Живая Литература

avatar

Рецензии



Открытый раздел для публикации рецензий

 
репутация

140.5

2 место
 
avatar

Рецензии"Понаехавшая" Наринэ Абгарян

Евгения Коробкова 2011.08.23 06:09 2 0

 

Вчера дочитала "Понаехавшую" Наринэ Абгарян. Стало досадно за автора, которого успела полюбить после выхода двух его предыдущих книг. Обе "Манюни" оставляли ощущение того, что написанное имеет непосредственное отношение к литературе. Но "Понаехавшую" в этом заподозрить невозможно.


В книге, явно автобиографической рассказывается о судьбе девушки, приехавшей обустраиваться из Армении в Москву. Понаехавшая (именно так именуется девушка на протяжении всей книги) устраивается работать в пункт обмена валюты при гостинице. Рассказы, собранные в книге, запечатлевают различные эпизоды жизни Понаехавшей в обменнике: масштабные возлияния с товарками по цеху, беды и несчастья, случавшиеся в личной жизни коллег по работе, курьезы (чаще всего, с участием проституток из гостиницы, лесбиянок или транссексуалов).
При желании в "Манюне" Абгарян можно было найти промысел и некую сверхзадачу, в соответствии с которыми рассказы были собраны воедино. ОДнако очевидно, что в Понаехавшей", кроме попытки запечатлеть происходившее, других задач перед автором не стояло. Рассказы носят сугубо развлекательный характер. И из-за этого становятся похожими на сборище несвежих анекдотов.

Очевидно, что при написании "Понаехавшей" Абгарян воспользовалась схемой, отработанной на обеих "Манюнях". Все три книги представлены как сборники рассказов. Причем, расстановка героев и их функции в трех книгах не изменились. Роли "ребенка- Наринэ" из "Манюнь", стороннего наблюдателя и летописца событий, соответствует 24-летняя "Наринэ" из "Понаехавшей". В роли строгой Ба, вокруг которой строится большая часть рассказов, - строгая начальница сберкассы О. Ф.
В качестве "Манюни", иногда перехватывающей инициативу у Ба и становящейся героиней какой-нибудь нелепой истории - остальные работницы пункта обмена валюты. Действо всех рассказов Абагарян заключает в антуражный тигель. Если в первых книгах тигелем был маленький, но антуражный город Берд Армянской ССР, то в новом фолианте - это маленькая, но антуржная будка обменника.

Но, что удивительно, при общей схожести "Манюнь" и "Понаехавшей", эффект от произведений - разный. Если "Манюня" вызывала у меня чувство читательского восторга: радости, умиления, ностальгии, - то "Понаехавшая" - попросту раздражала. Истории про то, как старушка объелась депиляционного крема, приняв его из-за малинового запаха за йогурт, или про то, как живущий в России китаец по имени Ху менял имя, чтобы его дети не стали "хуевичами", - не вызывали восторга. Впрочем, эффект засаленности подозревался уже при виде названия книги. Годом ранее известный писатель Михаил Бару выпустил книгу с весьма похожим названием "Записки понаехавшего".

Странно, но приемы создания комического эффекта, отлично играющие в "Манюне", абсолютно не работают в "Понаехавшей". Именно из-за этого новая книга Абгарян больше похожа на сборник заезженных анекдотов, чем на художественное произведение.
Может быть, виной тому то, что одни и те же истории, произошедшие с детьми и взрослыми, воспринимаются по-разному? То, что позволено десятилетней Наринэ, не позволено Наринэ взрослой? ОДно дело, когда школьницы среднего звена "во дни тягостных раздумий" "открывали альбом творческого наследия эпохи Возрождения и долго разглядывали причиндалы Давида" - и совсем другое, когда взрослые тетки скуки ради обсуждают умение "кинуть палку" кавказского ухажера одной из сотрудниц валютной кассы. Если в первом случае перед нами - детская шалость, сопряженная с естественным люопытством, то от второй ситуации веет чем-то не вполне здоровым.

Странно, что при изобилии вариантов комических ситуаций в "Манюне", ситуации в "понаехавшей" не слишком разнообразны и чаще всего построены на приемах "ниже пояса". В том числе, дело касается и мата в книге. В своем дневнике Абгарян пишет: в «Понаехавшей» действительно наличествует мат... можно встретить такие слова, как «блядь», «пиздец» или «хуй». И прочие глаголы вроде «пиздеть», «поёбываться», «охуеть». А также некоторые словосочетания типа «мандрёна вошь» или «дипломат ебанько». Можно споткнуться о «ёб вашу мать» или «мудозвон».
Львиная доля мата приходится на О.Ф. Она была потрясающей женщиной, но выражалась только матом.
Или почти только матом.
Если вы не готовы к этому, то не покупайте, пожалуйста, «Понаехавшую»"...

Собственно, я не из тех людей, кто осуждает произведение за наличествующий в нем мат. Однако не могу не отметить, что в "Понаехавшей" этот мат "не работает".
Не вызывает сомнения, что один из сюжетостроительных приемов Наринэ Абгарян заключается в том, что в эпизод внедряется ругань. Однако ругань ругани рознь. Приведу несколько примеров из речей Ба в "Манюне":
— Ба,а я грациозная? — звонко спросила Маня, фехтуя скрипкой перед бабушкиным носом.
— Какармейский сапог, — хмыкнула Ба.

или следующий пассаж:
"...сына, можно подумать, не этими руками я подмывала твою каку каждый раз, как ты пачкал свои пеленки! И я таки напомню тебе, что пачкал ты их с такой прытью, словно вся тьма египетская сгустилась в твоих кишках!"
Герои "Манюни" не стесняются в выражениях. Порой некоторые из них были, что называется, "на грани". Чего стоит, к примеру, фраза "грудь моряка, жопа индюка!" или армянское ругательство "Николаи бозе", что в переводе означает "шлюха Николая".
Однако все эти ругательства, какими бы они ни были, интересны и изобретательны. Чего не скажешь о набивших оскомину "хуях" и "пиздах" О. Ф.
Удивительно, но, похоже, что сам автор "понаехавшей" не совсем понимает, что прием "сломался". По-прежнему считая пассажи своей героини очень удачными, Абгарян нередко использует их как "пуант", эффектную точку.
Так, к примеру, фразой
- Не ну ваще охуели, бляди, сверху - сиськи, а внизу - елда, - завершается рассказ, повествующий о том, как О.Ф. впервые увидела транссексуалов.

Удивительно, но берясь за "Манюню" как за проиведение для детей, автор была неистощима на выдумку. В результате (и здесь я согласна с Ириной Павловой) у Абгарян получилась весьма неплохой сборник рассказов для взрослых. Однако задумывая "понаехавшую" как произведение для взрослых, Абгарян создала ни то ни се.

Читая "Понаехавшую", я вспомнила эпизод из "Идиота" Достоевского. Настасья Филипповна предлагает собравшимся у нее гостям поиграть в "новое пети-жё". Суть игры сводится к тому, что каждый должен рассказать о самом отвратительном поступке, который он совершил в своей жизни. Результат превосходит все ожидания. Гости наперебой начинают нести чушь, стараясь отвратительностью своих поступков (реальных, выдуманных ли?) превзойти окружающих.

Чем-то напоминающим пети-жё Настасьи Филипповны представляется мне и новая книга Абгарян.






 

  • 0 avatar Антон Чёрный 2011.08.24 07:22
    Нда, бывает. Только я не ожидал такого казарменного эротизма от дэвушки...
    Ответить
  • 0 avatar Алексей Зырянов 2011.08.24 13:24
    Наверное, угадаю, если буду утверждать, что я не один, кто только-только успев оставить для себя заметку о новом интригующем авторе, которого стоит прочесть, как почти тут же вычеркнул его из списка "обязательно к прочтению". Как говорится: встали-сели, встали-сели; и всё на месте.
    Ну, спасибо, Женя.
    Но так хоть обременительные затраты "без оглядки" минимизировал. Но к первым двум, разумеется, будем присматриваться, но скорее в библиотеке, чем в книжном магазине.
    Ответить
I do blog this IDoBlog Community

Соообщество

Новички

avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
 

Вход на сайт