Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
"И свои не сдавать города..." Заметки о формах авторского сознания в поэзии Александра Логинова | Нестоличная литература | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Нестоличная литература



Александр Киров

 
репутация

18.84

27 место
 
avatar

Нестоличная литература"И свои не сдавать города..." Заметки о формах авторского сознания в поэзии Александра Логинова

Александр Киров 2010.09.09 17:52 0 0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Щедра земля окраин, плодовита. Каких сынов и дочерей рождала! Да где они? Поистребила в битвах Великая беспутная держава. А те, кто выжил, те окаменели, Или блуждают в мороке спиртовом. Антихрист в предпасхальную неделю Бахвалится невиданным уловом. (А. Логинов «Дети окраин»)


Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков
(Евангелие от Матфея, гл. 4; ст. 18-19).

Одна пожилая преподавательница, всю жизнь отработавшая в системе образования рядовым учителем, говорила нам как-то, что все ученики делятся на две группы: те, у кого в голове есть крючочки и те, у кого оных не наблюдается. Сквозь головы первых знание пролетает, цепляясь за крючочки и оставляя на них лоскуты информации, через мозг вторых новое проходит в девственно чистом нетронутом виде и в целости и сохранности выходит на поверхность подобно поезду в московском метрополитене. Лирика члена Союза писателей России поэта А. Логинова сама по себе изобилует крючками, способными вцепиться в сознание и подсознание, «родовую память» (А. Логинов) даже равнодушного и не слишком заинтересованного читателя и преобразить последнего.

У каждого удачного поэта, а в том, что А. Логинов – поэт удачный и признанный при жизни сомневаться не приходится, – свои секреты мастерства: и поэтического, и, если хотите, психоделического. Выиграть скоротечный (чтение поэтического текста занимает минимум времени) бой, игру, на кону которой успех или провал частички твоего внутреннего мира – тоже надо уметь. Не претендуя на всезнание секретов А. Логинова, попробуем тем не менее разобраться с одной из важнейших сторон, касающихся и содержания, и формы, и преподнесения его стихов – с носителем авторского сознания. Возьмём за основу систему образов книги «Дети окраин», как, на наш взгляд, самой удачной книги поэта к сегодняшнему дню.
Здесь представлены все основные формы авторского сознания: лирический герой (авторское «я» или «мы») («Девяносто четвёртый. Февраль…», «В неоглядной России, в перелётной России моей…»), лирический адресат («ты» или «вы», к которым обращается лирический герой) («Северный соловушка», «Экспансия Белого моря»), лирический персонаж («он», «она», «они» как объекты лирического сюжета) («Всё сеча, всё смертная битва…», «Химера», «Кинематограф 2017 года»). В ряде стихотворений, близких к лиро-эпической группе произведений, появляется лирический повествователь («Колдун»). И всё же главенствует у А. Логинова – лирический герой, что придаёт стихам автора здоровое эгоцентрическое начало, не лишая его при этом национальной проблематики и значимости. Уместно вспомнить здесь замечание, которое сам автор сделал во время своего устного выступления в ПГУ им. М.В. Ломоносова: «Я не совсем пережил гордыню…» И высказывание о творчестве А.А. Логинова, прозвучавшее в «юбилейной» речи М.К. Попова: «Он ещё только на пути к Богу». Это не определение и не часть эстетики. Это акт временной констатации.
Соотношение личности самого А. Логинова и лирического героя его стихов позволяет отметить, что ряд текстов являются собственно автобиографичными, в прочих же сознание автора дробится, и перед нами, скорее, не сам А. Логинов, а определённые стороны его личности в разные периоды времени. В этом, пожалуй, и заключается оригинальность образной системы его стихов: не выбор внутри дилеммы «писать как М. Цветаева, Н. Рубцов» (автобиографично) или «писать как А. Ахматова, В. Высоцкий» (играть роль, для которой нет фактографических аналогов в личной биографии) с метаниями вправо-влево, – а «писать о себе, анализируя и синтезируя, демонизируя и обожествляя собственную натуру». Здесь, конечно, тоже есть аналоги, но, большей частью, – в эпосе и драме. Самый известный из них – А.П. Чехов, по которому, напомним, «каждый несёт в себе частичку и добра, и общественного зла одновременно». Так что полемика с автором «Палаты №6» и «Вишнёвого сада» в стихотворении «И по капле раба не выдавливал» не случайна. Полемизирует А. Логинов только с интересными ему писателями. Ещё один собственно поэтический пример здесь – А.С. Пушкин. Но Пушкин в то же время – энциклопедист, писавший во всех литературных родах, занимавшийся переводами и литературной критикой на широкой основе. Поле же А. Логинова и его персонажей – чистая поэзия.
«Осколки» лирического героя у нашего поэта имеют тенденцию объединяться в пары на уровне не высказанной вербально антитезы: лидер («Напишите мне в Константинополь») – маленький человек («Простая история»), ангел («И всё-таки ангелы в небе летают…») – бес («Вороньё раскаркалось. Ангелы уснули…»), гражданин («Экспансия Белого моря») – «отказник» («Тиха каргопольская осень…»), живой («Это когда проходишь, не замечая…») – мёртвый («В эту зиму неладное что-то творится со мной…») и т.д. Подобные внутренние сцепки-взаимодействия выстраивают фундамент художественного мира А. Логинова. Это не штамп. Это архетип. Сначала фундамент, потом – всё остальное. А фундамент обязательно на твёрдой не зыбкой почве. Если попробовать зрительно представить себе образную систему художественного мира А. Логинова, то это группа разных персонажей, парных и непарных, как звуки в фонетическом строе русского языка, будто бы идущая через лес, заблудившаяся в нём и лихорадочно ищущая выхода на свет божий. Помните «Слепых» М. Метерлинка? А «Кому на Руси жить хорошо?» Н.А. Некрасова? А легенду о Данко из рассказа М. Горького «Старуха Изергиль»? Воплощение мифологемы, или, если хотите, лирического сюжета «движение сквозь пространство и время». И впереди всех идущих шествует собственно лирический герой, реинкарнация идущих следом за ним, но не дошедших до спасительного света, а по сути – своих самых сильных страстей, надежд, устремлений. Продолжает путь, словно бы удивлённо восклицая: «Как странно, поэзия стала привычкой, Как утренний кофе, как хлеб или спички, Когда отправляешься в лес На легкую, ставшую нормой прогулку, И тень впереди тебя по переулку Спешит из насиженных мест... И если природа заманит, обманет, А после, как будто в жестоком романе, Вдруг скажет: «Прости и прощай!» Я все-таки выйду и к людям, и к Богу. По бусинкам слов отыщу к ним дорогу. Я их обронил невзначай. Поэзия это как нить Ариадны. Но, если с душой было что-то неладно – Слова растворятся в горсти. Ах, совесть моя, не позволь оступиться, Меж правдой и ложью не дай заблудиться, Коль можешь спасти - то спаси». («Как странно, поэзия стала привычкой…»).
Многоликий народ любит многоликих героев. «Однозначных» идолов игрового кино и шоу-бизнеса забудут. Этот факт даже и сомнений уже не вызывает. Кто блистал на экране и эстраде в 1980-е? А где можно увидеть или услышать эти «культовые фигуры», как истерично называли в своё время одних и подобным же образом продолжают называть других? Если только в телепередачах вроде «Дискотека восьмидесятых» или публичных киноархивах наподобие «Ностальгия» и «Наше старое кино». В свете всех этих культурных подвижек, который оказался для русской поэзии губительнее всех вместе взятых «светов решений» того или иного съезда той или иной партии, наш поэт выглядит как-то особенно симпатично и привлекательно. Вообще, мне нравятся люди, которые не плюются и не заглядываются особенно: ни вперёд, ни назад, ни вправо, ни влево, ни вверх, ни вниз. За этим что-нибудь да стоит. И срок славы таких людей, по крайней мере, более четверти века. Уже более.

Фото Ольги Кировой






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт