Живая Литература

avatar

ЛитпульсЛекция Веры Павловой, прочитанная в Перми на фестивале

Евгения Коробкова 2010.12.18 12:47 1 0

 

Представляю вашему вниманию лекцию Веры Павловой, прочитанную ей в Пермском педагогическом университете.

Будучи профессиональным музыкантом, в своей лекции поэтесса уделила особо пристальное внимание  вопросу взаимоотношений современных поэтов и писателей с музыкой. Кстати, читала Павлова без бумажки. Так что, наверняка, этого текста в письменном виде нет и у нее самой!


 

"Не бывает поэтов хороших и плохих. Это разделение глубоко порочно. Разделять надо по-другому. Бывают поэты и не-поэты. Поэты это люди, которые написали в своей жизни хотя бы одно хорошее стихотворение. Повторю, не строчку, а стихотворение. Хорошей строчки недостаточно, потому что, как известно, обезьяны, которые сидят в Америке и круглосуточно нажимают на клавиши компьютера, уже набрали четырнадцать знаков из Шекспира. Хорошую строчку может написать и обезьяна. Хорошее стихотворение может написать только поэт. Вот из этих поэтов, которые написали хотя бы одно хорошее стихотворение, как из клеточек составляется такое существо: поэт или поэзия. Это как у Сведенборга, когда ангел огромный состоит из маленьких ангелов.

 

Я знаю лично довольно много поэтов. Мне достаточно включить канал «Культура», чтобы повидаться со своими знакомыми или придти в книжный магазин, чтобы взять с полки новую книжку своих друзей. Недавно я подвергла их страшному испытанию. Моя дочь Лиза заканчивает МГУ, психфак. И она пишет диплом на тему «креативность…» а дальше – что-то очень умное. Она пришла ко мне и сказала: "мать, помогай". Я дала ей свою записную книжечку, где были номера телефонов всех-всех поэтов.

Лиза звонила, говорила "Здравствуйте, я Лиза Павлова, я пишу диплом и мне нужно встретиться, чтобы поговорить с вами". Я думала, что ее пошлют. Но нет! Все поэты и писатели отзывались, приглашали Лизу домой, говорили с ней, поили чаем. В общем, это неправда, что у поэтов есть такой обычай: в круг садясь, оплевывать друг друга...

У меня есть виртуальная коллекция. Я коллекционирую поющих писателей и поэтов. Вообще, я  собираю две коллекции: коллекцию радуг, которую я не фотографирую, и коллекцию поющих поэтов.

На своем веку я аккомпанировала паре десяткам лучших поэтов и писателей России. Например, я аккомпанировала Окуджаве. Причем, в  ужасающей ситуации. Представьте себе: пьянка, сильно поддатые актеры. Булат Шавлович сидит в уголочке и вдруг какой-то человек говорит: «Давайте Булата петь. Верка, иди за пианино». Что делать! Я иду за пианино и играю какое-то "умца-умца". На Булата боюсь смотреть. Стыдно. И вдруг краешком глаза я замечаю, что Булат и тихо-тихо подпевает! Это меня пронзило в самое сердце. Я думаю: вот, что значит автор. Все эти поклонники самовыражаются, а он сидит в уголочке тихо-тихо и подпевает. Такой был незабываемый вечерок.

Был и другой случай, тоже вечер, тоже "Верка - к роялю".Это Фазиль Искандер решил попеть. Господа! У него совершенно нету слуха. Я могу подобрать любую песню в любой тональности. Но там не было тональности вообще. Поэтому я играла свое «умпа-умпа» на одном месте, а он пел свою песню на одной ноте. Но очень задушевно.

Аккомпанировала я Юзу Алешковскому песню «Окурочек». У него, надо сказать, со слухом тоже не очень. Он пел "Окурочек", а все танцевали вальс. Было весело.

Возможно, это вас удивит. Дмитрий Александрович Пригов был поразительным знатоком оперы. Кто бы мог подумать!  В Париже мы встретили Пригова на улице и позвали его выпить пива. Он сказал: "Ладно, но только на 15 минут, мне некогда". Мы заказали пива, а он как-то узнал, что я музыковед и спросил: "Оперу знаешь?"

Мы с ним начали петь. Вообразите: Париж, кафе. Мы поем в один голос Верди. Проходит час, второй. Он забыл, что ему куда-то надо торопиться. И в самый кульминационный момент он опрокидывает на себя всю эту кружку с пивом! Но, вы знаете, у него не дрогнул ни один мускул. Даже высокая нота, которую он взял, не дрогнула. Он продолжал петь, весь мокрый.

 

То, что Лев Рубинштейн – великий поэт современности, вы, наверное, знаете. Он даже записал диск. С ним мы тоже музицировали. У Льва Семеновича очень хороший слух, но он, к сожалению, очень плохой ансамблист. Он не слушает аккомпанемент. Ему было трудно аккомпанировать.

 

Довелось мне аккомпранировать Льву Лосеву покойному. Я была у него в колледже и после выступления мы пошли с ним в какой-то дворец культуры, где был рояль, и стали  музицировать. БЛосев пел «Леди Мадлен» в переводе Бродского. Он знал все слова. У него был изумительный слух. Он пел очень чисто и очень тихо. Знаете, как мальчик из детского хора. Тихо-тихо. Чисто-чисто. Очень хорошо пел.

 

Один из лучших певцов среди поэтов – Алексей Петрович Цветков. Вы знаете этого прекрасного автора. К нему не придерешься. И слух прекрасный, и голос отличный, и замечательный ансамблист. Мы с ним провели неделю в одном американском колледже и у нас там даже образовался вокально-инструментальный ансамбль, который назывался «Колоски», потому что нашей коронной песней было: «Здравствуй, русское поле, я твой тонкий колосок».

 

У Гандельсмана Владимира, прекрасного поэта, живущего в Нью-Йорке, слуха нет.

 

Очень хорошо поет Владимир Сорокин. У него красивый баритон и хороший слух. И он мне сделал подарок. На моей свадьбе спел эпиталаму Рубинштейна. Когда мы репетировали, все было прекрасно. Но на свадьбе запел на октаву ниже. Он совершенно опозорился. Его не было слышно. Это все было ужасно, отвратительно. И знаете, какое это имело замечательное действие? На другой день все гости мне звонили и говрили: слушай, а Сорокин, оказывается, такой хороший. Он так плохо поет…

 

Я поняла, что это секрет успеха. Надо что-нибудь делать плохо и тебя тогда все будут любить. Совет. Ценный.

 

Ну и конечно, чемпион среди поющих поэтов и писателей – это Людмила Петрушевская. Она настоящий музыкант. С ней было так. Мы встретились в каком-то кафе в первый раз. Я ей передавала гонорар. Мы сели за столик. Она на меня не обращала внимания. Мы пили кофе, она читала журнал. Я сидела напротив и думала: что происходит? Передала гонорар. Мы вышли на улицу. Она, не глядя на меня, спросила: а вы петь умеете? Я говорю: да. Она повернулась ко мне: а вы оперу петь умеете? Я говорю: да. Она повернулась ко мне совсем и говорит: а вы дуэт Лизы и Полины петь умеете? Я говорю: да.

И мы прямо на улице запели дуэт Лизы и Полины. Через полчаса я была у нее дома. Мы уже пели все дуэты, что смогли вспомнить. И потом пару лет каждые две недели мы собирались и пели "Лизу и Полину".

 

Вот. И у меня есть заветная меча. Она никогда не осуществится, но в моем воображении уже осуществилась: поставить "Евгения Онегина" силами писателей и поэтов. Я уже мысленно распределила роли. Татьяну, конечно же, поет Людмила Петрушевская. Онегина, конечно же, Сорокин. Себе я оставила партию Ольги.

Все. Это была лекция".






 

I do blog this IDoBlog Community

Соообщество

Новички

avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
 

Вход на сайт