Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Макс Немцов: Плохой перевод убивает текст! | Письма с Дальнего Востока | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Письма с Дальнего Востока



Василий Авченко

 
репутация

0.1

20 место
 
avatar

Письма с Дальнего ВостокаМакс Немцов: Плохой перевод убивает текст!

Василий Авченко 2011.04.01 02:20 8 0

 

Переводчик Максим Немцов – о том, когда на русском выйдет последний роман Мураками, зачем нужны новые переводы классики и кто достоин стать почетным гражданином Владивостока

Увеличить

Поводом для очередного приезда известного переводчика и редактора Максима Немцова в родной Владивосток стала презентация книги американского профессора Биргитты Ингемансон «Солнечный дворик. Владивостокская повесть». Книга только что вышла в издательстве «Рубеж» на двух языках сразу - «перевертышем». Перевел книгу и написал послесловие Макс Немцов. В студии онлайн-телевидения Prim.TV этот легендарный для приморской столицы человек ответил на вопросы корреспондента «Новой во Владивостоке».

- Максим, книга г-жи Ингемансон каким-то образом связана с вашей личной судьбой?

- Книга Биргитты Ингемансон «Солнечный дворик» с подзаголовком «Владивостокская повесть» для меня действительно особая, причем это стало понятно только тогда, когда работа над ней уже началась.
Мы не были знакомы с Биргиттой, хотя могли встречаться в 90-е годы, когда она приезжала во Владивосток, будучи еще не американским, а шведским славистом. Исследуя историю Владивостока, она нашла Элеонору Лорд Прей, обитательницу Дома Смит, находившегося по адресу Почтовый переулок, дом 5. У Элеоноры осталось огромное эпистолярное наследие. Вся история семейств Смитов и Преев во Владивостоке длиной более 60 лет получила отражение в первой книге, которую Биргитта Ингемансон издала во Владивостоке в том же издательстве «Рубеж» – «Элеонора Лорд Прей. Письма из Владивостока». «Солнечный дворик» - книга самой Биргитты. Это такое культурно-литературно-философско-историческое эссе длиной в книгу, трактат о жизни крайне любознательной, живой, активной американки в городе, в котором, как долгое время считалось, жить нельзя в силу его странного положения, закрытости и так далее  - все мы прекрасно знаем историю и мифологию Владивостока. Биргитта сочла нужным написать текст не столько о конкретном человеке, сколько о том, как здесь жили в конце XIX – начале ХХ века американцы, датчане, шведы… Это крайне важный и интересный комментарий к канонической истории Владивостока, поданный под довольно необычным углом.

Поскольку мы давно дружим с издательством «Рубеж» (его директор и главный редактор Александр Колесов – мой старый друг и коллега), родилось предложение, чтобы эту книгу перевел я. Работая над переводом, я понял, что не могу не сказать несколько слов от себя. Так случилось, что первые 10 лет своей жизни я прожил в Доме Смит - в тех же комнатах, в которых до 1930 года жила Элеонора Прей. Так родилось это послесловие от переводчика. Я получил возможность - через эту книгу - прикоснуться к своей истории и к истории родного города, за что благодарен и издательству «Рубеж», и Биргитте как замечательному автору и исследователю.

Я увидел книгу только вчера, но могу сказать, что она получилась. Сразу было понятно, что она должна существовать на двух языках. Ведь и Биргитте нужно издание, а в Америке у нее нет шансов издаться: там эта книга мало кому нужна. Сначала мы собирались делать параллельный текст – полоса на русском, полоса на английском, – но я предложил сделать книжку-перевертыш, чтобы не смешивать тексты и чтобы сама книга выглядела интереснее.

- Правда ли, что вы умудрились перевезти в Москву стол Элеоноры Прей из той самой квартиры?

- На самом деле вряд ли стол достался в наследство от Элеоноры Прей… Согласно нашей семейной истории, этот стол сделал мой дед в 30-е годы. Мы использовали его как большой обеденный стол, на 14 персон. До сих пор это мой рабочий стол. От прежних же хозяев квартиры нам не осталось ничего. Период после отъезда Элеоноры Прей из Владивостока и до вселения туда моего семейства покрыт тайной. Я даже не знаю, как мои предки туда попали. Скорее всего, квартиру дало государство, потому что дед был неким начальником. Поселились они там в начале 1930-х годов, потому что моя мама в 1936 году родилась именно там. Так что «стол Элеоноры Прей» - это апокриф. От прежних хозяев могла остаться разве что люстра - она была очень старая, вся закрашенная, не работал механизм ее спуска и подъема. И - стены, полы, подвал…

- Ваш дед, как вы предполагаете, руководил нефтебазой на Первой Речке?

- Он был каким-то начальником по нефтяной части, работал в наркомате нефтяной промышленности. Более точных данных у меня нет - в связи с переездами и за давностью лет; это одна из моих печалей. Часть семейных архивов утрачена, часть бабушка сдала в музей Арсеньева в 70-х годах - вполне возможно, там что-то осталось. Мой дед, Яков Смирнов, был, скажем так, достаточно крупным чиновником, за что отчасти и погорел во времена сталинских чисток: несколько лет мои предки провели на поселении в Хабаровском крае. По крайней мере, моя тетушка в 1934 году родилась под Хабаровском. Потом все утряслось, они вернулись во Владивосток, всю войну дед работал на нефтебазе.

- Вы известны как переводчик Берроуза, Буковски, Керуака – перечислять можно очень долго. Только что вышел новый перевод Кена Кизи. С какими текстами вам сейчас интересно работать?

- Кен Кизи только что вышел, да, но это не мой перевод - это коллективный труд четырех переводчиков, в котором я тоже участвовал. Эта книжка уже издавалась по-русски, но издателя не устраивало качество предыдущего перевода. В новом переводе она называется «Когда явились ангелы», издатель - «Эксмо/Домино», и буквально три-четыре дня назад книга появилась в магазинах. Сейчас мы с Анастасией Грызуновой завершаем работу над переводом романа Томаса Пинчона «Радуга тяготения», который много десятилетий считался непереводимым на русский язык. Есть надежда, что в этом году он выйдет. Планы? Продолжать работать дальше. Я предпочитаю работать с американскими авторами.

- Во Владивостоке сейчас находится еще один наш земляк и ваш коллега Дмитрий Коваленин - он переводит последний роман Харуки Мураками. Говорят, вы будете его редактором?

- Я уже редактор. Мой старый друг и коллега Митя Коваленин - первопереводчик Харуки Мураками, человек, сделавший неимоверно много для популяризации этого автора в России, - действительно сейчас во Владивостоке, мы с ним обязательно встретимся в эти несколько дней. Он заканчивает работу над вторым томом последнего романа Харуки Мураками «1Q84», который в русском переводе условно будет называться «Тысяча невестьсот восемьдесят четвертый» - думаю, что не открою великой тайны… Роман состоит из трех томов, это самое массивное произведение сэнсэя со времен «Хроник заводной птицы». Первый том Митя уже закончил, мы начали редактуру. Закончит второй том – будем редактировать второй. Не могу сказать, когда выйдет вся книга, но выйдет она тоже в издательстве «Эксмо». Это интересный, завораживающий роман с несколькими сюжетными линиями. Если кто-то читал, например, «Страну чудес без тормозов…» Мураками, то поймет, что структура этого романа примерно такая же. Японская критика считает, что это самое амбициозное произведение Харуки Мураками. Роман очень сильный, интересный - могу судить даже по первому тому.

- С большим интересом читал полемику, разгоревшуюся в прессе после ваших переводов Сэлинджера. Некоторые заявляли, что Макс Немцов буквально покусился на «канонический» перевод Риты Райт-Ковалевой, превратив привычный с детства «Над пропастью во ржи» в «Ловца на хлебном поле». Вы что отвечали на это?

- Василий, в свое время я дал себе слово не разговаривать с представителями прессы о моей работе над Сэлинджером. Для вас я могу сделать исключение – надеюсь, ваши читатели и зрители Prim.TV это оценят. Я не покушался ни на какие переводы. Переводы Риты Райт-Ковалевой и ее коллег – они существуют в истории литературы, в истории советской культуры совершенно отдельно. Моей задачей было сделать перевод текстов Джерома Дэвида Сэлинджера так, как я считал нужным, так, как я это слышал, так, как, по моим ощущениям и знаниям, это должно было звучать. Никому не запрещено переводить что угодно сколько угодно раз, если к этому располагают условия. Мне этот перевод заказали – я его сделал. Поэтому все крики о том, что я покусился на священную корову советского перевода – это есть гиль и ересь, на мой взгляд. Разговаривать об этом с критиками я не считаю целесообразным. Я сделал свою работу. Сделал, я надеюсь, честно. У меня был редактор, который тоже считает, что я сделал свою работу честно, и многие читатели это понимают. Я надеюсь, что этих читателей гораздо больше, тем тех, кто увидел в интернете содержание тома и начал по этому поводу кричать и требовать моей немедленной отставки из цеха переводчиков. Я этой работой вполне доволен.

- А трудно, скажите, делать новый перевод, когда в голове все равно уже есть…

- Нет, в голове его нет. Есть, конечно, тексты, которые каждое поколение переводит заново, как «Гамлет», например. Последний перевод «Гамлета» был сделан не так давно, Алексеем Цветковым, который огреб за него так, что никому тоже мало не покажется. Но он был в своем праве. Или Владимир Гандельсман, который перевел «Макбета» - вышла книга в конце прошлого года… Там понятно, что переводчику необходимо иметь в голове весь корпус предыдущих переводов. Но это не случай Сэлинджера. Я обращался непосредственно к оригиналу, к первоисточнику, и никоим образом не старался делать это в пику, что ли, существующему переводу. Не такова была моя задача, никакого противопоставления. Я переводил то, что писал Сэлинджер, а не то, что переводила Рита Райт-Ковалева. Поэтому очень смешно слушать разговоры о том, что переводчик Немцов осквернил все наше самое святое, заставил нас расстаться с детством… Что угодно говорят.

- Какие классические тексты сегодня требуют нового перевода?

- Таких достаточно много. У меня одно время была мысль заново перевести «Записки Пиквикского клуба». Не знаю, хватит ли у меня времени и сил на это, но текст Диккенса, которому уже двести лет, сейчас явно нуждается в новом переводе. Сколько угодно выходило в советское время убитых текстов, сколько угодно выходит их и сейчас – убитых именно переводом, сделанным плохо, небрежно, халтурно либо без должного понимания оригинала. Причины могут быть совершенно разными, но в итоге мы получаем текст, испорченный переводом, и это, к сожалению, достаточно частое явление. Некоторые издатели это понимают и заказывают новый перевод.

- Макс, вы сейчас часто бываете во Владивостоке, откуда уехали десять лет назад?

- В последний раз был в 2009-м, а до этого – как уехал в 2001-м, так восемь лет меня здесь не было. Мне интересно пройти по местам своего детства и юности. Кроме Почтового переулка – это места, связанные с тем, что мы делали в 80-е годы: рок-н-ролл, журнал «ДВР»… Следы нахожу не всегда, часто остается только топографическая точка. Вот здесь, недалеко от этого здания, выше по сопочке, был дом Игоря «Дэйва» Давыдова - первого президента Владивостокского рок-клуба. Этот дом в 80-е был абсолютно культовым местом. Там, собственно, и группа «Мумий Тролль» начиналась, в той маленькой квартирке. Сейчас этого дома нет, вместо него - транспортная развязка. И многих людей уже нет – нет самого Дэйва в живых, нет Саши Демина… Я ищу любые следы, вижу, как они зарастают, видоизменяются. С одной стороны, это грустно, но я очень хорошо понимаю, что такова жизнь города, он не может застыть в наших о нем представлениях, он живет - и слава богу, что живет, развивается. Сорок лет смеялись над проектами моста – но вот он строится. Теперь можно, конечно, шутить по поводу того, что мы приедем в следующий раз смотреть, как мост будет падать и, надеемся, без жертв, но понятно, что это вполне поступательное и, видимо, радостное движение. Я приезжаю домой, вижу, что здесь живут другие люди и дом изменился, но это все равно мой дом.

- Скоро городская дума будет в очередной раз присуждать звание почетного гражданина Владивостока. Говорят о таких кандидатах, как лидер «Мумий Тролля» Илья Лагутенко (его уже номинировали в прошлом году, но тогда депутаты предпочли иные кандидатуры) и Герой Соцтруда Анна Федоровна Чулкова, которая изобрела конфеты «Птичье молоко». На чьей стороне ваши симпатии?

- К сожалению, не знаком с Анной Федоровной Чулковой. Я слышал версию, что она изобрела «Птичье молоко», эта версия достаточно спорная, на мой взгляд. Она могла усовершенствовать рецептуру или технологию применительно к условиям нашей кондитерской фабрики. Не знаю, давали ли звание профессору Израилю Брехману, разработавшему рецепты фирменных наливок и настоек с уссурийскими дикоросами, но думаю, что он был бы достоин - не в смысле алкоголизации населения, а в том смысле, что это было реальное открытие. С «Птичьим молоком» я не очень уверен.

Если выбирать между этими двумя, я бы голосовал за Илью. Это человек, который широко популяризовал образ Владивостока, и город, если можно говорить о такой сущности, мог бы сказать ему «спасибо» за это. Понятно, что не Илья поместил Владивосток на карту мира, но, по крайней мере, не первый десяток лет он продолжает напоминать миру о существовании этого города. Меня всегда неимоверно трогает, когда Илья поет о родном городе на всех языках, на которых умеет это делать. Помимо того, что он мой старый приятель - но это уже личное.

- В провинции особенно ощущается несовершенство нашей системы книгораспространения. Я вот предпочитаю заказывать книги через интернет. Что можно сделать для преодоления явного разрыва?

- Для этого нужны, понятно, маньяки - как люди, сделавшие магазин «Фаланстер», или московская сеть магазинов «Мэджик Букрум». Это люди, которые безумно любят то, чем они занимаются, любят веселье, радость, общение. Нужны такие маньяки, которые будут открывать здесь торговые точки, не считаясь с затратами, находя способы доставки литературы сюда, раз уж так вышло, что центры книгоиздания в России находятся не здесь. Здесь мы имеем только таких подвижников, как Саша Колесов и издательство «Рубеж» - насколько я знаю, единственное местное издательство, которое известно не только здесь, которое занимается действительно нужным делом и, главное, делает это качественно. Интернет-магазины сейчас многих спасают, не только во Владивостоке – в Иркутске, Красноярске, Хабаровске… Я не готов говорить о бизнес-схемах - просто потому, что этим не занимаюсь. Но - интернет либо маньяки.

- Вытеснит ли электронная книга бумажную?

- Они друг другу не очень мешают. Книга существует, а на каком носителе - вопрос уже следующий. Мне дороже физически ощутимая книга, хотя я читаю с ридера. Но я читаю вообще всегда, это моя работа, поэтому для меня проблемы нет: книгу на экране я тоже воспринимаю как книгу, хотя это далеко не для всех привычно. Книга, распространяющаяся в нескольких форматах, – вполне нормальная практика. Для человека, который хочет иметь некий объект поклонения у себя на полке, бумажную книгу не заменит ничто. Видимо, можно говорить о таком будущем книгоиздания, как print-on-demand - человек покупает файл, читает его в ридере, а потом, если хочет, заказывает себе бумажную копию.

Беседовал Василий АВЧЕНКО, фото Нины ПЕТРУХИНОЙ

Оригинал - "Новая газета" во Владивостоке

http://www.novayagazeta-vlad.ru/78/Svoyvzglyad/Urokichteniyavsolnechnomdvorike






     

    • Недоступно avatar susan richard 2017.04.17 12:17
      I appreciate the effort you done to share the information. The topic now I found keep on effective to the matter which I continued exploring for a long time you can also biology assignment writing help thanks for sharing that’s post..
      Ответить
    • Недоступно avatar muner 2018.08.05 12:31
      And while you are in this training mode, you can hone your trading concepts and you can make mistakes without being concerned about the consequences.
      finmax
      Ответить
    • Недоступно avatar wrhezd 2018.08.06 13:41
      Slotty vegas corridor or champions Another incredible advancement is Slotty Vegas running a month to month race called the Hall of Champions in which every one of the players with. Digibet
      Ответить
    • Недоступно avatar dryrxtrt 2018.08.26 17:03
      I've seen such huge numbers of bettors shouted their concern at a few wagering gatherings in regards to their payout. bonus codes
      Ответить
    • Недоступно avatar muener 2018.08.30 11:51
      At the plain start of the advanced age, Video Poker turned into the first of the best club diversions to be made accessible on the work area. ojo
      Ответить
    • Недоступно avatar wsd 2018.09.01 22:05
      Auto recreations engage you such a great amount without making hurt anybody or anything. ahtigames
      Ответить
    • Недоступно avatar muneer 2018.09.03 20:29
      It enables you to learn new systems and procedures that can help you in winning a paid amusement. For this situation for adapting more you don't need to go out or go to any extraordinary class. Golden park
      Ответить
    • Недоступно avatar a46rhtzdg 2018.09.12 00:35
      The normal routine with regards to Practice test additionally make you astute on. casino en ligne
      Ответить
    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт