Живая Литература

avatar

Рецензии



Открытый раздел для публикации рецензий

 
репутация

140.5

2 место
 
avatar

РецензииНочь в ноябре

Цепилова Оксана 2010.12.17 02:19 1 -1.29

 
Я проснулась посреди ночи от странного звука, который тянулся с улицы, наполняя собой комнату. Звук этот был очень низким, прерывающимся, будто дыханье огромной медной трубы. Я лежала и чувствовала, как он проникает сквозь одеяло и даже сквозь меня, щекотно вибрируя где-то глубоко в груди, словно хрип простуженных легких, словно маленький беззвучный будильник прозвенел из меня и я проснулась.

Стараясь не растревожить спящего рядом мужа, я спустила обе ноги с кровати, нащупывая ступнями прохладный пол, глядя заспанными, словно не желающими возвращаться с той стороны сна глазами в темноту комнаты и пытаясь уловить, что именно может издавать этот странный, завораживающий медный звук. Я поднялась, с удивлением ощущая ватные ноги, словно завязшие по колено в манной крупе, каждый шаг давался тяжело и тело не слушалось, но поддавалось этому звуку, отзываясь на каждый новый вздох его, каким-то едва уловимым притяжением. Мои руки были невесомы и парили отдельно от меня по разные стороны - ощупывая воздух я чувствовала раскрытыми ладонями его упругость и вязкость.

В узкой полоске света угадывалось окно, плотные шторы берегли комнату так, что свет нельзя было уловить прямым взглядом, только глядя в сторону можно было заметить этот спасительный люфт междушторья краешком глаза, и я направилась в сторону окна, загребая руками как пловец, слегка боком, пытаясь не потерять ориентира. Дойдя до окна, качаясь от навязшей в глазах темноты я отворила краешек шторы и уличная темнота, более светлая, чем темнота комнаты медленно влилась через отворот, придавая незнакомые очертания знакомым предметам, как если бы комната перевернулась.

Звук усилился. Я взглянула в окно, но увидела лишь мелкие капли влаги на стекле, сквозь которые невозможно было разглядеть хоть что-то на улице, только голые ветки тополя напротив окна маячили частой паутиной тени.

На противоположной стене от окна висели наши старые часы, обыкновенно громко тикающие своей секундной стрелкой, теперь они были молчаливы. Я вглядывалась в циферблат, напрягая глаза, но значения стрелок ускользали от меня, мне казалось что вот-вот я наконец пойму, на каких именно цифрах сейчас покоятся эти две тонкие линии, но мысль путалась и дребезжала от каждого нового звука, проникающего с улицы.

Странное любопытство охватило меня, укутало мурашками. Я тихо прошла в коридор, наспех оделась и вышла в ночь. Перед нашим домом раскинулся маленький скверик, полный тополей и кленов, теперь голых, стоящих в ожидании снега на продрогших стволах. Земля вокруг деревьев была чистой - ни листьев, ни сухих травинок, лишь притоптанные серые комья, всё в ожидании первого снегопадения.

Прямо за сквером текла через весь город широкая улица, откуда и слышался этот ноющий звук медной горюющей трубы. Я медленно двинулась через сквер, постепенно различая свет впереди, не ощущая холода ноября, плохо понимая зачем и куда я иду, во мне лишь была потребность идти и тысяча комаров внутри звенели, подстегивая желание.

Наконец, я приблизилась настолько, что смогла различить очертания домов на противоположной стороне улицы и широкий асфальт, разделяющий обе стороны. Днем здесь нескончаемым потоком кишат машины, плеская серебристыми боками, теперь же улица была пуста и тишина ее просто захлестывала меня головой. Дрожа от возбуждения я остановилась у тополя с двумя огромными стволами, растущими из единого корня, прижалась к одному грудью, дыханье мое сбилось как после долгого бега, а тело покрыла холодная испарина страха.

Я выглянула просвет между стволами и глазам моим открылась непостижимая картина – прямо по асфальту, бесшумно и медленно, словно огромный металлический кит плыл корабль. Сердце мое забилось часто-часто, звук шел именно с корабля,он звучал низко и всепоглощающе, заливая меня этой басовой нотой через уши до краев. Не в силах пошевелиться я с ужасом смотрела как корабль подплывает все ближе и ближе, и его многие палубы были залиты серым холодным светом, и подобный же свет струился из бесчисленных иллюминаторов. Бока корабля были черны и призрачны, носом он взрывал асфальт, который отделялся от дороги легко, будто крем на пироге и пенным крошевом расходился валами по обе стороны обочины.

Столько было торжественности и ужаса в этом зрелище, что я оцепенев обхватила свой ствол руками в невозможности убежать и спрятаться, и только глядела, как тихо плывут мимо меня круглые иллюминаторы, за которыми виднелись какие-то неясные легкие тени и неразличимые фигуры.

Прошла целая вечность, а корабль все плыл и плыл мимо, пока наконец я не увидела сужающуюся корму и огромный винт, медленно проворачивающийся и оставляющий за собою мерцающую ртутным тяжелым блеском воду. И тут краем глаза я заметила движение, множественное движение вокруг себя и там, дальше, и на той стороне улицы. Вжавшись в тополиную кору на пределе ужаса я увидела то, что теперь уже вряд ли смогу когда-нибудь забыть...

К этой темной реке, оставленной позади себя кораблем, приближались люди. Они выходили из ближайших домов, поступь их была легкой и осторожной, они, должно быть, боялись расплескать из себя этот кошмарный звук, несли его, бережно покачиваясь в кромешном молчании. Это были женщины.

Вид их был странен, они шли по улице в ночных рубахах, а кто и вовсе в чем родила ее мать, ноги их были обуты в мужские ботинки, надетые видно наспех, спросонья. Совсем рядом со мной прошелестела древняя старуха, обдав меня запахом валерианы и старости, ноги ее были всунуты в огромные стоптанные мужнины сапоги, шлепающие и слетающие с пятки на каждом шагу. Старуха несла впереди свои руки, словно слепая, ночная рубаха разошлась на груди и костлявое тело было белесым, мертвенно белесым на фоне черной земли.

Старуха вышла к реке, огромный винт все еще был рядом, в каких то десяти метрах от нее, она взобралась на сугроб асфальта и плашмя повалилась в эту ужасную, нереальную воду. Я зажала свой рот ладонью, боясь закричать, а старуха нырнула легко и беззвучно, выскочив как поплавок пару раз на поверхность, после чего вода поглотила ее навсегда.

И вот, уже с обеих сторон улицы бледные женщины стали приближаться к руслу. Некоторые были очень молоды, совсем девочки, их округлые формы покачивались в такт шагам, завораживая своей красотой, некоторые несли на руках своих спящих детей. Я видела как одни валятся в воду странными куклами у которых закончился завод, а другие входят в нее грациозно, исчезая медленно до самой макушки. Одни закидывали своих детей в реку с размаху, другие бережно вносили на руках, опускали сначала их, а затем отдавались воде сами. Глаза их были вывернуты - широкие молочно-белые зрачки зияли внутри тонких ободков черной радужной оболочки. Эти глаза казались огромными на лицах, силящимися увидеть что-то перед собой, чего они никак не видят, а может быть наоборот созерцая то, чего не видела я.

Я посмотрела в сторону, куда уплывал жуткий корабль и увидела длинную нашу улицу, уходящую до самой настоящей реки. Корабль плыл, а над ним висела огромная масляная луна, по серпику которой уже разливался странный оранжевый цвет, так если бы кто-то неведомый наполнял луну тягучим морковным соком до самого края. Небо сферично выгнутое, черное и густое было усыпано миллионами белых дрожащих звезд и мне показалось на минуту, что это перевернутый снег идет в обратную сторону, засыпая небесную изнанку.

Звуки медной трубы становились все более далекими, я видела как там, за сотню метров от меня, за кораблем на берег дороги выходят новые женщины, как неощутимый ветер треплет их распущенные волосы и раздувает легкие пеньюары, как по палубе мечутся серые, едва различимые тени. Миска луны все наполнялась и наполнялась. Ртуть, оставленная кораблем сверкала как зеркало, отражая в себе звезды с неба. И ни ряби не было на ней, ни единого всплеска. По щекам моим текли слезы, такие холодные, что прожигали их насквозь.

Когда корабль наконец вплыл в далекое русло реки, я смогла оторваться от этого зрелища, пальцы мои затекли, сжимая до ссадин ствол тополя и все тело было гораздо тяжелее чем прежде. Я развернулась и придерживаясь стволов направилась назад, к своему дому. Проходя мимо спящей соседской машины я на мгновение остановилась и пригляделась к своему отражению и похолодела – мои волосы были пепельно серы, спутаны, они легко развевались на ветру, струились по моим плечам и груди, которую прикрывала только легкая ночная сорочка и на ногах моих были большие ботинки моего мужа, шнурки которых волочились по земле мертвыми змеями. Рот мой был открыт в немом крике, а глаза ширились на лице огромными молочными зрачками.

Я поднялась по лестнице, вошла в квартиру, скинула ботинки и скользнула в кровать, прижавшись к широкой горячей спине моего любимого. Тело мое мелко дрожало, а душа билась в груди слепой мухой. Спустя еще какое-то время я провалилась в перину забытья без снов и видений.

А под утро, когда звезды наконец перевернулись на место, скрывая следы странного ночного происшествия на землю сошел снег.






 

  • 0 avatar Алексей Зырянов 2010.12.17 17:14
    «…посреди ночи от странного звука, который тянулся с улицы, наполняя собой комнату….»
    - здесь следует править время и смысл.
    Во-первых, слово «наполняя» продолжительное, а все остальные глаголы – прошедшее время.
    Во-вторых: что подразумевается под «наполнением звуком»? Запах куда ни шло, но вот звук может нарастать по силе громкости, а также заполнять помещение сразу и быстрее запахов. Он врывается, но не наполняет постепенно, как можно понять из текста. Мне так видится.

    «…Стараясь не растревожить спящего рядом мужа…»
    «…и пытаясь уловить, что именно может издавать этот странный, завораживающий медный звук…»
    - Надо понимать так: муж был глухим.

    «…Мои руки были невесомы и парили отдельно от меня по разные стороны…»
    - Задумывайтесь над тем, во что вкладываете смысл. Вы имели в виду «вопреки моему желанию»?

    «…ощупывая воздух я чувствовала раскрытыми ладонями его упругость и вязкость…»
    - Это предложение идёт вослед предыдущему, что никак не связывается воедино по смыслу для обоих. Это же несоответствие идёт и в следующих абзацах.

    «…Дойдя до окна, качаясь от навязшей в глазах темноты я отворила краешек шторы и уличная темнота, более светлая, чем темнота комнаты медленно влилась через отворот, придавая незнакомые очертания знакомым предметам, как если бы комната перевернулась…»
    - В этом длинном предложении не хватает запятой: перед «я отворила». А запятые перед «более» и после «темнота комнаты» я бы заменил на тире.

    «…тишина ее просто захлестывала меня головой…»
    - Вы имели в виду «с головой»?

    «…Дрожа от возбуждения я остановилась у тополя…»
    - Нужна запятая перед «я».

    «…Я выглянула просвет между…»
    - Пропустили «в».

    «…Не в силах пошевелиться я с ужасом смотрела…»
    - Здесь тоже нужна запятая.

    «…все тело было гораздо тяжелее чем прежде…»
    - Нужна запятая перед «чем».

    «…Проходя мимо спящей соседской машины я на мгновение остановилась…»
    - Нужна запятая перед «я».

    «…Спустя еще какое-то время я провалилась в перину…»
    - Нужна запятая перед «я».

    «…перевернулись на место, скрывая следы странного ночного происшествия на землю сошел снег…»
    - Нужна запятая перед «»сошёл снег».
    Ответить
I do blog this IDoBlog Community

Соообщество

Новички

avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
 

Вход на сайт