Warning: assert() [function.assert]: Assertion "" failed in /home/u185986/litliveru/includes/defines.php on line 27

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 425

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u185986/litliveru/includes/defines.php:27) in /home/u185986/litliveru/libraries/joomla/session/session.php on line 428
Взятая нота | Прозой о поэзии | Живая Литература

Живая Литература

abb3815f
avatar

Прозой о поэзии



Константин Комаров

 
репутация

14.88

21 место
 
avatar

Прозой о поэзииВзятая нота

Живая литература 2011.05.10 10:21 1 0

 

    Не так давно в спасенном от банкротства журнале «Урал» произошли весьма позитивные перемены: увеличился тираж, журнал появился в газетных киосках и книжных магазинах. Значительные изменения произошли и в составе редакции. Главным из них, на мой взгляд, стало назначение редактором отдела поэзии Юрия Казарина. Возвращение Казарина в «Урал» (а дорога туда, по ряду причин, ему была закрыта на протяжении восьми лет) ознаменовалось большой подборкой, открывающей октябрьский номер. Это, несомненно, событие, о котором стоит поговорить.
   

    Подборка включает в себя новые стихи, написанные уже после выхода книги «Каменские элегии». Книга эта в свою очередь представляет нам «другого Казарина», как отмечает в замечательной монографии о поэте «Поводырь глагола» Татьяна Снигирева. Стихи Казарина всегда поражали глубиной и интенсивностью со-общения, со-прикосновения поэта с вселенной, природой, временем, пространством. Но в «Каменских элегиях» произошли некие неуловимые, но ощутимые изменения, заставляющие говорить об этих стихах не просто, как о поэзии высочайшего уровня, но как о некоем абсолютном метафизическом «запределе» - страшном и благостном одновременно, когда емкость, плотность, густота поэтического образа оборачивается такой разряженностью интонации, «голосового воздуха», что при чтении (я бы даже сказал – при вдыхании текста) буквально перехватывает горло. Проще говоря, в «Элегиях» мы сталкиваемся с чистым «веществом поэзии», с таинственной и чудесной ее субстанцией - отфильтрованной от всего поверхностного, наносного, тленного.
   
    В стихах из ураловской подборки Казарин продолжает выдерживать это нечеловеческое напряжение, удерживается на занятой в «Каменских элегиях» высоте духа.
   
    Та же наэлектризованная, заряженная, пульсирующая на грани срыва – тишина, и в ней одинокий человек, который уже

Вечность крылом задел,

сердцем насквозь простукал…

Смертью переболел.

    Пожалуй, только у Казарина можно встретить такой, например, образ, как «камень с разбитым теменем».  Зрение его «рентгенирует» пространство, глаз поэта, как бы подцепляет, как слой моха, поверхность внешнего природного и внутреннего пейзажа, обнаруживая на его изнанке – вещи странные и чарующие:


Птицы не прилетели.
Вот уже две недели,
выпушив вербой пруд,
ангелы смены ждут...

    Бог и ангелы появляются в стихах постоянно. И обитают они в разных,  но объединенных одним – нескончаемым голым полем зрения и звука- пространствах. Так:

Где-то глаза кочуют,
думаю, в вышине.
Ангелы в нас ночуют,
прямо в хорошем сне.

Или так:
Бог иногда ночует в яблоке. Червячком.
Этого не увидишь серым сухим зрачком.
Только зелёным, сладким, синим и золотым,
чтобы в живую мякоть взял его горький дым —
и поносил по ветру, в дырах и в облаках,
где, обнимая яблоко, ангелы скажут: “Ах!”
Где ты ещё летаешь мальчиком в полусне,
слыша, как чьё-то сердце дятлом стучит в сосне.

Или даже так:
Ах, мели себе, емеля,
и смотри, как в голый пруд
злые ангелы с похмелья
голубую вечность льют.

    Казарин обладает необъяснимым, уникальным уменьем саму бесплотность, пустоту, «черные дыры» смысла облечь тончайшей, но ясно ощущаемой словесной плотью. Слово его настолько концентрировано что оказывается «короче слога», а фраза вырывается из горла «вместе с травой зеленой».
    Боль и тяжесть в этих стихах невыносимы, после прочтения каждого стихотворения хочется перевести дух, попить воды, но не можешь оторваться от этого сумасшедшего ледяного простора бесконечности и небытия, который расстилает перед нами Юрий Казарин:
Где очень больно, там светло,
а здесь темно и небывало.
Я спал и думал: всё прошло,
а оказалось — всё пропало.
    Пожелаем Юрию Викторовичу мужества выдержать эту надбытийную ноту, которую он взял. Почему-то думается, что он ее уже не отпустит…

Константин Комаров
г. Екатеринбург






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт