Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Каргопольские проспекты, или Вольная интерпретация одной песни Игоря Гусакова | Нестоличная литература | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Нестоличная литература



Александр Киров

 
репутация

18.84

27 место
 
avatar

Нестоличная литератураКаргопольские проспекты, или Вольная интерпретация одной песни Игоря Гусакова

Александр Киров 2010.09.12 19:07 0 0

 

С преуспевающим музыкантом Игорем Гусаковым
я встретился в два часа пополудни 12 июня 2010 года… Сидели в его новой машине. На плазменном экране внутри салона кривлялись клоуны из «камеди», а мы сначала вяло, потом всё более оживлённо вспоминали юность, напрочь забывая о гороховых шутах и преходящих делах...Нет, так лучше закончить. А начать… Вот, пожалуй...

В апреле 1995 года сидел я на уроке русского языка в 44-м кабинете Каргопольского педагогического колледжа. Никого, как говорится, не трогал. Слушал учительницу, Нину Васильевну Антипину, и пытался вникнуть в сложности отечественной грамматики… Вдруг раздался стук в дверь.
Нина Васильевна выглянула в коридор и через полминуты торжественно возвестила, что меня хочет видеть заместитель директора по воспитательной работе.
- Здорово, Саня!
- Здорово, Игорь.
Так мы поздоровались с Гусаковым. Оба двухметровые. Он – администратор, я – студент. Однако на «ты» и за руку. То ли коммунарские штучки, то ли человек он такой.
- Саня, выручай. Шефа надо поздравить от имени ребят.
- С чем?
- Заслуженного дали.
- Понял. Андреича не грех и поздравить!
Далее я вернулся в кабинет и сорвал урок.
- Нина Васильевна! – довольно громко возвестил я.
- Что? – отвлеклась от объяснения того, как настоящее время может стать прошедшим и даже будущим, Нина Васильевна.
А через пять минут вместе с нами учительница репетировала «Песню о друге» Высоцкого. Как безголосый, я лишь аккомпанировал поющим – на гитаре.
- Спасибо, Саня, - хлопнул меня по плечу Гусаков через час. – Выручил.
Игорь отблагодарил меня своеобразно…
…Белые дороги, белые снега. Зима…
Пели со сцены мои одногруппницы песню про лохнесское чудовище. Я недавно освоенным боем подыгрывал им. Звук гитары усиливался микрофоном. На припеве я начинал волноваться, т.к. долгое время врал с аккордами и правильный вариант исполнения усвоил только накануне.
Ближе к концу песни я вопросительно посмотрел на того человека, который переставил пальцы моей левой руки своевременно и в нужном порядке. Красавец-воспитатель, в которого «были влюблены домохозяйки, домработницы и даже одна женщина – зубной техник», кивнул и показал большой палец
Мы заняли первое место на конкурсе туристической песни. Внутреннем конкурсе в небольшом провинциальном колледже… Но первое!
- Я впервые вижу, чтобы знание сделало невежество на все сто! – покачал головой Игорь после того, как я, ведущий интеллектуальной игры, то есть, простите, молодой преподаватель в собственной alma mater, ввалился в каморку, что за актовым залом.
Только что закончился «Брейн-ринг» по творчеству Ломоносова. Игорь ухватился за мою страсть к шоу и предложил «внедрить» сие в педагогический процесс.
- Наливай, - скомандовал Гусаков и потянулся за гитарой.
В то время он уже работал одновременно с педколледжем в ресторане «Шелковня», осваивая репертуар из Круга, Розенбаума, Трофима и других авторов, которые в цене. Но запел, естественно, вовсе не об этом, а о том, что…
«Захотелось постоять на берегу. У реки послушать тишину. Ты мой город родной, С детства мне дорогой. Как тебя я всем сердцем люблю!..»
Игорь Гусаков родился в Ярославле. После школы учился у нас. Потом отслужил в армии. Пять лет учительствовал в посёлке Заозёрный Няндомского района. Женился. Геофак закончил. Заочно, естественно. После этого геодезист и географ где учился, там и пригодился…
…Игорь взял заключительный аккорд – и незамедлительно выпил. Я поддержал старшего товарища…
Был и ещё один эпизод в педагогической, а лучше сказать, творческой биографии Гусакова.
К высокому молодому парню, который ежедневно шагал по улицам Каргополя, задиристые пацаны из местного детского дома, всегда и с удовольствием готовые послать кого угодно и куда угодно, относились по-особому: «Здрасьте, Игорь Евгеньич!»
Это уважительное отношение уходило своими корнями в один-единственный год, как раз перед возвращением Игоря в педколледж, когда Гусаков работал у них воспитателем. Да каким! Возил ребятишек на юг, а это для них, может быть, самое яркое событие во всей жизни, если сравнивать с тем, что было. Да и с тем, что будет дальше. И потом, работая уже у нас, Игорь нет-нет да и говорил мне:
- Саня, пойдём, в дэдэ сходим. Ты им про Рубцова расскажешь, а я спою… Пойдём, а?...
- Саня, у меня серьёзный разговор. Не думаю, чтобы тебе сразу понравилась моя идея, поэтому просто послушай…- сказал мне Гусаков как-то раз в двухтысячном году.
Далее Игорь Евгеньевич, которого я так называл только в минуты нечастых размолвок, поведал мне, что с должности он собрался уходить и сватает на своё место меня, преподавателя с почти пятилетним стажем (тогда мне казалось, что это много).
- Ни за что на свете! – ответил я.
А через неделю принимал у него дела.
- Надоело… Надоело разрываться! - объяснил мне Игорь причины своего ухода тогда, во время серьёзного ночного разговора за рюмкой чая на кухне деревянной двухэтажки по проспекту Октябрьскому. – Зарплата – ноль. Семья. Детей двое. Ночь в кабаке. Утром – на уроки. Башка чугунная. Одни косятся. Других днём воспитываю, а вечером они в ресторане сидят. Так жить нельзя.
- Игорь, лучше спой, - махнул я рукой, понимая, что ничего тут уже не изменишь.
Он потянулся за гитарой.
«А когда бываю я в пути И в разлуке долго я с тобой, Ты мой город родной, Как к тебе я спешу, Чтоб своей ты обнял теплотой…»
Ещё год-другой Гусаков сидел «на часах». Плюс – озвучивал мероприятия для девчонок и мальчишек. Но неумолимо и всё дальше уходил туда, где «огни отелей так заманчиво горят». Нас всё меньше связывали деловые отношения. Мы всё реже встречались. Иногда спорили. Он говорил, что время классической поэзии безвозвратно ушло. Я, естественно, возражал. Потом мы выпивали, шли в ресторан. Игорь пел далёкие от классики опусы. Я сидел в «оркестровой яме», как в шутку называли мы нишу у сцены ресторана, и лицезрел лица, которым стихи Тютчева и Фета действительно не очень-то нужны. По домам расходились под утро.
«Вот пройду по тихим улицам твоим. Не забуду и к друзьям зайти. Ты мой город родной, О тебе я пою, Знаю: лучше тебя не найти…»
…Игорь уволился из колледжа. Напоследок устроил отвальную. За столом директор, не Андреич уже, а Михалыч, посмотрел на нас, подумал и произнёс тост: «Если два этих мужика когда-нибудь вместе сойдутся, что-нибудь из этого да получится».
Набрались мы тогда, помню, изрядно. Ночью бродили по набережной имени Баранова, первого губернатора Аляски, и… Пели!
«Каргопольские проспекты, Парки, улицы, беседки, И туман стоит над городом седой. Это всё река Онега Хороводит талым снегом. И в воздухе запахло вновь весной».

"Каргопольские проспекты"

Слова и музыка И. Гусакова, аранжировка И. Орехова






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт