Живая Литература

avatar

ЖЛ-рингMcDonald’s от литературы

Живая литература 2011.07.22 08:32 26 0

 

Маркс, описывая капиталистическое производство, подчёркивал, что цель капиталиста – отнюдь не общественные потребности, но прибыль, ради которой он и производит меновые стоимости. Духовное производство, точно так же, как и материальное, не ориентируется на реального потребителя и на служение общественным идеалам. Для того чтобы удовлетворять насущные нужды хватило бы весьма ограниченного числа производителей. Однако на всех желающих получать, посредством производства, прибыль, потребностей не хватает. В результате производитель действует просто и жестоко: он выдумывает новые потребности и заставляет обывателя покупать то, о чём ещё вчера тот не просто не имел ни малейшего представления, но и не догадывался о существовании у себя потребности, удовлетворению которой служит новый товар.


Едва ли кто-то станет возражать, что книжные магазины, например, существуют сегодня не ради народного просвещения. А писатели, чьими именами подписаны штабеля книг, пишут эти книги не по причине одолевающего их вдохновения. Направленное когда-то на фиксацию прозрений, на отвоевание у Неба новых знаний и благ, на преобразование, по слову А. Панарина, «косной физической природы в предметы культуры» нынешнее духовное производство не стремится, как правило, ни  к чему, кроме прибыли.

Интеллектуальный труд всегда ценился по результату. От учёного или  философа ждали открытий, от писателя – гармонии слова, то есть расстановки слов, поражающей одновременно внешним благозвучием и заключённой внутрь мудростью. Если учёный, философ или писатель отказываются от своих традиционных занятий, они становятся кем угодно ещё, но перестают быть учёным, философом или писателем. Они уподобляются тому дворнику, который вместо того, чтобы мести улицы скачет вдоль тротуара на метле. Никто бы и не стал возражать против такого эксцентрического занятия, особенно, если от него нет вреда окружающим. Но было бы обманом называть это уборкой улиц. Человек может взять ручку или усесться за компьютер и посвятить всего себя виртуальной копролалии и копрофагии. Но это ещё не достаточное основание для того, чтобы называться писателем. Труд писателя, связанный с напряжением творческой воли, зависимый от интуиции и прозрений, можно сравнить с трудом ювелира или кондитера – так кропотлива работа и так же изящен предполагается результат.

Литература существует и развивается по определённым законам, многажды подробно описанным. Внутри этого заданного пространства то и дело возникает что-то новое, иногда не сразу распознаваемое, как это бывало, например, со многими известными и незыблемыми ныне именами. Но текст, не соответствующий признакам, отличающим литературу, находящийся вне законов её существования, литературой по определению не является. Возможно, он имеет право на существование, но он не имеет права называться чужим именем.

Тем, кто присваивает себе чужое имя, в русском языке обычно сама собой прилипает приставка «лже-». В нашем случае можно говорить о лжелитературе и лжеписателях.

Это именно лжеписатели утверждают, что сочинения, напоминающие анамнез больных фекально-генитальным психозом есть не что иное, как новая страница русской литературы.

Это именно лжеписатели, пускаясь в рассуждения о чём бы то ни было, позволяют себе выражения типа: «мне нравится / не нравится», «я люблю / не люблю».

В конце концов, это именно лжеписателей называют проектами, подчёркивая тем самым изначальную нацеленность на прибыль, а не на творческий акт.

Россия из мощной некогда державы обращается на наших глазах в этнографический заповедник, в лубочное царство с декоративной Церковью, потешной армией, неизвестно откуда взявшейся толпой столбовых дворян и многочисленной партией недовольных таким положением дел. Русский писатель, властитель дум и народная совесть в прошлом, так же преобразуется в некую декоративную фигуру, распрощавшуюся и с творческими муками, и с особой миссией радения за всех. Для подтверждения статуса нынешнему писателю нужно, конечно, писать. Но, во-первых, как хорошо всем известно по ряду примеров, совершенно не обязательно делать это самому. А во-вторых, требования к изящной словесности опустились сегодня до такого уровня, что русская литература уподобилась китайской промышленности, для которой самое главное – это «быть».

Существование литературы, как и всякого другого творчества, связано с обретением познания и обусловлено им. Изначально не в приземлённом рационалистическом смысле, но в смысле постижения мира, прорыва в трансцендентное. Творчество становится мостом или каналом, позволяющим художнику выйти за пределы собственного «Я» и по слову М. Мерло-Понти, «быть вне самого себя, изнутри участвовать в артикуляции Бытия». Более того, роль «указателя к трансцендентному» искусство играет и для стороннего наблюдателя. Заключённый в эскиз или рассказ взгляд на предмет, может стать вспышкой, озаряющей суть предмета. Исследователи Туринской Плащаницы, на которой проступает облик мёртвого израненного человека, говорят о том, что изображение появилось на ткани вследствие сильнейшей световой вспышки. Благодаря этой вспышке человечество узнало, как выглядел его Спаситель.

Свет искусства может быть сравним со светом Воскресения, вдруг открывшим тайну Бытия и обнажившим Логос. В этом смысле задача художника – не открывать то, чего нет, но найти средства выражения, которые и другим помогут ухватить, наконец, ускользавшие ранее образы, помогут преодолеть внутреннюю немоту и слепоту.

Творческий путь подчас приводит художника к конфликту с реальностью, поскольку творчество требует самоотдачи и погружения, в результате чего образ жизни художника отличается от образа жизни большинства обывателей. В то же время творческий путь может уподобиться пути монашескому. Подобно тому, как труд монаха направлен – в идеале – на очищение своего богоподобия от мирской шелухи, так и труд художника может быть рассмотрен как высвобождение гармонии из оков хаоса.

От сегодняшнего литературного процесса, ориентированного по преимуществу не на постижение мира, а на взыскание премий, трудно ждать великого. Лжелитература существует по законам рынка. Из имени производителя текста, как из названия, например, модного дома, формируется brand – своего рода гарантия качества. То есть качества-то, может, нет и в помине, но потребителю текста при помощи технологий манипуляции сознанием вдалбливают, что это не что иное, как национальный bestseller, большая книга и так далее в том же роде. При этом непременно добавят, что именно за этого писателя проголосовали Ирина Хакамада, Лёня Голубков и какой-нибудь Ванька-Каин, переселившийся со всеми своими сбережениями в Майями. Заглотивший наживку читатель отправляется в магазин и, думая, что покупает книгу, покупает хорошо разрекламированный товар, что-то вроде пива «Клинское» или кетчупа «Heinz». Цель рынка – заставить потребителя раскошелиться. Цель достигнута.

Обманутый читатель ждёт от лжелитературы того же, что привык получать от литературы. Но не дастся ему, «потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника» (Лк. 6:43-44). И здесь на помощь лжелитературе приходит лжекритика, которая вместо того, чтобы бить тревогу и кричать о подлоге, усыпляет общественное сознание и ломает мало-помалу читательское восприятие. В интервью автору статьи замечательно сказал об этом писатель Иван Зорин: «К сегодняшней критике нельзя относиться иначе как к шутке. В наше время, когда посредничество сменило производство, на первую полосу вышла интерпретация. Критика превзошла литературу. Чего стоят заумные тексты, напичканные псевдонаучной терминологией, объясняющие гениальность произведений, которые стыдно назвать и школьным сочинением! А бесконечные шедевры, которые находят премии? Периклов век и Флорентийское возрождение не знали такой концентрации таланта!»

Лжелитература складывается из симулякров, то есть из имитаций реальности. Внешне лжелитература похожа на литературу. Но, по слову Ж. Делёза, «симулякр не просто вырожденная копия, в нём кроется <…> сила, которая отрицает и оригинал, и копию, и модель, и репродукцию». Применительно к нашему случаю это означает, что лжелитература вытесняет и подменяет собой литературу. Лжелитература – это нечто принципиально иное, и читатель вместо золотой монеты получает стеклянные бусы.

Но почему это происходит и для чего это делается? Ответ прост: для интенсификации производства.

Не стоит забывать, что книги для тех, кто их продаёт – это, прежде всего, товар. Продавца меньше всего заботят творческие муки и прорывы в трансцендентное. Индустрия по ломке читательского сознания – все эти премии, «раскрутки», billboard`ы и пр. – существует не с целью выявления талантов, но с целью формирования новой потребности. Как сказано на сайте фонда Михаила Прохорова, учредителя литературной премии «НОС» (Новая Словесность): «для выявления и поддержки новых трендов в современной художественной словесности на русском языке». Заметим в скобках, что в самом общем смысле trend – это направление. В качестве термина, что единственно оправдывает англицизм, слово обозначает направленность изменения экономических показателей, то есть опять же отсылает к рынку.

Какая может быть прибыль от Достоевского, провозившегося с «Братьями Карамазовыми» три года? Кто станет продавать книги Толстого, «шлифовавшего» «Войну и мир» целое десятилетие? За такое время успевают зажечься и погаснуть мириады литературных звёздочек, а каждая крупная звезда выдаёт по чемодану книг. Конечно, и Достоевского терзали издатели, алкавшие интересной прибыли. Но капитализм времён Достоевского не достиг ещё своей высшей стадии, которая досталась в удел нам, многогрешным. Империализм как высшая стадия капитализма – это когда просящему хлеба кладут в руку камень, а просящему рыбу предлагают змею. Это виртуальный мир, производящий симулякры, манипулирующий сознанием и выдающий грошовые чувственные удовольствия за полноту жизни. Хочется лишь обратить читательское, да и вообще потребительское, внимание на одно пикантное обстоятельство: за симулякры их производители всегда хотят получать самые настоящие деньги…

Подлинное производство – как материальное, так и духовное – перестаёт быть основным средством получения прибыли. Таковым средством становится спекуляция и цивилизованное шулерство, иначе называемое PR. Человека не просто вынуждают отдавать реальные деньги за то, что ему совершенно не нужно. Попутно его изо всех сил стараются растлить. Мат и фекально-генитальные смакования, столь любимые лжелитературой, потакают худшим инстинктам, создают иллюзию свободы и подталкивают к отрицанию культуры и морали, восстающих против подобного рода освобождений. Общество, презревшее мораль и культуру, не осудит ростовщиков и шулеров и не поднимется против их власти.

Сколько бы ни пыжилась лжелитература, подпитываемая премиями, но не является она продуктом свободы творчества. Напротив, это искусственное и уродливое явление, подобное Франкенштейну. Цель её существования – даже помимо воли создающих её лжеписателей – опростить читательский вкус, создать энное количество brand`ов и продавать под их вывеской тексты, не просто не отягощённые интеллектом и вкусом, но и формирующие новый тип человека. Человека, о котором Пушкин писал «Homme sans m?urs et sans religion» (человек, у которого нет ничего святого). Такой потребитель отвечает одновременно нескольким задачам рынка: он готов платить за симулякры и не готов осуждать за обман их производителя. Именно на таком типе держится общество потребления, именно на него опирается власть паразитирующего меньшинства.

Сложно предложить выход из этой ситуации. Будем надеяться, что время подскажет…

Светлана ЗАМЛЕЛОВА






     

    • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.22 14:53
      Спасибо, статья интересная, если не сказать сильнее. Однако не могу не перечислить нескольких "но", которые она у меня вызвала. В первую очередь, отсылка к Марксу - скажем, социолог Зигмунт Бауман в недавнем своем интервью "Огоньку" (http://vybory.org/articles/1597.html ) говорил о том, что теория Маркса касалась общества производства и была справедливо относительно него; но сейчас мы живем в обществе потребления, к которому теория Маркса не очень-то подходит... Хотя мы и говорим "книжный рынок", а книгу называем товаром (в чем, на мой взгляд, нет ничего зазорного и противоестественного - и все упомянутые Вами классики стремились продать свои труды, а Ф. Достоевский так вообще один из первых русских писателей, конкретно работавших ради гонорара). Второе "но" состоит для меня в том, что считать "фекально-генитальными смакованиями", а что - "общественными потребностями". Это очень масштабный вопрос, и на него, боюсь, не ответить в один прием. И все же невозможно отмахнуться от того факта, что огромный массив классики, в том числе, ярчайший пример, романы Достоевского - тоже смакования не очень-то приглядных вещей: пороков, комплексов, психопатологий, фобий, болезненных маний и пр. Тут уже рукой подать до теории Вадима Руднева "Смысл как травма": "Травма рождения - порождает текст". Литература, по сути, - скопище чужих грехов и пороков. И если принять эту концепцию за основу, то каковы "общественные потребности" в литературе? Лет 30 назад с потребностями общества все было понятно - считалось, что наше самое читающее общество в мире стремится читать лучшую в мире русскую классику (правда, подспудно действительно читающая часть этого общества стремилась читать "не по программе" - скажем, самиздат или там социальную фантастику, держащую "фигу в кармане". Тогда развлекательной литературы было не достать (помню, как выменивали детективы и приключения на макулатуру). Теперь численный перевес развлекательной литературы над "серьезной" велик. Но, может быть, имеет смысл посмотреть на эту проблему с другой стороны - если по тому же Марксу, то спрос рождает предложение? Гигантские масштабы предложения не очень серьезного чтения - следствие не всегда рекламы, но часто выбора читателя. Отчего у него такой выбор - это уже надо копать чуть ли не до Адама... Зато, уж если говорить о "развлекалове", о котором я завела речь, то в нем довольно редко встречаются совсем уж патологические проявления - "формат" не тот. Скорее, они - признаки "психологизма", а это уже удел "большой" литературы, в которую многие писатели жаждут попасть, да не всем удается...
      В общем-то, смысл моего комментария сводится к тому, что не стоит драматизировать. Время, действительно, покажет. Когда-то то, что считается сегодня классикой - тот же реализм - тоже казалось эпатажным, ломающим каноны, вопиющим в своей "некрасивости"...
      Ответить
      • 0 avatar Наталья 2011.07.23 14:46
        Считаю не только опрометчивыми, но и глубоко ошибочными утверждение, будто теория Маркса касалась общества производства, а сейчас мы де живём в обществе потребления. По существу не изменилось ничего. Как и во времена Маркса, так и сейчас одни производят прибавочную стоимость, другие её потребляют. Просто в развитых странах противоречия между трудом и капиталом сейчас не так заметны. Поскольку там они не сводятся к эксплуатации человека человеком. Сегодня развитые страны эксплуатируют более отсталые, и Зигмунд Бауман как альтерглобалист не может этого не знать.
        Что касается взаимодействия спроса и предложения, то за последние годы на практике мы с вами убедились, что предложение активно формирует образ жизни, навязывает спрос. И происходит это не потому, что производитель масскульта заботится о духовных запросах потребителя, а потому, что его, производителя, интересуют в первую очередь свои материальные запросы. Ну, и в конечном счёте, по словам Экзюпери, он готовит не жвачку для потребителя, а потребителя для жвачки. На которую уходит меньше затрат, стало быть, и окупается она быстрее.
        Так что, нет. Не спрос диктует предложение. А предложение - очень, очень заинтересовано в том, чтобы спрос не менялся. И делает для этого всё возможное. Тем более, что затраты - минимальны.
        Ответить
        • 0 avatar Юрий Иванов 2011.07.23 16:59
          Всё правильно, Наталья, поддерживаю.
          Общество ли первоначального накопления капитала, общество ли производства, общество ли потребления - всё равно это общество, где кто-то кого-то (человека или государства ) эксплуатирует, формулу "деньги-товар-деньги" никто ещё не отменил, как и прибавочную стоимость.
          Спрос рождает предложение, а предложение осознанно расширяет спрос. Что при массовом производстве неизбежно снижает качество. Это относится и к литературному рынку.
          Статья С.Замлеловой очень качественная. Спасибо ей!
          Ответить
        • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.23 18:43
          Насчет обществ производства и потребления, думаю, лучше полемизировать с самим Бауманом - мне кажется его мнение, что мир перешел уже в новую стадию, обоснованным.
          А вот что касается "потребителей для жвачки"... В статье употреблено выражение "общественные потребности"; о чем же мы тогда говорим - о "потребителях жвачки" или об обществе с его потребностями в культуре? Если у общества есть потребности именно в такой культуре, не может ли быть, что все чуть сложнее, чем просто массы "зомби", тянущихся за рекламируемым продуктом? Я уверена, что тут всегда присутствует элемент личного выбора. К тому же, в книжных магазинах сейчас можно увидеть далеко не только "ущербные" продукты масскульта, но и классику, и современные довольно серьезные книги. То есть предложений много, но вот что из них "в топе"?.. А вот когда в нашем обществе декларировались "духовные ценности", люди все равно прилагали усилия, чтобы достать, пусть из-под полы, литературу иного рода (хотя бы даже макулатуру сдавали, а то просто с книжными спекулянтами "дружили" - и это тоже был личный выбор, упорно перераставший в массовый...
          Мне кажется, было бы уместнее исследовать природу выбора, а не утверждать, что выбор сформирован какими-то "злодеями". Тут мне вспоминается один частник, владелец книжного магазина. Он даже из детективов не покупает те, что называет слишком интеллектуальными - говорит, у него их не берут, а он, мол, следует за спросом, а не наоборот... Вы, мол, одна такая на сто других покупателей; и я ради одиночек Платову брать не буду, мне невыгодно. А тут уже интересно: каков круг его покупателей, какой их образовательный ценз, какова их нравственная позиция и прочие характеристики? По статистике, большинство читателей - женщины с высшим образованием старше 30 лет; то есть уже вроде как не "молодняк", которому легко мозги заполоскать, а состоявшиеся личности... А почему их тянет к такому-то чтению, а не к другому (все почти по возрасту из советской школы вышли)? Вот в чем загвоздка, а не только в рыночных законах книжной торговли, уверена.
          Ответить
          • 0 avatar Наталья 2011.07.24 01:33
            Выбор сформирован не какими-то "злодеями", а вполне себе внешне симпатичными людьми в дорогих костюмах и галстуках.

            "... когда в нашем обществе декларировались "духовные ценности", люди все равно прилагали усилия, чтобы достать, пусть из-под полы, литературу иного рода".
            Лучше так, чем наоборот. Тем более, что явление всё-таки не носило массовый характер. Мне ли этого не знать?


            "Если у общества есть потребности именно в такой культуре..."
            Как человек неглупый, гуманитарий, Вы не можете отрицать, Елена, что в человеке присутствует и животное начало. И низменные потребности в человеке удовлетворять легче и дешевле.
            Такие азбучные истины говорю, самой не верится
            Ответить
            • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.24 07:21
              Исходя из контекста, Наталья, получается, что эти вполне себе симпатичные люди в галстуках и есть злодеи - раз они "не стремятся поднять людей ввысь, а тянут их вниз", как ответил Аристотель богачу. Но при таком подходе высвечивается другое противоречие, на которое я обратила внимание еще в исходной статье Светланы Замлеловой - упрощенно говоря, если кто-то один пишет развлекательную книгу, а другой ее продает, то он удовлетворяет "низменные потребности" человека? А если кто-то другой вливает в литературу тонны яда, либо сканирует комплексы и пороки, как Достоевский, то он делает великое духовное благо? В своей статье "Час радости, или Рай словесный", целиком посвященной феномену развлекательной литературы, я спорю с таким подходом, в том числе привожу высказывание знакомой женщины-психотерапевта, специалиста по Юнгу. Для нее это - не удовлетворение низменных потребностей, а стремление порадовать другого. И вряд ли стремление к радости в самом читателе - такой уж животный инстинкт!
              То есть, если кого-то "радуют", доставляют эстетическое или иное удовольствие мрачные будни Скотопригоньевска, не смею спорить с такой радостью; но вполне закономерно, что другого могут порадовать приключения, допустим, трех мушкетеров. Неужели читатель "Мушкетеров" должен этого стесняться?
              К тому же сама автор, на мой взгляд, допустила если не ошибку, то неточность, не приведя ни одного примера - что она считает "фекально-генитальными" откровениями. Мы в своих трактовках далеко можем зайти. Но, допустим, сразу представив себе рассказы Сорокина как образец "фекально-генитальных смакований", я все равно не могу забыть и о психопатологических смакованиях Достоевского (это единственное имя, которое приводит Светлана!). Классика грешит пристрастием к порокам, что отрицать, и Достоевский здесь - типичная"проговорка по Фрейду".
              Ответить
              • 0 avatar Наталья 2011.07.24 12:17
                А по-Вашему, злодеи - это лишь те, что в тёмном подъезде, выхватили у нас с вами сумочку с тремястами рублями? Я рассматриваю феномен злодейства более глобально, не скрою.
                Лена, Вы уже имели случай убедиться, что ханжество мне свойственно в наименьшей степени. И когда я говорю о культивировании в человеке низменных инстинктов, я не имею в виду сугубо "фекально-генитальные" откровения. В этом случае я присмотрела бы для себя уютное местечко где-нибудь среди блюстителей чистоты нравов на другом литературном сайте (не буду уточнять) а не на "Живой литературе".
                Человеку свойственны многие пороки. И "лень" - один из многих. И когда мои читатели, в умственных запасниках которых великая русская классика, шедевры зарубежной литературы (а "Три мушкетёра" - один из них) на моих глазах превращаются в потребителей коммерческой макулатуры, меня это не может радовать. Ведь вред развлекательной литературы не в том, что она "развлекает", а в том, что "отвлекает". В том, что отучает читателя от активного мыслительного процесса. Собственно, в этом её основное назначение. "Народный синематограф обещает забавлять, поучать и эмансипировать. Капиталист тоже готов забавлять, если это приносит ему доход; он делает это с таким усердием, с каким продаёт любой товар, с каким отравляет массы алкоголем. Но поучать? Это же сомнительно для капиталиста. Он не настолько глуп, чтобы в жажде наживы легкомысленно опускать оружие, которое может быть повёрнуто против него. Нет, он постарается делать обратное: развлекая, он постарается интеллектуально принижать и развращать массы" (А. Луначарский).
                Понимаю, вряд ли кого сегодня убеждает мнение комиссара просвещения...
                "Разумеется, легче торговать произведениями, содержащими порнографию, насилия, острые ощущения и призывы к быстрому эгоистическому удовлетворению личных нужд, нежели убедить людей взяться за решение коренных проблем, требующих длительного и упорного труда, или хотя бы заняться изучением этих проблем, чтобы понимать их".(Джордж Марион - многолетний сотрудник нью-йоркских газет прошлого века).
                Я не ханжа. Но меня беспокоит тот факт, что натурализм в изображении постельных сцен и насилия стал чуть ли не главным пропуском в большую литературу.
                А книги Сорокина - пример того, как буржуазное ханжество (довольно устойчивое словосочетание, не правда ли?) срывается с цепи условного воздержания.
                Ответить
                • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.24 12:59
                  Наталья, Боже упаси, здесь не было речи ни о ханжестве, ни о других личных качствах кого-либо из полемизирующих, и этим хороша "ЖЛ". Мы развили тему, заданную Светланой, а факт меж тем остался фактом - она не поименовала тех, кого имеет в виду, и мы рассуждаем уже больше в рамках своих рецепционных установок, нежели поднятого вопроса. Лично мне не кажется, что и в современной "боллитре" являются таким уж мейнстримом сцены насилия, порнографии и пр. - скорее, это все же формат "экшна", который моден, но не до ажиотажа. Но остается фактом и то, что у "боллитры", начиная с классики, есть собственный "грешок" - а именно, удовлетворение еще одного инстинкта человека - изливать свою боль любому, кто захочет слушать, превращать свои переживания в объект художественного переосмысления. В этом узком месте, на мой взглд, "боллитра" так тесно сходится с "экшном", что их бывает трудно различить.
                  Скажем, что такое нашумевший и спорный роман Р. Сенчина "Елтышевы" (на мой взгляд, хороший, адекватный именно социокультурной реальности российского бытия, при этом весьма натуралистичный в изображении "свинцовых мерзостей бытия" ) - отъявленная чернуха, русофобия или искреннее изображние современного российского общества?..
                  А о Луначарском лучше, с Вашего позволения, говорить не будем, иначе придется вспомнить и высказывание Ленина, почему изо всех искусств для нас важнейшим является кино, полностью - что это самый лучшее пропагандистское "средство" для неграмотных рабочего класса и крестьянства; и Луначарский, скорее всего, развивал эту идею в своих трудах... Пусть оба покоятся с миром или не очень с миром.
                  Ответить
                  • 0 avatar Наталья 2011.07.24 13:13
                    ...а я, простите, с Вашего позволения, буду вспоминать и того, и другого

                    Про "Ёлтышевых" я тут уже писала неоднократно. Повторяться не буду.
                    Ответить
                    • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.24 13:26
                      Так вот, я думаю, что "Елтышевы" (автор предпочитает такое написание фамилии, сам мне сказал, когда мы готовили интервью) - знак, что в современной русской литературе не все потеряно, и серьезные книги могут родиться - и будут рождаться!
                      Ответить
    • Недоступно avatar Евгения 2011.07.23 09:05
      очень интересная статья. Спасибо, Светлана.
      Ответить
    • 0 avatar Наталья 2011.07.23 13:20
      "Интеллектуальный труд всегда ценился по результату".
      Интеллектуальный труд в отличие от физического редко оценивается по результату. Думаю, это не нужно никому доказывать.

      Иван Зорин: "А бесконечные шедевры, которые находят премии?"
      Вообще, о премиях хотелось бы уже послушать и "другую сторону": лауреатов всех этих "Нацбестов" и "Больших книг". Считают ли они выбор номинантов несправедливым. Или, на худой конец, тех, кто хотя бы однажды отказался от престижной премии.

      На мой взгляд, статья ничем не выделяется из огромного количества написанного в последнее время на эту тему. Открытий не содержит, да и спорить особо не о чем.

      А то, что, по словам того же Зорина, критика превзошла литературу, вот с этим соглашусь. Иных критиков интереснее читать, чем художественные тексты. Я бы лучше некоторым критикам присуждала "Нацбест".
      Ответить
      • 0 avatar Юрий Иванов 2011.07.23 17:04
        Насчёт того, что статья ничем не выделяется...не соглашусь. Вы же, Наталья, отреагировали на неё? Значит, что-то зацепило. Или Вы отреагировали на комментарий Елены?
        А вот мысль послушать лауреатов на предмет того, не было ли им стыдно получать премии, очень интересная. Жаль, но вряд ли лауреаты скажут правду...
        Ответить
      • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.23 18:28
        Кстати, насчет "огромного количества" похожих статей - склонна согласиться; очень много негативного пишут то о коммерческом искусстве, то о совеременных, авангардных жанрах, которые чуть ли не камланием антихристу считают; и тут, Наталья права, у выступающих в таком русле тезисы и аргументы почти все совпадают. Потому мне лично интереснее читать те статьи, которые не констатируют это печальное положение, а, напротив, ищут в нем положительные стороны, рассматривают "пугающие" факторы с неожиданной позиции.
        Ответить
        • 0 avatar Наталья 2011.07.24 01:11
          А мне интереснее читать статьи, в которых ищут не позитивное в негативном, а выход из создавшегося положения.
          Мы знаем тьму примеров, когда и в условиях капиталистических отношений были созданы гениальные произведения Томаса Манна, Драйзера, Марка Твена, Бальзака, и многих других. Может, интереснее было бы исследовать вопрос, почему сегодняшнее время не рождает диккенсов и теккереев?
          Ответить
          • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.24 07:28
            Можно исследовать этот вопрос. Но необходимо иметь в виду, что в русской литературе никогда не было ни Диккенса, ни Теккерея - "наши" их современники Вам, безусловно, известны. Традиции сатиры в русской литературе сложились в полной мере в советский период. И эта сатира была политизирована, творилась ли она в защиту строя или против него, или являла собой настолько глубокий пласт, что его можно трактовать и так, и сяк - как дилогия "Двенадцать стульев" - "Золотой теленок"...
            И все же я уверена, что в искусстве все сложнее - оно не может делиться на "черное" и "белое", как и быть исключительно "социально ориентированным" и "в башне из слоновой кости", и заслуги искусства - не только в социально-политическом контексте содержания.
            Ответить
            • 0 avatar Наталья 2011.07.24 13:05
              В русской литературе никогда не было ни Диккенса, ни Теккерея, потому что дикий капитализм, в котором творили они, зародился у нас только сейчас. И я бы не сводила произведения перечисленных авторов только к сатире. Где "наши" гюго с "отверженными", драйзеры с "русскими трагедиями" и стейнбеки с "гроздьями гнева"?..
              Вы зря тревожитесь. Пока на сегодняшний день нам не угрожает исключительно социально ориентированное искусство.
              Оно плохо кормит.
              А автор, как Скарлетт О,Хара Гамильтон Кеннеди Батлер - больше не желает голодать.
              Ответить
              • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.24 13:23
                Мне кажется, Наталья, что русская классика XIX века оставила нам значительный пласт социально-ориентированных произведений. Более того, советское литературоведение приписывало болезненные, отчасти религиозно-экстатические произведения Гоголя к "чистой" сатире, на мой взгляд, незаслуженно "обедняя" глубину этого незаурядного автора.
                "Где "наши" гюго с "отверженными", драйзеры с "русскими трагедиями" и стейнбеки с "гроздьями гнева"?.." - спрашиваете Вы? Попробую ответить: почему не Крестовский с "Петербургскими трущобами", не Шолохов с "Тихим Доном" (вообще, под "русскую трагедию" и любой роман Достоевского также подходит), и, к примеру, не Леонов с "Барсуками" - ранний Леонов был хорошим писателем, вот и на тамбовскую крестьянскую войну внимание обратил... Позже ему конъюнктура подложила определенное домашнее животное...
                Да и советская литература очень пеклась о социальной ориентированности книг - в итоге девальвировав понятие "хорошего романа", по моему мнению.
                По-моему, тревожиться, когда в литературе одинаково представлены произведения "обоих" флангов, левого и правого, действительно, не из-за чего. Тревожно, когда заметен отчетливый перекос того или другого.
                Ответить
                • 0 avatar Наталья 2011.07.24 14:23
                  Перечисляя авторов в качестве примера для подражания, я имела в виду современную российскую антибуржуазную литературу, которая на сегодняшний день представлена незначительно, если таковая вообще имеет место быть.
                  Ответить
                  • 0 avatar Елена Сафронова 2011.07.24 15:03
                    Наталья, боюсь, что таковая литература, если сложится, не будет называться "антибуржуазной" - по-моему, это слово устарело для постиндустриального общества. Но хронологически та американская литература сложилась в недрах, по-марксистски выражаясь, развитого капитализма, лет через 150 существования США и через 100 - после формирования там ультракапиталистических отношений. А в нашем обществе новому витку капитализма - 20 лет. Да с ним вместе - чеченская война, обезлюдевание деревень, новое устрожение политического режима... Есть, о чем писать, даже если выбрать для себя социальные темы. Почему не выбирают?.. Но тоже ведь - не все не выбирают!
                    Ответить
                    • 0 avatar Наталья 2011.07.25 02:14
                      Буржуазия молодеет, обновляется, наращивает мускулы, а слово устарело?..


                      Почему не выбирают? Елена, Вы не совсем внимательно читаете мои посты.
                      Ответить
    • 0 avatar Наталья 2011.07.25 05:11
      «…Рус­ская ли­те­ра­ту­ра не мо­жет не быть со­ци­аль­ной, по­то­му что все­гда бы­ла, есть и дол­го ещё бу­дет един­ст­вен­ной вы­ра­зи­тель­ни­цей на­род­ных на­дежд, жи­вым ис­точ­ни­ком сил для рус­ско­го че­ло­ве­ка».

      Так, Юрий?..

      Это я вслед за Вами процитировала уважаемого писателя Игоря Терехова.
      Ответить
      • 0 avatar Юрий Иванов 2011.07.27 18:36
        Наша с Вами, Наталья, позиция социально детерминирована, у Елены - эстетически.
        Наверно, в этом дело.
        А за цитату спасибо, всё верно.
        Ответить
    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт