Живая Литература

avatar

ЖЛ-опыты



 
репутация

17.35

6 место
 
avatar

ЖЛ-опытыВесною листья светятся.

Антонов Алексей 2011.04.26 15:57 0 0

 

 

Сестре  Оле ко дню рождения сына.

 

 

Весною листья светятся.

Весною воздух свеж.

Нет лучше мая месяца

Для радужных надежд.

 

Еще начало нежности

И нет её плодов.

Ее следы разбросаны

Веснушками цветов.

 

И только одуванчики

Уже роняют пух.

От легкого касания

Захватывает дух...

Все сбудется, исполнится

Под знаком красоты.

И станут спелым колосом

Весенние цветы.

 

12.05.1990г.

 

 
avatar

ЖЛ-опытыВесенняя акварель.

Антонов Алексей 2011.04.19 21:09 0 0

 

***

Прозрачные краски небесной сирени.
Ко мне на свиданье приходит весна.
Небес акварельных вечерние сени.
А в них – акварельных берёз белизна.

И я – акварель полусвета и тени,
Себя акварелью Творца сознаю.
И вижу – ступени, ступени, ступени.
И я. На коленях в молчаньи стою.

15 – 21.03.2008

 
avatar

ЖЛ-опытыГорят снега. Лазури лёд

Антонов Алексей 2011.04.05 20:36 0 0

 

***

Горят снега. Лазури лёд

Свой синий пламень в душу льёт.

Намокли тени. Жжёт капель.

Рябины кисти. Бог. Апрель.

30.03-02.04.2010

 

 

фото с сайта:

http://smart-travelling.ru/wp-content/uploads/2011/01/Bis-2011-1-41.jpg

     
    avatar

    ЖЛ-опытыОранжевой коры не греющий пожар.

    Антонов Алексей 2011.03.29 20:31 0 0

     

     

     

    ***
    Оранжевой коры не греющий пожар.
    И больше ничего не надо для картины.
    И просто небеса – как молнии удар!
    И просто белый снег, укутавший низину.

    Вселенная проста по замыслу Творца.
    Но кто же простоту познает до конца?
    Декабрь 2008

     
    avatar

    ЖЛ-опытыВсадники апокалипсиса

    Антонов Алексей 2011.03.21 16:08 2 0

     

     

    Увеличить

     

    ***

    Искатели пищи замкнули сердца.

    И чёрная грива коснулась лица.

    А рыжая грива второго коня -

    Кровавые войны и пекло огня.

    Но всадник бесцветный на бледном коне -

    Хозяин их жатвы. Хотя - не вполне.

    На белом коне – сатана во плоти.

    Господь - при дверях. Если можешь - впусти.

    01.02.2008 – 18.12.2009

     

    Картина  В.М.Васнецова. "Всадники Апокалипсиса".

     

     

    http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2008-10/1223315243_vasnetsov_36.jpg

     
    avatar

    ЖЛ-опытыЗа городом – смог и над городом – дым.

    Антонов Алексей 2011.03.15 12:55 6 0

     

     

    ***
    На мотив Виктора Цоя.
    Над городом – смог и над городом – дым.
    Но не было так, когда был молодым.
    Свинцовый туман разъедает дома.
    А в городе все посходили с ума.

    Сгорают в кипящем страстями котле.
    Забывши о небе, живут на земле.
    Скудеет Любовь. И Господнее Лето
    За алчность людскую постигнет планету.

    Придёт воздаяние или отмщенье.
    Прощенье грехов или в ад заточенье.
    16 – 22.02.2008

     


    фото с новокузнецкого сайта
    http://vkontakte.ru/albums-371863#/album-371863_98646078

     
    avatar

    ЖЛ-опытыКаково критику живётся на Руси?

    Игорь Касько 2011.03.07 13:47 5 0

     

    Каково быть критиком в наше время? Исходя из собственного опыта, хочу вам сказать, дорогие друзья,- не очень… По крайней мере, быть критиком не так приятно, как писателем (прозаиком) или поэтом. Читать далее

       
      avatar

      ЖЛ-опытыВо всём ищите красоту

      Антонов Алексей 2011.02.23 13:26 0 0

       

       

      Увеличить

      ***

      Во всём ищите красоту
      И даже если не найдёте,
      Её храните как мечту
      О нескончаемом полёте,
      Который должен наступить,
      Который длится бесконечно,
      Который рвущуюся нить
      Соединяет сутью вечной.

      16.09.1993

       

      фотография с сайта

      http://photo-wave.ru/photos/view/id.156047.html

       

       
      avatar

      ЖЛ-опытыБерег

      Антонов Алексей 2011.02.21 12:17 3 0

       

       

       

      ***

      Здесь, надо мною - святилище вечности.

      Думы приходят одна за другой.

      А над чернеющей вод бесконечностью

      Снова и снова вздыхает прибой.

      Снова и снова, усыпанный звёздами,

      Падает в море небес океан.

      Кто вы? Зачем в этом мире воссозданы?

      Движется в вечность людской караван.

      8.06.2006

      Увеличить

      фотографии взяты с сайтов:

      http://www.sunhome.ru/image/13965

      http://lifeglobe.net/entry/1514

       

       
      avatar

      ЖЛ-опытыПыль серебряная вьётся в белом свете фонаря.

      Антонов Алексей 2011.02.20 17:55 0 0

       

       

      ***

       

      Пыль серебряная вьётся в белом свете фонаря.

      Надо мной вороньей стаей кружит утро декабря.

      Безнадёжный и скрипучий, в окоёме чёрных крыл,

      Голос падает из тучи, он весь парк собой накрыл.

      Через тёмное пространство перекрещенных ветвей

      Я иду к непостоянству зажигаемых огней.

      Рой неясных очертаний, полусвет и полумрак,

      Сонмы встреч и расставаний вдаль плывут за шагом шаг.

      И уходит в бесконечность край короткого пути.

      Я хочу немного - вечность в душах близких обрести.

      21-23.12.1989

       

      фотография "зимний фонарь" Ольги Карловой

         
        avatar

        ЖЛ-опытыНачало.

        Антонов Алексей 2011.02.18 09:21 2 0

         

        Увеличить
        Движение, движение, движенье.
        В прозрачном воздухе луч света растворен.
        Кругом - зимы холодное круженье,
        В ее дыханье город погружен.

        Неуловимая волнующая нота
        Едва слышна в пространстве ледяном.
        Еще белы снега, еще весны работа
        Не началась. Еще спокойным сном.

        Природа спит. Но трепетным лучом
        Ее покой светило нарушает.
        И синева на белом проступает,
        И тает лед в сознании моем.
        30.01.1990г.

           
          avatar

          ЖЛ-опытыЛетняя ночь

          Андрей Конеев 2011.02.08 19:42 2 -2.79

           

          Гостиница, освещенная всеми манящими цветами, принимала и отпускала посетителей и постояльцев. Рядом с ней, в нескольких милях от побережья, начинали расти в тихой поднебесной дымке горы - удивительные в своем застывшем природном спокойствии заснеженные пики. Особенно красивый вид на них открывался нынешним вечером, когда еле виднелся даже лунный диск, застилаемый вышними облаками. Наступит ночь, и со стороны здания, к ним обращенной, станут видны одни лишь очертания – легкий абрис, едва уловимые линии пологих склонов и тающих во мгле вершин.
          В вестибиле не было никакой очереди, и все же вокруг царила суета, суматоха, а посреди неё стройная девушка в желтом платье непринужденно щебетала с молодым человеком за стойкой, поигрывающим связкой с номерками, с цифрой одного из которых непременно познакомится сегодня какой-нибудь припозднившийся клиент. Пристроив одну руку, блестящую кольцами, на разделяющей их стойке, а другой облокотившись на неё, она свободно вертела белыми часами вблизи своих глаз, как будто желая навсегда обоюдно запечатлеть в сознании неумолимый бег времени.
          Читать далее

             
            avatar

            ЖЛ-опытыСтранности сегодняшнего дня

            Евгения Коробкова 2011.01.31 23:07 5 1.2

             

            Увеличить

            Сегодня был очень странный день. Это касается сигарет, Ленина, Горького, Ивана Грозного и второго лица.

            Читать далее

               
              avatar

              ЖЛ-опытыДесять заповедей литературного критика

              Игорь Касько 2011.01.24 12:26 4 0

               

              1.  Литература – вот бог критика. Единственный и нерушимый.
              2.  Не сотвори себе кумира, а найди лучше достойного учителя.
              3.  Люби не себя в литературе, а литературу в себе.
              4.  Хотя бы один день в неделю отдай литературе: сходи на мероприятие, возьми интервью у писателя или поэта, ознакомься с работами коллег своих.
              5.  Чти литературные традиции. Используй накопленный опыт для освоения нового и доселе неизведанного.
              6.  Не убий в литераторе самого главного – желания писать и делиться с другими своими мыслями.
              7.  Не изменяй литературе. Будь верен ей.
              8.  Не укради. Плагиат – страшный грех.
              9.  Не возводи бездоказательную напраслину на литератора – он друг твой.
              10.Не завидуй литератору. В корне не правы те, кто считает критиков несостоявшимися писателями.
              Аминь.

                 
                avatar

                ЖЛ-опытыДуновение_Рождества

                Галина Щекина 2010.12.27 08:38 0 0

                 

                Даа, завихрило-запело. Вон оно как с утра робко сыпало, тихонько - тихонько, редкими горстями. А теперь сквозь снежинки не видно глубины двора, все стало туманистым, зыбким. Филипп смотрел на извилистый бег снежных  струек и думал что вот, все почти хорошо, он уже совсем в норме, молодец. С бутылками завязал, на работу вышел, пусть пока неважнецкую… Из органов он ушел по собственному, а техник раньше был  спсобный, вот и  решил перебиться на телефонах и цифровиках. И сердечко, хоть и взбрыкивает, но в целом уже заживает. Минуло сорок дней как он простился со  своей женой Идой, пора уже входить в рамки, что ж, в конце концов, с ума-то сходить. Ей бы точно не понравилось вот это «разводить пожиже», сейчас бы кулачком, средней костяшкой постукала по столешнице - "Филя! А ну-ка"...
                Он оглянулся. Эта она позвала или он внутри себя представил, что она позвала?
                Надо бы съездить, забрать сына от тети Элины, чего он там не в своей школе шарашится? Тут все было привычно, близко, а тетка  свое - нет, нет, «ему тут будет мучительно»...  Да вот и неизвестно, мучительно или  нет. Тут ведь друзья, а там? Когда Борька звонит, все будто как раньше, мать приучила его отчитываться… А когда не звонит - сразу провал. Тетя Элина тоже больно умна, еще не отпустит Борьку... Она уже десять раз и так намекала. Еще при Иде - да оттохните вы, да дайте у меня поживет. Может, ребенок не  хочет? А чем это кончится, ничем хорошим не кончится. 

                Дело к  середине  деабря, но Филипп не хотел праздников, он отворачивался от них, делал вид, что его это не колышет...
                Какие могут быть праздники? Кто сказал, что их надо соблюдать? Почему, черт возьми, так прилипчива привычка новогодних застолий и новогодних выпиваний? Ведь это всю ночь ешь и пьешь, и к чему это приводит? А к тому, что потом не можешь встать! Холодильник забит едой, а тебе ничего не хочется. Даже красная рыба, обязательный минимум - не нужна. Кстати, что-то он искал в связи с рыбой?
                Он вздохнул, потому что при Иде он как миленький все это соблюдал. По Идее нужно и теперь. Ведь Идея Мартова – так звали его жену в девичестве, скорей всего причуды номенклатурного папочки. Но сколько бы ни шутил Филипп над этой темой, все-таки имя ее к ней подходило. Честная такая, возвышенная, все сказанное по телевизору принимала за чистую монету, жадно раскрывала глаза. А мимоходом зайдя на кухню и увидев семейный сериал или политическое шоу, тут же начинала прерывисто дышать. Он, правда, пытался втолковать ей свою версию насчет эскадронов смерти – что во многих политических убийствах, например, Старовойтовой, Щекочихина, Холодова – прослеживается общая подоплека… Нет-нет, с его прежней работой это не связано, просто он сопоставил некоторые факты. Но она махала на него рукой – нет, не хочу знать этого!
                Медлительная плавная сероглазка, она со своим вечным немодным хвостиком и выбившимися прядями на щеках, она такая была уютная, что ее нельзя была не схватить, не поймать…
                «Филииип!» - «Чего-чего?» Нет, это снова не она, это память. Глаза стали горячими. «А ну-ка!» - И сам себя одернул. Вот оно, нашел! Это ж рецепт засолки красной рыбы, Ида не хотела магазинную, сама делала Недели за три перед новым городом они шли и покупали сырую горбушу, а то и форель, и они разворачивали на кухне целую солильню! Он чистил, она укладывала куски в глубокие судки, присыпала солью сильно, а сахаром слабо. Забегал Борька, его всего как магнитом тянуло к ним, когда они возились с едой вместе. «Ой, чего она! Смотрит. Фу» - показывал на  рыбью голову. - «Борь, мы приготовим, а на Новый год будет супер. Понял?» И они потом приготовили такие рулетики с  сыром
                и маслинами. Это было волшебно…

                И тут Филипп оделся и побежал в супермаркет. Это был выходной день, все было забито народом, стояли плотные очереди в кассы. Но уж пошел, так стой. Кроме горбуши взял в кулинарии свеклу, курагу, орехи, вермишельные гнезда, окорок тамбовский охотничий, томатный сок для себя, персиковый для нее, ей нельзя острое и копченое…то есть… Ему  можно, например, копченого угря. А надо еще курочку для бульона, бульон полезен и большим, и маленьким… Пока стоял, строил рожи в зеркальные витрины. Это были кретинические выражения с косоглазием и вываленным языком. Когда заметил брезгливые взгляды в  свою стлорону, одернул себя. Да, если Ида тут стояла, она бы ему устроила. Но ведь было скучно, невыносимо…
                Шел и смотрел на почти утонувший в снежной мельтешне парк. Они ведь как - сначала обычно гуляли, проверяли знакомые деревьях, лавки, считали ворон, голубей… Потом заходили в супермаркет, потом…А, ладно.
                Дома он долго почистил горбушу, строгал, солил-сахарил, потом быстро поел горячих гнезд с ломтиками окорока и томатом. И вышел на балкон
                «Идея Марксовна, –с нежной растерянностью думал он, – все я сделал. Не сидел без горячего, рыбу заготовил. Скажи, я молодец?» Снежок порошил бородку и негритянские с проседью волосы, а он сутулился, все курил да курил. Почему - то смотрел опять в сторону парка, хотя не видно его было в белом крутеве.
                Уже было пора бежать отогреваться, а он все стоял. «Ида, я в храме тоже все сделал. И службу стоял... Ну где ты? Тебе легче от службы в храме? Дай знать, что ты меня слышишь, Ида».
                Порыв ветра нанес с неба сухую ветку, которая вышибла из рук сигарету. Та черкнула по воздуху и упала за балкон.
                Ага. Обиделась, что много курю?  Но зато не пью. Хорошо, хватит курить. Прости.

                Хотя вообще-то Ида никогда его не оговаривала. Он, косясь на нее, то лез к форточке, то к вытяжке. А она говорила – нечего на балконе мерзнуть, мне той дым нисколько и не мешает… Как будто он не мог без этого обойтись! Да и сейчас сможет…
                Перед компьютером сидел, машинально скользя с ресурса на ресурс.
                Вот ее блог. Ага, потом почитаем. А где же пароль? Где-то были ее пародии, ее рассказы в памяти, надо поискать. Он, правда, это все читал… Но теперь это ниточка к ней. Ида писала короткие сентиметальные рассказы, в которых не было сюжета, а только настроение да описания всякие Капельки, дождинки. Все это так мелко, разноцветно как бабушкина вышивка крестом. Ида все время хотела, чтобы он тоже что-то написал, чтобы у них была бы общая игра, но он только огрызался.
                «Зачем? У меня нет таланта. – Но ты художественно мыслишь, посмотри, как ты остроумно объяснил мой вчерашний рассказ… - Вот я только объяснять и  могу, а писать изнутри - нет. Не умею я это - «ваши пальцы пахнут ла-аданом»…Вранье всякое сладкое. - А как бы ты сказал? – «Ваши волосы пахли котлетами». - Кошмар! – улыбнулась Ида, - это ты нарочно!». Да нарочно, была у него такая привычка – все опускать и высмеивать. Ему всегда было стыдно от выспренных слов.
                Филилипп обхватил голову рукав и сильно сжал. Она, она его зовет.

                Что  это? На подоконник  голубь прилетел. Кабы  не спугнуть  его. Голубь был  нахохленный  и запорошенный. Он повозился  там и тюкнул клювом в стекло. Белой головой и  серым оперением он был  похож на  на одетого в  шубу  человека. Круглые  глаза  заинтересованного смотрели прямо  на Филиппа. Голубь, символ духа  святого. Птица, ты  зачем  сюда? Ты  от непогоды  или с  посланием? От кого?
                «Филя.. - Тонко вьюжило за балконом. – Фииляя!»
                Он пошел, рывком открыл балкон и, сложив рупором ладони, крикнул:
                - Идаа! Слышу тебя! Отзовись! Дай знать…
                В прихожей что-то грохнуло. Подбежал: свалился со стены барометр, который лет десять не трогали с места, а притащила Ида из какой-то комиссионки. При ней  часто что-то падало, но барометр никогда. Кому, кому, кроме нее, это понадобилось?
                Поднял барометр, приладил. Сделал в зеркало морду: выпучив глаза, растянул рот и оскалился. Ужас.

                И тут же смешался, сконфузился, потому что сумасшествие. Надо успокоиться сейчас же. Пошел, чтобы  заглянуть в холодильник, открыл его и достал бутылку: ««Житомирська на бруньках золота». Руки его дрожали как леченого алкоголика. И он внимательно стал читать надпись: «…изготовленная по оригинальному рецепту из зернового спирта «Люкс» и специально подготовленной хрустально-чистой воды. Особый вкус и аромат напитку придают липовый цвет, мед из цветов липы и ароматный спирт березовых почек». Кто знает, сколько он так стоял. Наконец, он понял смысл текста, увидел, что холодильник открыт и закрыл. Если он сейчас отхлебнет, то не оторвется, пока не прикончит ее. А это значит: он упадет прямо на кухне и завтра ни за что не съездит к тете Эллине за Борей. И сын Боря забудет, какое у  папы лицо. Нет, не надо… Поставив водку обратно, он скривился от плача. Этот оскал  уже не был гримасой, это он сопротивлялся боли.

                С утра он прожил целую огромную жизнь, а на часах еще только восемь вечера. Время стоит на месте. Особенно на трезвую голову, ага. Взял пакетик с курагой и пошел к компьютеру. Единственное живое существо в доме.
                На мониторе все еще было написано «Войти». Он стал наугад тыкать пароль и... вошел. Так обрадовался, Не знал никакого пароля, честно. А тут неясно как вошел, сам поменял пароль и видит - «Новая запись пользователя «ideya» И пальцы его сами застукали по клавиатуре.

                «Сейчас я далеко от дома, но особым зрением вижу, глубоко чувствую всю прелесть мягкой наступившей зимы. Наверно пруд в парке еще не замерз, склоненные гривы ветвей касаются воды, черной, неподвижной, графически отсвечивающей то светлым серебром, то угольной чернью. Первые слабые и влажные снега упали на город, на дома, на сонные рябины у дома. И снова балкон засыпан темно-красной ягодой. Я прошу – не сметайте ее, пусть птицы шумят хлопают крыльями и клюют… Но, чем дальше улетаю от дома, те ближе становятся те, кого я там оставила. И хотя не вижу их, все равно чувствую их, только иначе. Раньше была острая тревога за них, даже тоска от наползающей опасности, а теперь покой, только удивленный покой, только теплые волны долетают до меня – это они, родные мои Филя и Боря думают обо мне и зовут меня».

                Он не смог написать слово «умерла». Это слово давило на него как камень. Нет, пусть будет не лобовой вариант. Кнопка «отправить запись». Вот, первая запись после трех месяцев молчания. И сразу блог принял обычный вид – текст и рядом ее маленькое фото спиной, волосы на плечо, полосатый турецкий халатик. Но что же это он написал? Какая-то размазня, честнее слово. Какой-то пруд, какие-то ягоды… Пошел, посмотрел –на балконе уже все замело, но завтра нападают опять. Она всегда слишком любила детали, подолгу  их разглядывала, как будто можно было что-то понять при помощи крошек и блесток. Как  будто по-своему составляла мир из  этих бсток, по свейному – «заедки». Ну, хорошо, он попытался написать за нее. За себя он напишет по-своему… Если, конечно, будет что писать.
                А на ее открытой странице уж появились первые отклики.
                «Привет, ты вышла из больницы, девочка, счастье какое. Рад». "Разве можно нас бросать так надолго? Sonya lesnaya ведет пока твое сообщество, иди, смотри, сколько там новостей…»

                Пусть ее жизнь продлится. Рассказы он за нее, конечно, не напишет, но вот это пусть останется подольше. Ведь если бы она так скоро не улетела, как кона сама выразилась, он наверно знал бы, что будет делать, о чем думать. Признаться, она всегда думала о разной ерунде. Почему он не носит шарф, совершенно новый и мягкий, когда привыкнет свои ботинки сушить вовремя, где Борька распорол новенькие кожаные перчатки и как их починить, чтоб не очень заметно.
                Ида, мы компьютер выключать не будем, поставим на газ варить курочку, чтобы завтра было что сыну поесть.… И продолжим.
                Может быть, конечно, тетя Элина снова взметнется волной и не отдаст его, полугодие кончается, но погостить-то можно на воскресенье…
                Филипп стал хлопотать как нормальный человек перед приемом гостей. Он внимательно посмотрел на чашки в шкафу и понял, что они все немытые. Пока кипел бульон, он перемыл залежи посуды на столе и в раковине, заодно уж и заляпанную по самые глаза микроволновку. Она так и говорила –«заляпана по самые глаза».
                Чего-то не хватало. А, телевизор не отключен, надо будет сходить на той неделе, подключить. Ему не надо, а Боре надо. Кроме того, Борька еще в прошлом году канючил гирлянду, старая вся уже чиненая-латанная, стала гаснуть и мигать невпопад. Надо будет с ним cходить за новой гирляндой.

                От его возни в шкафу опрокинулся термос с полки. Ну-ну, Ида, я уже все понял. Не на месте. Заглянул – термос вроде не разбился. Налил кипятку проверить.
                Шелест воды, звяканье посуды, кипение кастрюли, подслеповатое моргание телевизора, шум вентиляции – каждый звук вдруг сладко отозвался в нем. Это были звуки реальности и они выводили его из долгой судороги горя. Может, она улетела не так далеко, раз она посылает ему сигналы, значит, где-то она есть. Кто, кроме нее, водил его рукой, когда он сочинял запись в ее блоге? И до нее дойдут его теплые волны. Как дошло до него дуновение рождества.

                 
                avatar

                ЖЛ-опытыОб идентичности Миши Самарского

                Алексей Зырянов 2010.12.24 15:35 14 0

                 

                По просьбе одного из участников этого форума, я выкладываю, помимо того, что в самом посте М.Самарского я уже оставил, своё мнение о персоне Миши Самарского, чей писательский талант я ставлю под сомнение.

                Вот копия моего сообщения из поста "С днём рождения, товарищ Сталин!"

                http://litlive.ru/topics/recenzii/viewpost/916.html#comment_731

                Читать далее

                 
                avatar

                ЖЛ-опытыИнтервью с Алексеем Варламовым

                Игорь Касько 2010.12.23 19:21 4 0

                 

                Алексей Варламов – личность в современной российской литературе неоднозначная, а потому и интересная. Судите сами. Человек с прекрасным академическим образованием (в 1985 закончил филологический факультет МГУ, доктор филологических наук – диссертация «Жизнь как творчество в дневнике и художественной прозе Пришвина», профессор МГУ). Автор нескольких книг из серии «Жизнь замечательных людей». Победитель и лауреат престижных отечественных литературных премий «Антибукер», «Большая книга», Александра Солженицына. Писатель, не боящийся высказывать своё собственное мнение по многим жизненно важным вопросам, касающимся и современной жизни, и современной литературы. Но делающий это интеллигентно и неконфликтно, хотя довольно остро и, порой, резко. Не сглаживая углов, не ретушируя проблем.
                Я встретился с Алексеем Николаевичем в Ставрополе. В наш город он приехал как участник проекта "Большая книга - встречи в провинции". Организатор проекта – Фонд "Пушкинская библиотека" – устраивает встречи с известными современными писателями в разных регионах России уже несколько лет. Я знал о планирующихся встречах в Краевой библиотеке и Литературном центре, подготовил вопросы, на которые любезно согласился ответить мой собеседник.
                Алексей Николаевич, в одном из интервью в 1997 году Вы высказали очень резкое мнение об участниках отечественного литературного процесса того времени: «У меня есть такое ощущение, что иные из наших толстых и почти все тонкие глянцевые журналы с их кажущейся распущенностью, но очень жесткой внутренней дисциплиной, суровыми правилами игры и оторванностью от жизни, наши литературные партии и кланы, дутые фигуры литвождей и законодателей мод, авторские рейтинги - есть не что иное, как прообраз тоталитарных сект для интеллектуалов, где заранее распределены все роли, выстроена определенная иерархия и где невозможно выйти за отведенные тебе кем-то границы». Насколько изменилось Ваше видение этого вопроса по прошествии 13 лет?
                Тринадцать лет спустя приходится с горечью констатировать, что роль толстых журналов с той поры еще больше сократилась, хотя, казалось бы, куда уж падать, а сектантская, партийная идеология в значительном секторе литературы сменилась глянцем, что едва ли лучше. Может быть, это очень субъективное ощущение, но мне кажется, что в проклятые 90-е мы больше жили, бились, выживали, гибли всерьез, сегодня же кровь сменилась даже не клюквенным соком – клюква для этого чересчур натуральный продукт - а чем-то синтетическим, ватным. В литературе мало подлинного, потому что его мало в жизни. И отсюда резкий уход в историю и писателей, и читателей.
                “Молодежь не идет в литературу, потому что лучшая ее часть теперь работает на паровозах”, — писал, так любимый Вами, Антон Павлович Чехов в своих записных книжках. Как Вы думаете, что сейчас мешает любви молодого поколения и литературы? Или Вы считаете, что такая постановка вопроса в корне неверна и преемственность поколений в современной русской литературе проходит безболезненно?
                Чехов – превосходный писатель, но он был довольно слабым пророком. На его фразу о паровозах ответил Андрей Платонов, который именно с паровоза в литературу спустился. А молодое поколение сегодня не любит литературу, потому что мало и плохо ее знает. Это если говорить о читателях. Что до писателей, то их в литературу идет достаточно, в том числе, и молодых, а вот преемственность здесь для меня под большим вопросом. Литература развивается болезненно, дискретно, взрывами, путем отрицания (но не ради одного отрицания). Это не отменяет понятия традиции, однако неслучайно Достоевский взял эпиграфом к «Братьям Карамазовым» евангельские слова об умершем зерне. Бытие литературы сокровенно и до конца непостижимо, как никому неведомо и то, кого и почему она к себе призывает и куда движется.
                В одном из интервью Вы лестно отзывались о романе Захара Прилепина «Санькя». Вы следите за творчеством молодых авторов? И кого бы Вы ещё могли выделить из представителей, как они сами себя называют, нового реализма?
                «Санькя» - очень хорошая, живая, страстная книжка с точно найденным героем (и концовкой, которая казалась мне несколько киношной, пока не случились события в Приморье) и очень пластично изображенными обстоятельствами.
                Я не могу сказать, что намеренно слежу за произведениями молодых писателей, но, во-первых, многие вещи попадают в премиальные списки и я читаю их, будучи членом жюри ряда литературных премий, а во-вторых, многое мне приходится читать по долгу службы как ведущему творческий семинар в Литературном институте. Пусть мои студенты пока не очень известны (хотя есть среди них и победительница премии «Дебют», автор «Нового мира» Полина Клюкина), но я в них верю и надеюсь, их имена еще прозвучат.
                Про «новый реализм» знаю очень немного, кроме того, что это понятие возникло как минимум сто лет тому назад.
                Вы были в этом году председателем жюри Горьковской литературной премии, читаете лекции о русской литературе в университетах Европы и Америки, преподаёте в МГУ, занимаетесь исследовательской деятельностью, когда пишете книги из серии ЖЗЛ, были участником «Литературного экспресса» в 2009 и в то же время Вы – автор следующего высказывания: «Большой стиль вернет читателя к книге, а писателя к жизни. В том числе к общественной жизни, где писательского слова очень остро не хватает». Нет ли здесь противоречия? Чтобы стать носителем или, скажем так, обладателем этого большого стиля, не нужно ли поменьше погружаться в окружающий мир (и окололитературный в том числе) и больше отдаваться творчеству?
                Отдаваться творчеству – конечно, звучит красиво. Но никаких рецептов, как это «отдавание» организовать, не существует. Кто-то уезжает в тайгу, как Михаил Тарковский, кто-то на станцию «Правда», как Олег Павлов, кто-то живет в Москве или в Швейцарии, читает лекции или путешествует в «литературном экспрессе». Участие или неучастие в литературной жизни ничего принципиально не меняет, оставаясь фактом биографии того или иного человека. В «большой стиль» невозможно попасть по своему хотению или путем какого-то особого конструирования собственной жизни. Это чувство может только прорасти внутри, по принципу «дух дышит, где хочет».
                Ваши книги о Грине, Пришвине, А.Толстом, Булгакове – это попытка как-то повлиять на современный литературный процесс, на засилие беллетристики или просто личный интерес к конкретным историческим личностям?
                Конечно, второе. Хотя бы потому, что из стремления сознательно влиять на литературный процесс ничего путного выйти не может. (А в слове «беллетристика» я ничего дурного не вижу, и если уж на то пошло, как раз беллетристики нам сегодня не хватает: мало книг, чтобы просто почитать).
                Ваша предыдущая книга из серии ЖЗЛ была посвящена жизни и творчеству Михаила Булгакова. Не боитесь ли Вы, что это произведение станет «ещё одним в ряду многих»? Ведь, как минимум, два биографических труда о Булгакове признаны современными критиками и читателями очень достойными.
                Зачем писать третью книгу о Булгакове? Ну, для начала не третью, ибо этих книг уже написан не один десяток и еще больше, я уверен, появится. В этом перечне работа Мариэтты Омаровны Чудаковой «Жизнеописание Михаила Булгакова» – безусловно, самое значительное сочинение. Однако не исчерпывающее и не безупречное. Во-первых, с той поры, как эта книга была опубликована в конце 80-х годов, открылось много неизвестных фактов и появилось много новых документов: дневник Булгакова, протоколы его допроса в ОГПУ в 1926 году, донесения секретных агентов, материалы из архива ЦК КПСС и пр. Все это требует осмысления. Во-вторых, во многом я с Чудаковой не согласен, и моя книга построена как полемика с ней. Например, писать о том, что Булгаков приехал в Москву в 1921 году раздавленным - значит игнорировать логику его писательской стратегии и судьбы. Утверждать, что написание пьесы «Батум» было компромиссом, трусостью – значит не учитывать психологию ее автора и его душевное состояние в 30-е годы. Есть и другие разногласия, но это в конце концов проблема интерпретации фактов, и каждый здесь волен иметь свое мнение. Третье, и наиболее существенное обстоятельство заключено в том, что М. О., видимо, как человеку политизированному, порой изменяет научная и просто человеческая добросовестность. Уже не в книге «Жизнеописание Михаила Булгакова», а в статьях, опубликованных в «Тыняновском сборнике» и в интервью итальянскому журналисту Серджио Тромбетте она оболгала Елену Сергеевну Булгакову, заподозрив ту в тайном сотрудничестве с НКВД. Причем сделала это очень некрасиво, чужими руками и таким образом, что оказалась задета репутация и самого Михаила Афанасьевича. Согласитесь, это тоже причина, чтобы о Булгакове писать. А тот факт, что ни сама Чудакова, ни кто-то из ее сторонников моих суждений на сей счет не опроверг, говорит сам за себя.
                «…Очевидно, что худшего врага, чем коммунистическая партия, у России в ХХ веке не было, и только безумное ослепление мешает это признать». Это фраза из вашей статьи «Русский век» («Дружба народов» №12 за 2008 год). Не кажется ли Вам, что современные демократы, правящие страной, в начале века ХХI творят вещи, ничуть не менее губительные? Взять хотя бы постоянное сокращение в школьной программе часов преподавания русского языка и литературы.
                Да, конечно, страшные сегодня творятся вещи. Но в моем понимании их авторы и есть современные большевики (они, а не дряхлая, ни на что не способная, на трех стульях сидящая КПРФ). Посмотрите на министра образования Фурсенко. Фанатик разрушения из породы революционеров 20-х годов: все обезличить, упростить, подчинить себе.
                Вы читаете критические статьи и отзывы на свои произведения? И в какой мере воспринимаете критику и руководствуетесь ею в своём творчестве? Приведу пример: в журнале «Знамя» №8 за 2008 год была опубликована статья Светланы Шишковой-Шипуновой «Своя своих не познаша…» с довольно подробным разбором Вашего «Красного Шута» (биография А.Н.Толстого), с указанием не только явных достоинств произведения-лауреата премии «Большая книга», но и некоторых упущений и недоработок автора, не включения в книгу некоторых документов и свидетельств. В работе над своей следующей книгой из серии ЖЗЛ Вы учли эту критику? Или считаете свой метод правильным и не подлежащим корректировке и усовершенствованию?
                Статьи читаю и ко всему толковому, что в них есть, стараюсь прислушиваться. Например, к критическому мнению Майи Кучерской о «Григории Распутине-Новом», к суждениям Андрея Немзера о «Булгакове», к статье Евгения Александровича Яблокова об «Александре Грине». Когда выйдет моя книга о Платонове, критики на нее, не сомневаюсь, будет с лихвой и, наверняка, многое за дело. Я знаю издержки своей манеры – чересчур обильное цитирование документов и текстов, что приводит к большому объему книги и затрудняет чтение. С этим борюсь, но не всегда удается, ибо документальная составляющая мне всего дороже и я сам люблю читать книги, насыщенные документами. Что же касается конкретно той критической работы, которую вы называете, я не очень хорошо сейчас помню ее содержание, но помню, что когда читал эту запоздалую рецензию в «Знамени», у меня возникло ощущение, что автор невнимательно мою книгу читал.
                Алексей Николаевич, в журнале «Дружба народов» №1 за 2010 год была опубликована Ваша статья «Русский разлом», где Вы, помимо прочего, пишете о том, что Шукшин примирил своей прозой Чехова и Платонова. На Ваш взгляд, творчество писателя Алексея Варламова сможет стать такой вот связующей нитью? И если сможет, то кого именно Вы бы назвали в контексте этого вопроса?
                Писателю думать о своем месте в литературе бессмысленно.

                   
                  avatar

                  ЖЛ-опытыО рассказе и не только

                  Юрий Серов 2010.12.22 20:45 32 0

                   

                  О рассказе и не только

                   

                  Друзья!

                  Хочу сказать несколько слов о наболевшем. О том, что так терзает душу любого писателя, который пишет не только романы, но и повести, рассказы и миниатюры. Я хочу поговорить с Вами именно о них. О маленьких шедеврах, требующих такой же самоотдачи, что и романы (а иногда, поверьте, даже большей).

                  Я  лет шесть-семь наблюдаю за литературным рынком, слежу за всеми новинками книжной индустрии, а также знакомлюсь с бестселлерами многих авторов. И знаете, что интересного я подметил! Почти все так называемые лидеры продаж – это романы. Ни одного сборника рассказов или повестей среди бестселлеров я не нашёл. Представляете себе? Разве что «Грех» Захара Прилепина, который подавался как роман в рассказах. Рынок переполнен романами и длиннющими сериями, растягивающимися порой до десяти книг. А сборникам рассказов и повестей остаётся довольствоваться малым.

                  Читать далее

                     
                    avatar

                    ЖЛ-опытыБерет

                    Галина Щекина 2010.12.21 12:13 5 0

                     

                    На ней  берет был необычный –объемный, складчатый, из какой-то мягкой  матовой кожи, продернутой шнуровкой. Раньше подобный  покрой называли «рембрантовским»,а  теперь не  знаю. Все как-то упрощается, унифицируется  вокруг, даже  куртки и  плащи делают на две  стороны. Чтобы  можно было выворачивать и носить наизнанку… Экая гадость. Что сказала бы на  этот  счет принцесса  Ди, не знаю… Но это  был  совсем  другой  случай. Такой  царский  берет нельзя  было использовать как вечернюю сумочку или вазу для  печенья, нет! Берет  мягко  ниспадал на  одно  плечико этой нервной особы, открывая  шейку в прожилках с  другой  стороны. И волосы,  жесткие и  прямые,  казались  единым куском пепельного поролона.Читать далее

                     
                    avatar

                    ЖЛ-опытыПапа все-таки ошибся

                    Сергей Кубрин 2010.12.02 22:31 1 0

                     

                    Мне было пять лет, когда я впервые увидел комету. Я не помню, как она называлась, из какой галактики забрела в наш Млечный путь, но папа сказал, что ожидаемая гостья пролетает над землей всего раз за тысячелетие. И мне этого было достаточно. Папа притащил бинокль и, будто извиняясь, обнадежил, что и без телескопа мы космический объект рассмотрим.

                    Читать далее

                       

                      Страница 8 из 9
                      I do blog this IDoBlog Community

                      Соообщество

                      Новички

                      avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
                       

                      Вход на сайт