Живая Литература

avatar

ЖЛ-опытыПАЛАГИАДА

Станислав Ливинский 2012.04.27 22:50 6 0

 

Есть такая станция – Палагиада. Когда возвращаешься на московском домой, Палагиада – последняя остановка перед Ставрополем. Расстояние от неё до города – километров десять, хотя поезд идет добрые полчаса. В Палагиаду поезд приходит рано утром и стоит минут восемь. Внутри вагонов свет, суета. Кто-то уже одет и сдаёт бельё, кто-то всё ещё в тапочках. Одни пьют чай, другие думают, как бы похмелиться. Я обычно выхожу покурить, размять кости. На улице ещё темно. От поезда несёт мазутом, со станции – сортиром, плюс утренний резкий воздух, который шибает в нос не хуже газировки. Всё это соприкасается друг с другом и причудливо смешивается. Одним словом –

Когда ж постранствуешь, воротишься домой,
И дым Отечества нам сладок и приятен!


Хотя грибоедовский, а тем более державинский дым Отечества был, наверняка, иным.


Вместе с сигаретами обычно берёшь с собой вчерашнюю еду – заветревшийся остаток беляша или что-то в этом роде, чтобы выкинуть или отдать её местным собакам. Шарик, Шарик, на-на-на-на-на. Глядишь, за Шариком появляется Жучка, а за ней и вся остальная шатия-братия.
В последний раз было всё тоже самое, за исключением одного «но». Вся честная компания нарисовалась сразу. В центре была одна собака, по виду – сука. Но примечательность её была не в этом. У неё не было задних ног. При подобном описании в голове обычно возникает образ бедного, едва передвигающегося существа или же западный аналог – псина, которой сердобольные европейские граждане приспособили сзади два колеса. Ничего подобного. Собака передвигалась самостоятельно, причём делала это весьма оригинально и ловко, как акробат,  на передних лапах. Я смотрел на неё и никак не мог понять, каким макаром она удерживает на весу своё тело. Но больше всего меня поражало то, что она была в этой стае главной. Ни дать, ни взять – атаманша. Она чуть ли не на лету схватила беляш и принялась его терзать. Те из сородичей, которые робко пытались ей в этом помешать, а скорее, полюбопытствовать, что это она там делает, достаточно жестоко ставились на место.
Проводник, который всё это время курил и невозмутимо наблюдал за происходящим, видимо почуяв витавший в воздухе вопрос, сказал: «Это ей поездом отрезало». А потом, чуть помолчав, добавил: «Да она здесь всех этих вот так держит» – и показал кулак. Потом он крикнул: «Так, все заходим!». Мы залезли в вагон, и поезд медленно покатил восвояси.
Здесь бы я, конечно, мог написать, что оставшиеся полчаса дороги думал об этой собаке, о её силе воли и несгибаемом характере, а потом, припомнив ещё и Полевого, назвать это «Повестью о настоящей собаке», но ничего такого не было. Просто было не по себе. Хотелось забыть всё случившееся. Хотелось побыстрее попасть домой. Хотелось горячего супа. Хотелось спать. А ещё я думал, как там без меня мой кот.






 

I do blog this IDoBlog Community

Соообщество

Новички

avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
 

Вход на сайт