Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
ВОПРОСЫ И ЗНАКИ ПРАВИЛЬНОГО ПУТИ: Заметки о поэзии О. КОРЗОВОЙ | Нестоличная литература | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Нестоличная литература



Александр Киров

 
репутация

18.84

27 место
 
avatar

Нестоличная литератураВОПРОСЫ И ЗНАКИ ПРАВИЛЬНОГО ПУТИ: Заметки о поэзии О. КОРЗОВОЙ

Александр Киров 2010.10.15 19:05 0 0

 

Зачем у птиц,
у неба, у травы
нет этих дум,
навязчивых и грустных?
И только мы
и письменно и устно
зовём ответ, как божество
волхвы.
(«Шумит вода и ночь огня боится…»)

Нас легко держал знаменитый «Мост на быках». Я смотрел в тёмную воду Кены, думая о разном.
- У нас есть два варианта того, как мы проведём сегодняшний день, - говорила тем временем Ольга Владимировна Корзова, - мы можем отправиться через пустую деревню на кладбище, а можем пойти в гости…


Вот и стихи Ольги Корзовой можно читать по-разному. Естественно, кому-то будет ближе гражданская тематика учительницы русского языка и литературы, правдоискательницы истерзанного гильотиной «цивилизации» северного края, члена Союза писателей России; кому-то понравится любовная лирика нашей поэтессы, кому-то – проблематика её лирической героини, теряющей лучшие мечты и начинания в суете сует: «Ах, как соткана жизнь бестолково. // Изменить бы её, изменить! // Ну, хотя бы её половину – // Цепь ненужных событий и дней. // …С головой ухожу в паутину, // Да ещё и барахтаюсь в ней» («Как всегда, ничего не успела»).
Скажу честно: моё подключение к художественному миру Ольги произошло в другой точке её творчества. Поэтесса Корзова показалась мне интересной со стороны, если позволите, экзистенциальной проблематикой стихов, проще говоря, созвучия ключевых, узловых категорий: сущность, существование, «чистая доска», выбор, заброшенность, свобода, ответственность, страх, ничто, абсурд, жизнь для себя, жизнь для других (это фундамент творчества Голдинга, Камю, Сартра, Экзюпери…) и подсознательно православного решения этой проблематики. А это уже наше, русское, классическое, некрасовское. Не зря Некрасова критиковать Корзова решительно не позволяет. Ссылается при этом, конечно же, на Ахматову, но запрещает словно от себя.
Поскольку цитаты из знаменитого плана Даллеса уже оскомину набили, давайте просто примем за факт, что большая часть сказанного там сбылась. И те, кто здравомыслящий, действительно почитаемы ныне за сумасшедших. Что дальше?
У здравомыслящего человека, оказавшегося в ситуации, когда он сам же начинает сомневаться в своём здравомыслии, есть несколько путей. Первый из них – самоубийство. Поскольку Ольгу чаша сия миновала, скорее назовём второй путь – ассимиляция. Иначе неизбежно третье: мучительно, несмотря ни на что оставаться самой собой. Быть верной своему внутреннему реализму, внутреннему миру (кстати, прошедший ад концентрационного лагеря под Триром Сартр называл эту дорогу – единственным разумным способом протеста против абсурдности бытия). Но тогда…
Любую веру нужно поддерживать. Словом, делом. Не зря анахореты в глубокой древности изолировали себя не только от соблазнов, но и от доброго слова, которое, смягчая невзгоды, не даёт в полной мере испытать безграничность веры отважному сердцу. Только наедине с природой святые отцы находили непоколебимое подтверждение своим религиозным, нравственным взглядам.
При всём своём «можно сказать, атеизме» (из личной беседы с автором) Ольга Корзова идёт именно по такому пути. Её подсознательный поиск знаков высшей справедливости – во многом путь «последней из»: «Мы деда вспоминаем в День Победы. // Так ожидали, но не дождались. // Три одиночества в единое слились: // Жена его с войны ждала всю жизнь, // Сиротства слёзы дочке привелись, // А я и вовсе не видала деда…» («Мы деда вспоминаем в День Победы»).
Ставшие мифическими деды, которых О. Корзова потеряла в годы Великой Отечественной войны (один умер в лагере на Соловках, другой, погиб в штрафбате) поняли бы свою внучку. Кто знает, может быть именно они и подают ей весть о правильности выбранного пути: верности себе и внутреннего отстаивания приоритетов высших человеческих ценностей: «Какую весть // Мне птица принесла, // Чуть тронув клювом // Холодность стекла? // Что всё-таки любовь на свете есть? // Так сердце сердцу посылает весть. («Весть»). И эта весть на короткий промежуток времени наполняет смысл высшим смыслом, горним светом: «И кажется, весь мир // В его волшбе, // Но только отступает // Ночи хмарь, // Уснувшею жар-птицей // На столбе // Сидит, в комочек сжавшийся, // Фонарь. («Фонарь»).
Иначе – мрак одиночества и безнадёжности, глубокий скепсис. Но и сквозь него пробивается, пробивается всё же лучик надежды: «Все ангелы оставили меня…» («На тридцать вёрст ни друга, ни огня…»); «За что, Господь, одну меня оставил // и дал мне эти // слёзы поутру?» («За что, Господь, одну меня оставил»); «Он суесловье, суеверье, // И света нет на небеси, // И верю я в своё безверье. // И всё же: «Господи спаси!» («Он не поможет, не спасёт…»).
И кажется, что ты одна во всей Вселенной и счастья нет, и оно не от «част», а от «час»: «Мелькнёт – и нет, // и не было ничуть…» («Его, как горний свет, мы ждём годами…»). И снова мрак и скепсис, свифтовский скепсис и ницшеанский мрак: «Глухая и бессонная пора // Кладёт на душу ржавые вериги. // В такие ночи жгут стихи и книги. // В такие ночи плачут до утра… («Глухая и бессонная пора»); «Умело стягивая круг, // Сосёт поэзия-паук // То, может быть, // Чего на свете и нет» («Судьбой затянута я в сети»).
Но даже это не приговор, ведь, по словам А. Абакшина, живущего в одном печатном пространстве с О. Корзовой, депрессию нельзя вылечить, но через неё можно и нужно пройти: «…А если // // проживу и это, // Другою стану» («В обыденность вхожу, как в Лету»).
И снова – свет, которым грезили протопоп Аввакум, декабристы, защитники чужого и брошенного ныне Севастополя, П. Васильев, Н. Майоров, свет, которому сам чёрт не страшен: «Нету сил. // Упаду, пропаду?.. // Чёрта с два! // Провздохну лишь // да встану, // и упрямо пойду на звезду, // Так, // как реки идут к океану («Вот я даже читать не могу»). И ты сама – частичка этого неземного света: «Я только дух…» («Да разве я из тех, кто даст уют…»).
Тема личной бесприютности сливается воедино с темой бесприютности национальной, исторической – и воистину – клин клином вышибают: «Пускай у нас беспомощная власть, // продажный суд, и ложь, и кривотолки, // надеюсь я, что всё же мы не волки // и до конца не суждено нам пасть…» («Да, может быть, в стране моей содом…»).
И всё-таки поэзия Ольги Корзовой глубже. Ведь те «открытия», которые сделал я, можно спроецировать на большую часть выдающихся русских поэтов, выдающихся, в первую очередь, из ряда посредственности…
Когда я впервые увидел Ольгу, она переправлялась в утлой лодочке, напоминающей индейскую пирогу, через узкую Чурьегу в том месте, где эта река незаметно переходит в Кену, умело и уверенно действуя одним веслом. Может быть, именно это обстоятельство вкупе с воскресшей тут же в сознании прозой Даррелла, Вэши Куоннэзина (Серой Совы), Купера, Саутолла заставило меня прочувствовать следующие строчки, может быть, добросовестно прочитанные в своё время трагедии Эсхила и Софокла – честно говоря, не умею, не могу да и не хочу выбирать какие-то приоритеты в таком шикарном окружении мотивов: «Лишь человек не знает троп. // В веках // Его ведёт тоска // И голос крови» («Зверь знает путь в лесу»).

P.S. Мы постояли ещё чуть-чуть на том знаменитом мосту и, не сговариваясь, решили идти к людям, идти к живым.

Фото с сайта:

http://www.stihi.ru/avtor/rjabina1






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт