Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Захар Прилепин: герой людей раздражает! | ЖЛ-ринг | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

ЖЛ-рингЗахар Прилепин: герой людей раздражает!

Артур Акминлаус 2010.10.28 12:53 6 0

 

Увеличить

Это интервью рождалось в паре: Андрей Аствацатуров и Захар Прилепин фактически отвечали на одни и те же вопросы, не зная об этом. Это был мой эксперимент.

И появиться интервью должны были фактически одномоментно, чтобы можно было сравнить, но не получилось в силу различных обстоятельств. Интервью с Андреем Аствацатуровым вы найдете в «Университетской кафедре» ЖЛ.

Я уже хотел отказаться от идеи вывесить в ЖЛ ответы Захара Прилепина, так как  время было упущено, но вчера за чашкой кофе я разговорился с профессором Райтом. И был поднят вопрос: нужен ли в литературе ГЕРОЙ?! Каким он должен быть?! Мы с профессором Райтом рассуждали на эту тему больше двух часов, и пришли к выводу: ГЕРОЙ нужен.

Проводя чистку в своем буке, наткнулся на тот месячной давности разговор с Захаром Прилепиным.  Прочитав его, он мне показался достаточно актуальным.

Уважаемый Захар! В 1929 году Нобелевскую премию получил Томас Манн с формулировкой: «За великий роман „Будденброки“, который стал классикой современной литературы». Сам же роман был закончен в 1900 году – начало 20 века. Возникает закономерный вопрос: появился ли в России роман, который можно бы назвать классикой современной литературы?!

Вы имеете в виду - за последние годы? Я думаю, есть все основания сначала приступить к изучению в университетских программах романов "Каменный мост" Терехова, "Язычник" Кузнецова-Тулянина, сочинений Алексея Иванова, Дмитрия Быкова, Сергея  Шаргунова, Олега Ермакова. Ну и есть безусловные шедевры в попутных жанрах, допустим "Бегство из рая" Павла Басинского или "Остров" Василия Голованова. Если любому из них дадут Нобелевскую премию - я нисколько не удивлюсь. Но вообще для начала можно дать Валентину Распутину, Андрею Битову и Эдуарду Лимонову. Всем троим.

Вы назвали достойных, но не назвали  темы, которые на ваш взгляд должен поднимать современный роман!

Современный роман может поднять любую тему, тем более, что количество тем ограничено. Из существующих - любую. Другой вопрос, что эту тему - человек и его любовь, человек и его детство, человек и его война, человек и его грех - он должен поднять будто впервые, будто заново; что бы каждый впервые и заново узнал в описанном себя прошедшего, себя настоящего или убоялся себя будущего.

Возможно, я наивен, но у меня сложилось впечатление, что в современной  литературе катастрофически не хватает темы ГЕРОЯ! Вы лично эту тему подняли в своей "Санкье". Закономерный вопрос,  какой он современный Герой и нужна ли эта тема, актуальна ли сегодня?!

То, что у нас нет героя, это правда. Это связано не только с литературой, это связано с дегероизацией социума в целом. Если начистоту: герой людей раздражает. Он напоминает многим о ничтожестве их жизни. Потом, реальные герои давно уже не популяризируются государством и медиа - в лучшем случае, мы обращаем внимание на людей, более-менее успешно изображающих героев: актёров, шоуменов, тележурналистов. Представить себе в качестве героя современного военного, шахтёра или полярника - просто невозможно. Это даже несколько смешно.

Героями, кстати, могли быть в былые времена и литераторы - скажем, их Хэм был у нас героем, или наш Константин Симонов, или наш Юлиан Семёнов. Сегодня это также кажется забавным. Нынешний писатель - лузер, чуть повыше статусом, чем рабочий.
Рабочих героев тоже, конечно, нет. Даже того типа, что появлялся, помните, у Шукшина (в исполнении молодого и тогда ещё гениального Куравлёва) - его нигде не сыщешь.
Государству герои не нужны - этому государству они попросту угрожают своим существованием. Потому что государство бутафорское, и герои у него могут быть только бутафорские.

Понимаете, если вне моральных оценок, по сути - Троцкий и Фрунзе (отлично разбиравшийся в литературе, кстати) могли делать заявку на героя. Молотов и Жуков могли. Но какого героя и кто будет делать по просьбе, простите, Грызлова?

Отвечая на вопрос, какие герои нужны в наше время  - не знаю. Я предложил своего – дикий молодой человек, идущий поперёк. В ногу с этим временем идти омерзительно.

Логически вытекает, что если обществу не нужен ГЕРОЙ и даже государство в этом не заинтересовано, тогда получается, что АНТИГЕРОЙ, Темный рыцарь - личность более популярна и описываемая.

Знаеim, Артур,  в России очень редко художественный литературный герой был и героем государственным. Дубровский был, пользуясь вашей терминологией, антигероем, сложно с героями у Гоголя,  Достоевского, Льва Толстого и Чехова, Власов у Горького откровенный антигерой, Мелехов у Шолохова тоже, знаете, тот ещё герой...
Однако ж какие-никакие отношения с государством были и у Пушкина, и Достоевского, и у Шолохова. Так или иначе, эти  отношения проявлялись пусть не в лице главных героев, но на других планах текста (не будем же мы спорить, что у Гоголя или Салтыкова-Щедрина при всём их сарказме - остаётся безусловным, что существующее государство абсолютная данность, и даже - богоданность), или в авторской публицистике, например.  Только сегодня мы столкнулись с ситуацией, когда художнику соприкасаться с властью просто брезгливо. Он ещё не против брать из рук власти какие-то блага, но допускать даже на самую дальнюю горизонталь лояльность ко власти - признак очевидной нечистоплотности.

Не хотел задавать этот вопрос, хотя предчувствовал, что вы меня к нему все-таки подведете, и мне не останется ничего другого, как его задать. Писатель и государство, писатель и власть. Не будем брать историческую основу этих отношений, интересует, какими эти  отношения должны быть на сегодняшний день?! Должен ли писатель быть в политике или вне политики, кстати, это одна из самых актуальных тем современной  литературы.

Меня не очень волнует в политике писатель или вне политики. Ему нужно хорошо писать, и всё. Вот, скажем, Антон Уткин или Алексей Иванов - на первый взгляд, вне политики. Ну и что? Они делают отличную литературу, и по прочтении "Крепости сомнения" первого или "Блудо и МУДО" второго, ценность их присутствия в литературе становится очевидной, а тексты их дают, куда лучшую возможность разобраться с современностью, чем тексты иных политически ангажированных авторов.

В последнее время стало модно периодически встречаться узкому кругу писателей, представляющих якобы писательскую общественность России с властью. Как вы к этому относитесь? Может быть, это какая-то новая идеология?!

Встречи такие проводятся для галочки, по старинке, и смысла в них никакого нет. Идеологии у власти тоже нет, посему внедрять она ничего не хочет. Она хочет заручиться минимальной лояльностью интеллигенции, но зачем ей нужна лояльность интеллигенции - власть тоже не знает, потому что плевать хотела на всех их, то есть - нас.

Понятно! Должен ли писатель быть ГРАЖДАНИНОМ своей страны или он освобожден от этой обязанности?

 

Гражданином должен быть любой желающий. Нежелающий быть гражданином пусть идёт лесом, его жизнь меня не волнует нисколько.

Последний вопрос: на ваш взгляд, мы уступаем по качеству европейской литературе?

Я не думаю, что мы уступаем по качеству европейской литературе. Какого бы чёрта нам ей уступать, если я насыпал вам горсть русских имён достойных Нобелевки?

Спасибо, Захар!

 

Так нужен ли современной литературе ГЕРОЙ?! Каким он должен быть – вопрос так и остался открытым….Приглашаю всех к дискуссии.

 

 






     

    • Недоступно avatar Елена 2010.10.28 20:11
      Проезжая по мосту, с него слетела шляпа.

      "Прочитав его, он мне показался достаточно актуальным." - фраза с нарушением синтаксической нормы. В контексте получается, что разговор сам себя прочитал.
      Главное и втростепенное действия, выраженные глаголом и деепричастием, должны относиться к одному и тому же лицу.
      Ответить
    • 0 avatar Антон Чёрный 2010.10.29 04:59
      да, косякъ ))
      Ответить
    • 0 avatar Алексей Зырянов 2010.10.29 20:17
      Артур, вчера прочёл, но только сегодня выкладываю свой развёрнутый ответ в пользу дискуссии.

      Тема требует глубокого рассмотрения. И здесь нельзя обойтись без сопоставления поколений и постоянными пополнениями в общепринятые нормы.

      Люди, в большинстве своём, всё же думают о своей популярности, о коей пекутся безотлагательно с момента познания самого себя. Сначала детскими прихотями, в школе – притязанием на звание главного, затем на работе – за звание лучшего; приобретая некие увлечения, уже через интернет развивают своё личное «я» до общего восприятия, за счёт которого и тщатся популяризировать своё мнение, порой скрываясь за вымышленным электронным именем. Даже пресловутые фоторесурсы с их многочисленными тематическими конкурсами – это один из форматов самовыдвижения.
      Личное «эго» не выносит рамок одного лишь внутреннего мира. Ведь с самого первого дня рождения человек требует к себе внимания. Человек изначально видит возможную поддержку вовне, прежде чем научиться самосознанию, что, самое главное, неминуемо приводит к обособленности собственной персоны от других себе подобных.
      Вера в себя приходит с годами воспитанного в себе мировосприятия. А именно в ней, в этой вере, кроется, а у некоторых и развивается через эгоцентризм, меркантильное чувство превосходства: на первых ступенях, в собственных глазах, а уж в последующем - «выпячивается» наружу, где ищет всё той же поддержки и одобрения.
      На первом этапе человек обзаводится кругом почитателей, разделяющих его мнения и даже привычки. Впоследствии – человеческое «эго» требует навязывание остальным своей идеологии, в коей, в первую очередь, скрывается убеждение в собственном совершенстве, которое мнится его обладателем как исключительное.
      В последующих этапах всех эволюций психики нащупывается возможный перечень «рычагов» влияния на чужое «эго» с целью подчинить себе воззрение окружающих, чтобы все цело заинтересовать близкого в необходимости подпитывать все признаки его нарождающейся значимости.

      Дело в том, что многие хотят популярности, но никто не хочет идти на баррикады.
      Современные «герои» не ищут сложных путей её достижения, чтобы выделится из однородной толпы. Желают стать героями лишь за счёт индивидуальных качеств, которые выражаются в неком поклонении людей перед его «заслугами» и достижениями. Часто именно «неадекватный» внешний фактор мешает новоиспечённому «герою» наилучшим образом укрепляться в самовыражении. Если этот «фактор» не поддаётся укрощению и привлечению на свою сторону - целеустремлённость находит обходной манёвр, посредством которого удобнее всего завоёвывается условия для быстрейшего достижения одной заветной цели – самоутвердиться, чтобы потом иметь преимущества над другими.
      Старое понятие героизма лишь налагает в умах жаждущий его большую ответственность, но никак не способствует улучшению качества жизни. Это является отталкивающим фактором на пути становления героя современности.
      В каждом типовом герое (коего мы помним из детских впечатлений) есть пример свершения благостного поступка. Многие уверены, что знают по-настоящему, что такое «хорошо», а что такое «плохо». В былые времена была надежда на то, что многие и многие, обратив внимание на хороший отличительный поступок, не преминут повторить сие героическое деяние, а уж тогда (если уже мыслить по-современному) об какой-то исключительности конкретного героического поступка не приходится говорить. Воспроизвести кем-то содеянное возможно, но вот стать настолько же популярным от этого поступка – сложнее. Поэтому-то люди изображают из себя героев там, где им лучше и проще быть в «своей тарелке», что ли; там, где нет опасности, но так спокойно и привычно.
      Для рискового (отчасти уже подзабытого) героизма достаточно смелости, но не у каждого она есть. Но, вот, достичь популярности – неопасными и, зачастую, абсолютно не рисковыми поступками – легче лёгкого. Тем более, когда в ход идёт заигрывание и манипуляция вкусами и предпочтениями вездесущей публики. И, тем не менее, добившись высокой популярности, человек становится обладателем всё того же вожделенного звания – ГЕРОЙ. Этот термин уже принят медиа-индустрией. И названных героев много на телевизионном экране: героев-ведущих, героев программы и прочих, что грани истового героизма, к которому советские люди привыкли с малых лет, попросту размыты.
      Ответить
      • 0 avatar Артур Акминлаус 2010.10.29 22:15
        Алексей, рад, что тема вас заинтересовала. Я обязательно отвечу, так как у меня также есть свое видение этой проблемы и я не совсем согласен с формулировками Прилепина. Но об этом чуть позже.
        Ответить
    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт