Живая Литература

avatar

ЖЛ-опытыЛетняя ночь

Андрей Конеев 2011.02.08 19:42 2 -2.79

 

Гостиница, освещенная всеми манящими цветами, принимала и отпускала посетителей и постояльцев. Рядом с ней, в нескольких милях от побережья, начинали расти в тихой поднебесной дымке горы - удивительные в своем застывшем природном спокойствии заснеженные пики. Особенно красивый вид на них открывался нынешним вечером, когда еле виднелся даже лунный диск, застилаемый вышними облаками. Наступит ночь, и со стороны здания, к ним обращенной, станут видны одни лишь очертания – легкий абрис, едва уловимые линии пологих склонов и тающих во мгле вершин.
В вестибиле не было никакой очереди, и все же вокруг царила суета, суматоха, а посреди неё стройная девушка в желтом платье непринужденно щебетала с молодым человеком за стойкой, поигрывающим связкой с номерками, с цифрой одного из которых непременно познакомится сегодня какой-нибудь припозднившийся клиент. Пристроив одну руку, блестящую кольцами, на разделяющей их стойке, а другой облокотившись на неё, она свободно вертела белыми часами вблизи своих глаз, как будто желая навсегда обоюдно запечатлеть в сознании неумолимый бег времени.

- Представляешь, он был как живой - скачущий рыцарь, в блестящих доспехах и с белоснежным знаменем, развевающимся на поднятом вверх копье! – Она весело засмеялась, описав циферблатом очередную дугу перед его носом. – Он скакал к своей невесте, но не для того, чтобы освободить её, а наоборот – заточить.
- Как же это? - спросил сотрудник голосом, совсем уставшим от нехватки воздуха. Его кричали постоянно с боковых сторон, снова и снова что-то спрашивая, так что ему приходилось сегодня носиться, как зайцу.
- Рыцарь жил в своем замке вдвоем с отцом, престарелым монархом. Дни пролетали в безделье, и король не раз просил своего сына найти себе невесту. Ему так хотелось внуков! Наследник же был весьма мрачен и сосредоточен на своих гуляниях с друзьями-придворными. Они, знаешь ли, все как один напивались перед сном, и звуки катящихся по огромному дубовому столу кубков одиноко отдавались в глухих сводах. “Я не для того здесь родился, чтобы влачить дни в нашем приятном обществе”, - сказал он однажды им и отцу. Принц подговорил челядь и предка пригласить к ним погостить одну юную принцессу из вассального графства. – Администратор приостановилась, объясняя свой минувший, но оставивший такое незабываемое впечатление сон. – Сам он при этом, - продолжила она, - предполагал отлучиться якобы на охоту с приближенными, пока гостья расположиться и обвыкнет…
- Да? А сколько их всего было?
- Ой, не помню… Десять. Или двенадцать. Все они были такие нарядные, что просто незабываемо!
- Ха, принцесса тоже, догадываюсь, собиралась не на сельскую выставку!
- Ну, она, конечно, принарядилась, но не столь парадно, как эти молодцы...
- В развевающихся плащах, - служащий ухмыльнулся. – С пиками наперевес.
- Да, а принц скакал впереди всех на белой лошади. Он быстро вернулся, а его товарищи должны были продолжить охоту без него. Старый король был осведомлен обо всем, плана их не одобрил, но все же взялся за дело с большой неохотой. Он пытался чем-нибудь развлечь её в отсутствие сына.
- Да, а тот же хотел, чтобы свидание их случилось без свидетелей, - засмеялся молодой, и тут же метнулся вбок к вопрошающему портье. – И как, они поладили?
- Ты знаешь, не помню – на этом все оборвалось, я поднялась и стала звать Милу. – Девушка поправила прическу. – Я только видела, как он скачет обратно рысью. И, боюсь, у них с его папой все получилось как надо в отношении бедняжки.
- Они бы ее и спрашивать не стали, да…
- Может быть, что-нибудь и спросили бы. Во всяком случае, обмана ради.
Портье, немного косящий на неё взглядом, поправил фуражку на вспотевшем лбу, словно порываясь ее снять. Он доверительно наклонился через стойку к менеджеру, занявшему позицию у кассового аппарата.
- Слушай, там какой-то пьяница, суёт всюду свои деньги… Говорит, играть хочет. Пустить его, что ли?
- Давай его, пусть идет.
Девушка прислонила ладони к лицу.
- Ох, - улыбнулась она, не меняя позы.
Портье исчез, а через секунду появился с гостем.
- П-приветствую, - произнес довольно приятным голосом гуляка, держа под мышкой черную кожаную папку-портфель. На нём были серые твидовые брюки с подтяжками, которые он чуть оттянул большими пальцами и теперь стоял, вытянувшись по стойке «смирно!». Администраторы поняли, что так он копирует приведшего его малого. – Снаружи жуткий холод, благодарю, ваше превосходительство. Гарсон изволил меня впустить, с вашего высочайшего соизволения. Правда, до этого продержал меня на крыльце с инеем добрых десять минут. - Покачиваясь на каблуках, он показал им белые зубы.
-Бросьте, совсем тепло. Возьмите номерок и идите к лифту. Вам наверх.
- Герман, проводи его.
- Ах вот как! Вы совсем не узнаете кавалерию, ваше превосходительство! Я же ведь своими двумя шел туда, как Манфред - на Юнгфау. И вот получаю т-такой горячий приём. А-я то думал вместе с вами держать осаду до п-последней капли крови.
Администраторы переглянусь: его выговор не походил на пьяную болтовню.
- Мирзоев, - протянул он молодым людям руку поочередно, - не в самом расцвете, но рулетка до сих пор меня ждет. Или даже не ждала. Она очень напоминает неверную даму, простите, - он сделал поклон, и папка выпала на ковер. – Извиняюсь, там у меня бумаги и кое-что еще. Коммивояжер Мирзоев. - Он сделал попытку присесть, но портье опередил его.
- Прочь, ночной стоик. Дай сюда! Тебе не облегчить моей ноши. Прочь, вон!
Администрация сдержанно молчала.
- Отдать швартовы! Мы направляемся в гавань под покровом ночи! Согласно доложенным данным, не обойдется без западни. Сколько там под килем, сейчас посмотрим, - бормоча, он порылся в карманах и извлек смятые бумажки. – Держи-ка, парень - только не упусти кассу. Это все, что осталось от клада.
- Оставьте, расплатитесь завтра.
- Быть того не может.
- Мы разрешаем.
Выпивоха с нескрываемым презрением обвел всех троих глазами.
- Что ж, не буду вам мешать, - сказал он. – Адью, артиллеристы.
Пока его фамилия вносилась в компьютер, коммивояжер уже поднимался в лифте на свой этаж.
- И все же никто не увидит чаемого числа, кроме тебя самого, - подмигнул он зеркалам. - Точно так же, как никто из множества гостей – к кому бы ты ни обращался – не сумеет подсказать, как обвести вокруг пальца Фортуну. – Вертя на пальце номерок, он приглядывался к отражению черноволосого весельчака с тенью рта, оставшейся от арлекинской улыбки.
У дверей своего номера он чуть не сшиб человека в синей парадной форме.
- Прошу прощения, милейший, вам прямо, а мне – прямо сюда. Курс проложен давным-давно.
Тот быстро смерил его взглядом и прошел мимо, подумав: “Что за алкоголик?”
- Эй, только не суди строго, фельдмаршал! Нас осталось немного, но выпивки хватит на всех! Вперед, до самого Файв-Фокса!
Захлопнув за собой дверь, не зажигая света, он в сгущающейся темноте на ощупь пробрался на балкон. Нахлынувшее дыхание открывшихся взору гор увлажнило ему глаза и заставило поежиться, обхватить себя руками... Далеко, ниже стелящейся дымки, россыпью ослепительных монет улеглась деревня, протянувшая к ним от моря нити канатных дорог. Луна с её усиливающимся свечением медленно плыла, заглядывая сюда и подыскивая себе подходящее отражение. В летнем, но сковавшем все льдом молчании, не нарушаемом сторонним шумом, в долине, у подножий седых громадин, угадывался мерный прилив неумолкающей в тишине золотой реки.
Где-то рядом заиграл блюз, и коммивояжер, выбросив сигарету, вернулся в помещение. Через минуту он спускался вниз, и ему вспомнилось о том, как много лет назад, навещая в глубинке мать, он шел по проселочной дороге своей фирменной походкой, а селянки со смехом махали на него платками, принимая, должно быть, за фигляра. “Каким бы я показался им сейчас?”
Купив фишек и заняв свободное место за столом, он положил было папку перед собой, но крупье рукой подал ему знак, чтобы вещь была убрана. Зажав её между коленей, новоприбывший принялся делать ставки. Внезапно он почувствовал взгляд на своей спине и повернул голову: сзади неподвижно стоял лейтенант, следя за тем, как крупье жестикулирует, словно вышивает на воздухе.
- Мирзоев, - хлопнул он его по рукаву. – Аркадий Мирзоев. Собираешься принять участие, служивый? Не рекомендую.
“Боже упаси”, - подумал лейтенант.
- Алексей Клеймен, я только смотрю, - ответил он и оперся о спинку. – По тебе видать, давно играешь.
- Не сейчас. Сейчас здесь где-то чинный экипаж. Они выследили меня. К пушкам, враг окружил редут! Приготовиться к контратаке!
- Успокойся, их нет здесь.
- Значит, показалось. Слушай, следи за выходом.
- Да не волнуйся, они и не появятся!
- Да, пускай. Теперь наша очередь оказать им горячий прием! Те молодцы горазды сбить игру кому угодно. – Эй, что это здесь за фокусничество! – прикрикнул он, заметив, как ловко был подкручен шарик. – А мне-то не везет, - добавил он с досадой.
“О, только пусть не орёт”.
- Тебе ведь оказали неплохой приём, - замялся Клеймен, – а ты будто возмущаешься.
- Кто тот благослов, что донес такую весть? Вот, что я тебе скажу, - приподнялся играющий, - фальшь все это.
- Вы очень громко обсуждали. Потом весь зал стал, как вкопанный.
- Ненадолго, пожалуй. Зевакам только дай поглазеть, а? Что я говорю? – обратился он к крупье.
- Зеро, - сказал тот.
-Черт побери! - Мирзоев хлопнул обеими руками по столу. – Невезение, - прошептал он.
- Невезение, - прошептал вслед за ним лейтенант.
- Попробуем поставить еще.
Вместе они сделали ставки. Шарик катился по деревянному ободку, под собранием всматривающихся лиц: плавный бег по краю обманчивой жизни, обещающей дни без забот и утрат. Скользнув в нужную ячейку, он неслышно выскочил из неё. Мирзоев и Клеймен стояли, разинув рты.
- Всё, - произнес первый, глядя на то, как лопаткой аккуратно убирается ставка, - мы финишировали последними. А скромный остаток, - он кивнул на оставшиеся при нем фишки, - превратим в наличность. Что ж ожидать от тебя ночью, сон, когда не спе-елись вы с вертлявым колесо-ом… Пошли.
Сидя на кровати коммивояжера, друзья потягивали виски. Стаканы почему-то оказались в холодильнике вместе с бутылкой. Фуражка лейтенанта валялась у ног на полу. Неслышно вошел официант.
- Прикажете принесть шампанское, - спросил он, поглаживая полотенце.
- Откуда вы взялись только, черт возьми? Мы посторонних не звали.
- Нас прислали снизу. Они передавали вам пожелание никуда не ходить и поскорее ложиться.
- С чего ты взял? Нет, ты только взгляни на их прислугу, - прикрыл ладонью рот Мирзоев. - Раздеть готовы при первой возможности. И как это я мог забыть запереть нас? – Нет, нет, - устало проговорил он. – Уходи, Транио.
Тот скрылся, и Клеймен машинально подлил горячительного.
- Дело рук той миловидной особы. Желтое платье, вспоминаешь?
– Да, да. Всё ясно. Она присылала. Но зачем?
- Неусыпный контроль, - ответил Мирзоев. – Плюс выкачивание денег. Пей, мой друг!
- Меня что-то мутит, - сказал Клеймен. - Хватит? – неуверенно спросил он
- Да ты что! Не смущайся, я угощаю. - Мирзоев по-доброму приобнял его за плечо: – Пей до дна.
Подавляя отвращение, лейтенант сделал большой глоток.
- У тебя тоже, что ли, возникает чувство, будто здесь надолго оставаться нельзя?
- Еще бы. “Передавали пожелание”, - гримасничал Мирзоев. – Ты сам куда направляешься?
- В столицу.
- Ясно-ясно. Киваю с одобрением, - прищурился собутыльник. – А откуда же деньги на гостиницы у тебя взялись? И на ночные клубы небось?
- Что? Ах… Нам же платят жалование.
- А сейчас ты в отпуске. Видишь, какой я догадливый. Если какая-то девица откажет тебе в танце, передавай ей от меня привет!
Откуда-то из-за мутной пелены доносился хохот, и лейтенант беспомощно развел руками. Спотыкаясь, он добрался до уборной. Сунув голову под холодный душ, он застонал. “О, нет, нет… Как же я покажусь в таком виде в столице… Мне надо было наиграть денег, но я даже не попробовал. Несчастный трус. Сам себе говоришь, что игра – вещь опасная, и тайком тянешься к ней почище всякого пропойцы. О, как перенести это…”
Вернувшись, он увидел Мирзоева, вскочившего на покрывало и размахивающего руками. Рядом стоял Герман, прижав фуражку к своей груди. Клеймен в бессилии упал на спину на кровать. Он почувствовал приятную тряску и ощутил случайный пинок в бок. Люстра, чуть раскачиваясь, виделась губительным кораблем звездного флота, пускающим в него ослепляющие шаровые молнии.
- Ну хоть взгляните на себя, что у вас за вид… Вы не находите, что здесь надо прибраться?
- Нет, ни в коем случае, - повернулся Мирзоев. - Слышишь? Мы даже не начинали веселье.
По полу катилась разлившаяся бутылка виски.
- Проклятие, - смеясь, гуляка спустил одну ногу вниз и толкнул её носком. – Мы уберем все завтра утром, слово офицера.
- Вы не похожи на военнослужащего.
- Возможно, но меня дважды приглашали на присягу. Стою я как-то – слышишь - с фотоаппаратом, и делаю шаг для удобства на плац. Тут ни свет ни заря прапорщик: “Не положено. Вы должны находиться за белой чертой с родственниками и друзьями”. А я ему: “Они у меня знаешь где уже сидят? Да и что, я ж не участвую, я фотограф”. И убираюсь обратно. Подходит лейтенант и говорит: “Съемка запрещена. Убирай камеру”. А я ему: “Как так? Все ведь снимают!” А он мне: “Все снимают, а ты не будешь. Так, давай, давай!” Ладно, прячу. Внезапно - откуда ни возьмись полковник: “Ты кто такой?” – спрашивает. – “Сэр Фрэнсис Дрейк, - говорю, - и я на наемной службе у её величества королевы Англии”. – “Нет, - отвечает, - ты же лицедей. И если сейчас отсюда не исчезнешь, я отдам приказ о твоем аресте”.
- Что вы, у нас здесь не казарма. Располагайтесь, как вам удобно. Только, прошу… поприличнее.
- Да что я, по-твоему, не вижу, что ли? Но ты же должен дать добрым людям возможность отдохнуть, - соскочив на пол, Мирзоев взял у него из рук фуражку и нацепил на голову задремавшего лейтенанта. – Смотри, до чего вы довели его превосходительство. Не может и слова вымолвить, язык онемел.
- Если угодно, можно бодрящий коктейль.
- Нет, уволь. Посмотри, как накачался, бедняга, - потормошив Клеймена, он в слезах взял Германа за руку: – До какого состояния он себя довел! Невезучие звезды, невезучие звезды!
- Оставьте, оставьте! Да отстаньте же вы, ради всего святого!
Вдвоем они выскочили из номера.
- Как же ты мог бросить капитана в сей грозный век! – швырнул Мирзоев папку в спину убегавшего, но промахнулся. – Прошел, стервец! Отставить… Опустить якорь… Где каюта?
“Сбежал!” С унынием коммивояжер осматривал испорченный ковер. “Надо было заказать вина – было бы залито, словно кровью. Вот бы малый-то встрепенулся”. Переведя взгляд на сопящего соратника, он расстегнул рубашку, снял туфли и, погасив свет, прилег рядом.
Только что приехавший из-под родных стен Academia, осаждаемых небезуспешно последние пять лет, Алексей Клеймен не собирался долго гостить здесь в году нынешним. Машина доставила его сюда рано утром. Очнувшись утром, шатаясь по переходу из одного корпуса в другой, по коридору, украшенному искрящимися сценами из подводной юпитерианской фауны, спасающейся от флоры, он замедлил шаг. Неслышно ступая по ковру, с дыханием замершим, как на карусели, он прошелся мимо диванов; на одном из них, забывшись в обнимку со своим средневековым сном, спала администратор. У двери своего номера, взявшись за изгиб ручки, другой стал шарить в кармане, ища ключ: с этим замком им бы научиться владеть, как отмычкой! Оформленные репродукции картин Лоррена вдоль стен и мрачная, оставшаяся позади балюстрада. На удивление, дверь открылась, мягко поддавшись. Две кровати, просторные, одна подальше у окна, а другая у самой лампы, небольшой и никогда не зажигавшейся справа от его постели. Она убирала дальнюю - молодая горничная, обернувшаяся, когда он вошел.
- Ой, что вы...
- Не волнуйтесь, я не помешаю.
Выпрямилась, а за ней окно с балконом, а за ним деревья в своем парковом наряде. Тьма почти спала, на стекле блестят капли утренней росы и сквозь икры балясин уже проглядывают алеющие полосы зари. Зелень тополей вдалеке, словно вся помазанная золотым. Молча и недоуменно девушка смотрит на него, комкая тряпку. Волосы у неё черные - стелящаяся грива Годивы, собранная в хвостик. Вся в черном, в мини-юбке, и какие руки, господи, какие руки... Только к таким подходят безупречные лайковые перчатки. Слегка грубые, и он чуть было ей об этом не сказал.
- Мои родители были рабочими, что вы!
- Вы знаете, я совершенный марксист.
Переставила ножки, и правую чуть согнула в колене. Он подошел и встал с ней рядом у окна. За ставнями неподвижно, в дремоте висели светлеющие облака, забывшись над горизонтом, далёким, как детство.
- Прохладно, согласна…
Ладони на талию, и не шелохнется. Качнулись гардины с тюлевыми занавесками, с уносящейся вдаль к морю музыкой, напоминающей джазовую. Улыбнувшись, она убрала одну и дотронулась до его пуговицы, чуть опустив ресницы; и словно у самого все пропало из глаз. Сначала немного оторвавшись от земли, а затем взглянув на обоих, он поплыл, точно нырнул вверх, в воздушный океан, не угадывая течений лазурной, но такой прозрачной небесной стихии, - и свежий ветер подхватил, и волосы её рядом с ним, и овевают ласково лицо и шею...






     

    • 0 avatar Галина Щекина 2011.02.13 10:37
      Сударь в этом трассказе есть все для его успеха -загадочные персонажи, верменнЫе прыжки, немного страха, немного природы. Но успеха не происходит, по крайней мере ждля меня. Потому что связь между попойкой в отеле и визитом принцессы из подчиненного государства не прописана , количество загадок превышает допустимую норму. Это лишь фрагменты которые существует вне всякой связи. Текстуально красиво, написано почти под старину, но стиля тут больше чувства. Ну и если герой смотрит на свои обьятия с горничной со стороны - он , скорее всего умер. Вероятно это забава - описывать все с такой манере. А жаль, что-то-то интересное тут кроется.
      Ответить
    • 0 avatar Алексей Зырянов 2011.02.13 18:48
      М-да-а, автор, намудрили со стилем. С одной стороны - булгаковский "Иван Васильевич" и абсурд Даниила Хармса, с другой - классическая английская литература и Борхес вкупе с остальными постмодернистами мировой литературы.
      У главного героя Клеймена явно белая горячка, которая растворяется к концовке.
      Героиня "в жёлтом" вообще неправдоподобна в своих речах. Ну где вы видели таких рассказчиц, околачивающихся в отеле?
      Намешано всё, как в коктейле. А для чего? Чтоб голову замутило? Поверьте, автор, удалось. Но больше к подобному не притронусь по собственной воле.
      P.S. Я лично не занижал вам рейтинг - он и без того у вас опущенный. Пожалел.
      Ответить
    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт