторами  разных направлений – от критики до пародии.
Жизнь его была тиха, но не придурочна и текла как-то оголтело – не понять куда, не понять – зачем. Но сам Иван Васильевич скорее чуждался своих соседей; их постоянное борматание вызывало в нём смутное подозрение, что на самом деле он находится в аду, а не на этом свете. Но в аду не грубом, физическом, а скорее в литературном. И от этого ада его спасал только дикий разврат.
И вот одним летним воскресным утром Иван Васильевич, заснувший в клозете от слишком густого наплыва своих якобы галлюцинаций, проснулся от резкого стука в дверь. Он уже с полчаса как покончил со своими естественными надобностями, и невидимые больше не появлялись. «Опять бить будут», подумал Иван Васильевич про соседей. Поэтому Мусоров непугливо открыл дверь и, изрядно перетрусивший, двинулся вперед по коммунальному коридору. Вдруг все двери в комнаты приоткрылись и из них выглянули жильцы.
– Иван Василичу – слава, слава! Иван Василичу – ура, ура! – разом, точно заговорённые, запели они.  Заглавному – виват-виват! – пели они во всю мощь своих сознаний, и главное, в такт, бросая ему под ноги свои рукописи. Мусоров как-то гнусно шевельнулся животом и закрылся в своей комнате.
Постучала поэтесса Ниночка и прошептала тайну, приоткрывшему дверь Ивану Васильевичу:
- Есть сведения, что вы на том свете – заглавный председатель Союза писателей...
Это было сказано настолько жутко, убежденно и всеобъемлюще, что Иван Васильевич замер – быть председателем органиции, в которой Данте и Шекспир являются рядовыми членами – у него появился холодок в животе и пополз ниже.
– Так и импотентом можно стать – струхнул Мусоров.
А к вечеру во дворе уже творилось чёрт знает что. Мусорова напугал старый плагитор-графоман работающий домоуправом. Обычно жестокомордный даже по отношению к собакам, повернул харю к Ивану Васильевичу, заискивающе улыбнулся и, приподняв кепку, проговорил: «Шеф идёть».   Ниночка бегала по двору и кричала: «Будем жить и писать по Мусорову», пока  карета скорой помощи не отвезла её напрививку от оспы.
Заглянул к Ивану Васильевичу и Бурдюкин, приседатель республиканского союза:
– Скажите, только одно слово... Умоляю вас... Как там, на том свете с финансовой отчётностью и выделением участкой?..
– Что?
переспросил Мусоров.
– Ну, вообще... Хочется знать...  Страшные ли там ревизии?.. – бормотал Бурдюкин
Мусоров побагровел и ударил его шваброй.
Бурдюкин горько, истерически, отталкивая от себя тело, зарыдал.
Странные «сведенья» о том, что Мусоров есть или будет на том свете Заглавный, если они даже и были верны, не встретили в нём, земном, понимания: слишком это было потусторонне. Даже повешенная перед зеркалалом петля не казалась ему дорогой к новой должности, хотя он иногда клал в неё голову, и подмигивал сам себе в зеркало: «Ну как, Заглавный, – не пора кончать?»
И однажды когда было раннее утро и свет залил пустынный не шелохнувшийся двор, Иван Васильевич вышел на улицу.
И никуда далеко не пошёл. Просто залез в подвернувшийся рядом огромный помойный бак. «Больше я отсюда никуда ни шагу, – подумал Иван Васильевич. Нашей литературе тут место".
А вокруг бака вся коммунальная квартира, прозаики и поэты юркие и неуклюжие, водили хоровод и пели то: «Осанна, осанна!», то: «Куда ты, куда ты, удалился!», то: «А у нас во дворе!»







     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт